+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

​Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Азаров Александр Иванович

168 0

Азаров Александр Иванович

+79514232820

27.07.2020

















 

 О ШКОЛЕ И УЧИТЕЛЕ


И снова о том, какой быть школе. В системе образования появились новоявленные учебные заведения, заимствующие названия из старины и зарубежья (лицеи, гимназии, колледжи, пансионы и др.).

От моды народились частные, точнее сказать, частненькие школенки, прикрывшие свои просвещенческие грехи деньжонками, наворованными родителями учней. Мода опять-таки вгоняет в расходы, не щадящих краденого отцов, а прок каков?

Глянули бы прежде, чем открываться, с конечной прикидкой, примерились, может, на что способны, кого чему научить по честному, и сами наверняка организовывать бы их не стали.

Параллельно с выдуманными функционируют и прежние, с наработанным учебным багажом, старым административным устройством школы-труженицы.

Иногда негласно завидуют они тем, что считаются престижными потому, что материальные условия основной школы все сильнее разнятся своей бедностью. С обидой высказываются о том, что деградирует система, падает качество знаний по всему кругу образования.

Многое из старого доброго подрастеряли, нового чего-либо полезного в демократическую пору обрели не весть сколько.

В ходе заторможенного осуществления первого президентского указа усилились и рельефней обнажились имеющиеся издержки прошлого, да и нынешние пороки в нравственном воспитании, образовательной и профессиональной подготовке молодежи непрерывно усугубляются.

В средствах информации, в печати появляются немало сообщений, публикаций о том, как возродить просвещение, что нужно для того, чтобы догнать себя на новом этапе.

Не глохнет полемика о статусе, положении и перспективах главного исполнителя школьных дел - нашего доблестного учительства. Конечно же, большинство публикаций искренне направлены на то, чтобы школы - средняя и высшая - отвечали всем требованиям, предъявляемым к ним современностью, чтобы семья и общество готовили здоровую духовно и красивую нравственно смену старшим. Поэтому и акцент ставится на том, кто эту смену готовит; кто он, учитель и преподаватель, какими должны быть его профессиональные качества, в чем его главные обязанности, получит ли он какие-то дополнительные права в новых условиях перестройки высшей и средней школы? Работникам общеобразовательной школы очень близки и понятны эти суждения. Преподаватели вузов тоже возбуждены, они одной рукой бастуют, другой - активно дискутируют о судьбе высшей школы, но как те, так и другие приходят к одному проверенному опытом, оправданному многими педагогическими канонами выводу: только настоящий учитель, лектор, наставник - разумный и толковый, уважаемый и авторитетный, служащий не в угоду инспектору или иной какой инстанции, а посвятивший жизнь делу воспитания молодежи, способен вывести школу всех рангов из сложившегося провала.

Не мною сказано, что страна не может дать детям большего дара, чем хороший учитель. Вместе с тем нельзя не разделить озабоченности о том, что хороших учителей в школах с каждым годом становится все меньше. Причины известны, они заключены в замкнутом круге: потерявшаяся престижность учительской профессии, недооценка роли учителя, его возможности оказывать влияние на многие процессы жизни общества, бесцеремонное и неквалифицированное вмешательство в школьную практику некомпетентных инстанций, растаскивание лучших учителей по многим организациям, в прошлом бегство учительства туда, где труд полегче, а харч покрепче. Сбивает учителя с толку неопределенность научно-педагогических суждений (он - учитель - часто теряется, не знает, какой науке верить, и какого психолога, педагога слушать), потому так оторвалась наша педагогика от главного исполнителя ее теоретических постулатов * учителя. Эти и другие причины, в том числе нищенское бытие, привели к тому, что учителей, не обладающих подлинной интеллигентностью, должной интеллектуальностью становится все больше и больше, отсюда и тот низкий уровень подготовки школьников, в том числе и тех, кому потом тоже предстоит стать учителями.

Восстановить авторитет, весомость, общественную значимость учительского труда - кричащая необходимость.

Большой урон учительской престижности нанесен обязательным и поспешно проводимым непродуманным средним всеобучем. Учитель был поставлен в такие условия, когда его права уравнялись, а нередко и подчинялись правам ученика и родителя, иначе сказать - обстановка окончательно обесправила учителя. Он обязан был терпеть нелицеприятные, часто несправедливые выпады родителей, ему надо было мириться с хулиганствующими выходками ученика, он лишался права выставить должную оценку за не выученный урок - нарушалась объективность суждения о качестве работы учителя. Итог известен.

Учительский авторитет в народе - издавна незримая влиятельная сила формирования сознания и регулирования общественных взаимоотношений. Добрая слава об учителе, добытая его высокими человеческими качествами: совестью, трудолюбием, бескорыстием, высокой эрудицией, умом и учительским талантом, срабатывали безотказно и в работе с детьми, и в отношениях со взрослыми.

Надо ли утверждать, что он, учитель, лектор, наставник должен быть уважаем, иначе он никто, и все его попытки научить, передать свои знания сойдут на нет. Он должен за собой вести: и в мыслях, и в морали, и в знаниях - во всем он должен быть выше тех, кого учит.

Потому и не должно быть ни у кого права хулить, унижать, профессиональное достоинство, и тем более, оскорблять личность этой категории специалистов.

Мне могут возразить: но ведь есть и плохие учителя, лекторы, о чем упоминалось. Да, к сожалению, есть! Решение должно быть однозначно. Совсем плохих, негодных и безнадежных - убрать (хотя 
по нашим законам на практике это почти несбыточно), не давать им возможности калечить детско-юношеские души и нравы. Тем, кто способен, но не дорос до положенного уровня авторитета - помочь, всячески помочь овладеть секретами сложного труда, создать условия, чтобы не падала, а распрямлялась бы уверенность у недостаточно опытных, у тех, кто имеет необходимые качества стать спецом настоящим, отстоять право быть примером воспитуемым.

Тут, видно, уместно вспомнить никак не потерявшее и для нас высказанное более 100 лет назад мнение ВТ. Белинского;

«Намерение и исполнение - две различные вещи... Вам поручен ребенок: смотрите ж, что этот ребенок будет отроком, потом юношей, а там и мужем, и потому следите за развитием его дарований и, сообразно с ним, переменяйте методу вашего ученья, будьте всегда выше его, иначе вам худо будет: этот ребенок станет смеяться в глаза над вами (подчеркнуто мной - А. А.). Уча его, еще больше учитесь сами, а не то он перегонит вас: дети растут быстро». (Белинский В.Г. Полное собр. соч., т.1, М., 1957, с.57).

Вернемся к вопросу о новых отношениях между преподавателем и студентом, учителем и учеником.

Друзьями, товарищами, единомышленниками могут быть отец и сын, учитель и ученик, армейский офицер и солдат. Это здорово, когда они друзья, когда они в одном ключе идут к какой-нибудь благородной цели, один, скажем, толково учит, а другой старательно учится: когда в мыслях старшего выражается неопровержимая убедительность, когда неукоснительно оберегается, сохраняется уважение к личности младшего, с каждым днем растет доверие подопечного к своему наставнику, когда он мечтает повторить его во всем, готов немедля с ним отправиться в разведку.

Тут и дистанция между ними сокращается не указом и не тем, что младший может с бравадой, чванливой надменностью относиться к старшему, пренебрежительно взирая на его седины, опыт и заслуги, а тем, что в силу высокой воспитанности младший стремится оберегать эти жизнью добытые качества. Задача сегодняшних воспитателей -помочь молодежи уловить, распознать, разглядеть и понять сущность постоянно повышающейся требовательности общества к молодежи.

Солдафонства никто не выносит - ни старшие, ни младшие, но дойти до того, чтобы никто никого не признавал, или подчинить хотя бы частично, права старшего диктату обучаемого - значит, нанести огромный ущерб всему воспитанию.

Мы иногда не зря слышим такие изречения, что аудитория слушателей - лучший барометр, определяющий качество лектора. Оттого надо приблизить мнение студенчества к оценке качества лекций. Это не значит выдать молодежи права на вееправие, поощрять полудиктат в решении судьбы лектора-преподавателя. Опыта для этого у нее, у молодежи маловато, отсюда не исключена необъективность. Требовательность к слушателю отнюдь не отвергает, а наоборот, предполагает непрерывное повышение ответственности за качество лекции, рассказа, урока - за умение возбудить слушательский интерес в процессе общения с аудиторией. Молодежной демократией все-таки надо руководить не - навязчиво, спорно-дискуссионно, методом убеждений, доказательств, но руководить. Иначе не исключается анархизм, загибы подобно хунвейбинству; считаться с мнением, далеко не значит попустительствовать вседозволенности.

А учительский, преподавательский титул надо оберегать, оберегать от фамильярности с ним, неуважительности к нему, потому что в уважении к учителю таится смысл уважения к старшему по возрасту и по положению, занимаемому им.

При такой постановке выигрывает не только учитель как личность, выигрьюает общество, так как от уважения к старшему нередко зависят исполнительность, дисциплинированность, высокая гражданская ответственность человека. Мы беспощадно и безжалостно расстреливаем все прошлое, - а потом спохватываемся. Духовное наследство, доставшееся нам из прошлого, необходимо хранить и изучать, и рационально использовать в жизни. «Ничего не может быть ошибочнее, как отбрасывать прошедшее, служившее для достижения настоящего...» - писал А.И. Герцен. (Герцен АН. Соч. в 9т. Т.2. М., 1955, с.134).

Потому искать конструктивные возможности полезно не только в будущем, но и в прошлом.

Бессмертные творения классиков художественной литературы, родоначальников житейской педагогики должны быть положены в основу воспитания, потому как труд ради будущего без опоры на прогрессивное прошлое неполноценен.

Без использования богатого опыта существенно сужаются возможности истинной оценки настоящего и правильного взгляда на будущее.

В мыслях, возникших много лет, а то и веков назад, нередко можно найти готовые ответы на острые педагогические вопросы современности.

Неловко на себя ссылаться, молодые этого не воспринимают и даже не выносят, но погрешим немного: вспоминается время студенчества.

В институте мне довелось учиться после четырех лет фронтовой, окопной жизни, после всего виденного. Таких, как я, с солидным возрастом, обожженных войной, частично перекалеченных в группе оказалось около 20 человек. Помнится наша совсем юная по сравнению с нами преподавательница истории Н.А. Акимкина (теперь доктор наук, заведует кафедрой в одном из Ростовских-на-Дону вузов). С каким благоговейным уважением мы все воспринимали ее содержательные лекции, каким высоким и бессомненным мы считали ее преподавательский авторитет, ни у кого из нас и мысли не возникало, чтобы рассчитывать на какую-нибудь панибратскую снисходительность, никто не посмел бы обойтись с ней, как с равной, иначе это бы не отвечало истине. Мы ее считали на голову выше нас, 
это так и было. А как мы ее выслушивали, сколькому у нее научились! Стимулом оказалась вот эта здоровая нераболепская уважительность, которая должна быть непременной в любом процессе воспитания.

В народе издавна учитель - умный, авторитетный советчик. Он нередко ставил на свои места и неуживчивых сограждан, определял способы решения возникающих разногласий, подсказывал выход из многих сложных жизненных ситуаций. Правда, в обычных условиях радости ему отпущено немного, разве что негласное право каждого доброго учителя сказать самому себе: это мой ученик получил известность, достиг определенных рубежей, общественного признания, чист и честен путь его, за дела и по справедливости признан его талант, все получает по заслугам. Горько учителю, когда у ученика недостает собственных качеств искренности и объективности в оценке; случается, вырвавшись на житейской дистанции, считает такой ученик себя необыкновенно одаренным исключением из состава сверстников, -удручает это учителя.

И еще тяжелей учителю видеть жизненные срывы способных учеников, стремящихся честно, как и учит школа, на принципах добропорядочности идти по пути жизненному. Скажем, неудачное, огорчительное поступление в учебное заведение для продолжения учебы потому, что это место занял бездарный ленивец за взятку ли, по протекции ли влиятельного родственника; или кто-то получил продвижение по служебной лестнице, оттолкнувшись от плеч старых дружков, оказавшихся у штурвалов власти в нужное время.

Сложно учителю объяснять подобные явления своим подопечным.

Слышно, в Венгрии начался эксперимент строгого отбора молодых людей, проявляющих особые способности к организаторской деятельности. Процесс обещает быть независимым от сторонних влияний, наверняка в этом много рациональной сути. Насколько здоровей и порядочней станет смысл жизни, появится масса стимулов, возродятся лучшие традиции защиты чести и совести. Когда победа кому-то достается в соревновании на равных, тут выигрывает и тот, кто оказывается побежденным. Здравый и порядочный человек поймет, что противник сильнее и потому он заслуживает уважения.

Только на базе истинного равноправия и правдивости могут формироваться верные оценки всех жизненных явлений.

Не придется в этих случаях ловчить и сглаживать острые углы лектору и пропагандисту, не надо будет искать объяснения похожим явлениям учителю, который каждодневно из уст детских слышит «почему?».

Добропорядочный педагог не смирится ни с какими погрешностями, вызванными жизненными ситуациями, хотя расплата для каждого оборачивается по-разному.

В учительской среде Омска имел место такой случай. В 60-е годы страна готовилась к Всесоюзному учительскому съезду. И как это было по-казенному,  гороно получил разнарядку, сколько надо выдвинуть на съезд представителей учительства. Определены были признаки, по которым должны подбираться кандидатуры: пол, возраст, партийность, специальность и др.

Понадобилось выбрать биолога из ШРМ. Искали. Никого выдающегося из этой категории не нашли. Подобрали средних способностей нигде, ничем себя не проявившую учительницу ШРМ №1-К.

Помнится на этом съезде, с сенсационной речью выступил Н.С. Хрущев. Заканчивая речь, возгласил неожиданное предложение.

«Всех участников съезда наградить правительственными наградами, значками Отличник народного просвещения и присвоить звания Заслуженный учитель».

Соответствующие службы центральных аппаратов четко сработали и все наши делегаты вернулись при высоких регалиях, наградах и званиях. В коллективе, где работала учительница - К., ее незаслуженные заслуги восприняты не были.

Холодность работников школы, безучастное отношение к факту ее награждения, сомнения в правильности и объективности получения высокого звания, высказанные учителями, - стали «достоянием» награжденной.

Такой тяжести она вынести не смогла и покончила жизнь самоубийством.

Почему? Не нашла другого способа доказать, что не она виной всему происшедшему, но честь защитить любой ценой, в данном случае ценой жизни, для нее оказалось необходимым, а такой выход единственным.

Ясно скажем, что не оправдано здесь и поведение членов коллектива. Товарищи по работе не смогли подняться до уровня объективной оценки обстоятельств и, конечно же, не предполагали такого трагического исхода.

Учитель - он тоже человек, но все-таки человек какой-то немножко необыкновенный.
Далеко не все ему позволено. Вся жизнь его - это честное самопожертвование в пользу других. Ему не свойственны стремления получать незаслуженные вознаграждения, он умеет довольствоваться сказанным в его адрес добрым словом, обращенным к нему искренним доверием воспитанников, успехами тех, кого обучает.

И когда находятся активные силы умеющие заметить и активно отметить учительские заслуги, от этого опять выигрывает больше общество, чем он, учитель.

Авторитет учителя - это часть авторитета старших перед младшими, здесь кроется значительная доля всеобщего воздействия на формирование многих положительных качеств человека и гражданина.

Сложно объяснимые и для учителя пришли времена. Ловчат политики, возмущаются трудовые коллективы.

То один, то пятые профессиональные отрасли ставят свои пикеты у Белого дома и у зданий местных правителей.

Идет черная неделя предзабастовочной подготовки омских вузов.

Опять бастуют учителя соседней Курганской области.
 
Подумать только: бастует учитель! Его обязанность не только дать своим питомцам научную картину мира, он должен содействовать формированию мировоззрения подопечных, пробудить чувство прекрасного, чувство порядочности и справедливости, сделать их политически грамотными, заставить поверить в себя, в свои учительские убеждения.

Всевозможные, зачастую непредвиденные вопросы учеников требуют от наставника исчерпывающих и убедительных ответов.

В нынешней обстановке учителю приходится конкурировать с современными средствами информации, учреждениями культуры, пропагандирующими моральное упадничество, порнографию, неприкрытый разврат, восхваляющими уродливые способы частной наживы и обогащения.

Учитель всегда оставался народным. Его огромные заслуги - в победе Великой Отечественной, в стойкости блокадного Ленинграда, в создании прошлой государственной мощи, в былом расцвете науки и культуры. Это его питомцы первыми в мире бороздили космос, от его честного имени наши советские дипломаты разговаривали на равных с великими и престижными державами мира.

И вот теперь появились неблагодарные силы, которые стараются все это перечеркнуть. Непонятно, куда учителя уводят, на что ориентируют, что от него хотят Гайдары, Чубайсы и Бурбулисы.

Он не может быть ложным, ему не дано право фальшивить, лгать, ловчить, а обстоятельства понуждают его к этому. Советами Носовца и Минжуренко и их вышестоящих наставителей типа Яковлева и Волкогонова, с легкостью предавших свои убеждения, он должен перевоплощаться в образ педагога-дельца, хамелеона, лженаставника.

А он не способен на это, нельзя его, высокой чести человека, превратить в оборотня, нет такой силы, которая бы убила в нем профессиональные и чисто гражданские чувства, приобретенные в многолетиях развития российской действительности.

Закаленные в процессе праведного ими и останутся. Приобретенная педагогом единожды верная идея, вера в эту идею обязывают его честно и бескомпромиссно до победы сражаться и до конца защищать эту идею.

Теперь учителя бастуют. На этапе этом других форм они не имеют, чтобы выразить свое беспредельное возмущение разгулом реакции, рядящейся в тогу демократии, разнузданным беспределом вандализма, унижением и надругательством над светлейшим учительским именем.

Доведенный до крайнего отчаяния учитель вынужден выйти на городскую площадь, чтобы во всеуслышанье заявить свой протест власть предержащим.

Несложно себе представить моральное учительское самочувствие после того, как он вернется с пикетирования, с демонстрации протеста властям, режиму, царящей вокруг невыносимо тяжкой социальной атмосфере.

Что он скажет своему ученику, как он соберется с мыслями, чтобы не выразить накопившегося гнева?

Где возьмет силы, чтобы учить подопечного добродетели, сеять в сердца и души воспитанников все разумное, доброе, вечное. Забастовка! С великой грустью и отчаянием воспринимает учитель относящееся к себе это понятие. Допекли все-таки его обстоятельства, довели до крайности и принудили к непривычным ему формам самовыражения.

Утрата значимости интеллектуальных ценностей, паралич всех отраслей экономики, невиданный разгул преступности, окончательное погребение первого президентского указа учительско-преподавательским составом воспринимаются как признаки неотвратной общенациональной трагедии. Обидно, горько и жалко смотреть на своих воспитанников, главным ориентиром для которых определялась цель стать достойными тружениками, которые нынче выступают в роли ловчил, барахольных перекупщиков, ведут вьючно-верблюжий и рэкетирно-бандитский образ жизни челнока по маршрутам: Польша, Турция, Китай, вокзал, базар.

И когда бастует ученый, учитель, труженик сферы культуры, просвещения его протест не только против того, что ему не выдают зарплату (хотя нищенство этой категории - явление возмутительно-унизительное и дальше нетерпимое). Забастовкой выражается крик души за поруганную честь Родины, за то, чтобы остановить процесс прогрессирующего глумления над народом, не допустить окончательной деградации общества. Спасти хотя бы на этом этапе то, что было добыто и завоевано предшествующими поколениями.

В силу своей специфики сибирские территории всегда переживали кадровые трудности. Особо это относилось к качественному составу специалистов системы образования.

Объяснение простое: прежде всего Сибирь - это далеко не райское понятие. Издревле края наши считались неблагодарными к самоустройству и обитанию человека.

Несметные природные богатства не лежат на поверхности и не добываются беструдным способом - подходи и бери.

Достается это богатство усилиями далеко не каждому подвластными и доступными.
Неслучайно во времена оные дорога в Сибирь считалась дорогой без возврата. Это Сибири посвящено названное Некрасовым изречение: «Зачем, проклятая страна, нашел тебя Ермак».

Потому на поселение в Сибири во все времена охотников отыскивалось не так уж много. Оттого и просторы сибирские не густо заселены.

О жизни сибиряков рудокопателей, оленеводов, хлеборобов, лесорубов, рыбаков и охотников написано немало именитыми писателями.

Помнится, и в войну от одного упоминания имя «сибиряк» у вояк противной стороны от страха сводило челюсти. Кому не ведома отвага полков сибирских и под Москвой и в Сталинграде, на Висле, Одере и Шпрее? Тут показатель стойкости характера, невероятной выносливости, упрямой упругости человеческих способностей.
 
Все это столетиями выковывалось суровостью условий, которыми природа наделила просторы Российского Зауралья. А человек в силу своей простоты тянется больше к красоте, теплу и уюту. Отрешенная от сложившихся в центральной части Союза условий эта часть земли Российской не имела возможности на равных с другими территориями строить систему подготовки работников отрасли народного образования. Имеющиеся в сибирских областях педагогические вузы были, как правило, маломощными.

При ежегодной потребности пополнения учительского корпуса Омской области в 1000-1500 человек, единственный на 2 миллиона жителей, из коих 250-400 тысяч школьников, педагогический институт в 50-е годы выпускал по 200-250 разнопрофильных специалистов.

В связи с избытком учителей в центральных областях страны в Сибирь ежегодно направлялись многочисленные группы выпускников вузов из Саратова, Орла, Белгорода, республик Закавказья и других территорий. Прибывали в Сибирь каждый год учителя тысячами, а приживались из них единицы.

В связи с положением, выпускникам учебного заведения надо было отработать по направлению три года, учитель и перекочевывал на три года в Сибирь, потом к себе домой, на родину.

Однажды с большой Российской трибуны пришлось высказать мысли об омских учительских кадровых бедах.

Тут же на совещании находился поэт-самоучка, заведующий Краснодарским крайоно Н.Карпенко.

Уловив мысль, он враз сочинил такие стихи: На Кубани - там базары, фрукты всякие в садах, А у нас сказал Азаров, настоящий омский швах. Степь глухая да болота, редька с хреном пополам, Ну кому была охота добровольно ехать к нам... и т.д.

Бедствовали не все зауральские территории. Крайний Север, Якутия, Магадан, Камчатка, Сахалин и Дальний Восток жили безбедно. А вот середина зауральских просторов: Алтай, Новосибирская, Омская часть, Тюменской области всегда бедствовали.

Выход из положения виделся в одном - создавать свою учебно-педагогическую базу. Для претворения в жизнь потребовалось полтора десятка лет. Обидно, что теперь эта база начинает испытывать стадию перестроечного разрушения.

Конкретно об учителе, нашем родном, своем сибирском. Как и везде, были и есть хорошие учителя, часть средних, и плохие. Сибирский учитель тоже подвержен общим закономерностям становления педагога. Во-первых, чтобы понять, что такое педагог, надо очень много работать. При выпуске из учебного заведения педагог должен найти в себе силы, чтобы выдержать невероятно высокие нагрузки, особенно в первые два, три года работы. На него наваливается столько тягот, что 40% выпускников педагогами не становятся, но они из школы тоже никуда не уходят. Другие при нашей социальной жизни стараются избежать длительного пребывания в назначенной роли и при всяком удобном случае стремятся школу оставить. Раньше уходили на завод, в административные органы, в комсомол, в сельсовет, теперь - в коммерцию, короче - туда, где полегче и половчей можно приспособиться. Как правило, покидали школу далеко не самые худшие специалисты.

Так ушел из школы мужчина, «доверив», деликатно сказать, эту тяжелейшую ношу нашей самоотверженной женщине. Профессия учителя, воспитателя оказалась чисто женской. «Однако нельзя представить себе ничего более жалкого, стесняющего и затупляющего, как женское воспитание. Какое ничтожество интересов, какая ограниченность кругозора, какая мелочность чувств и мыслей!» -повествует известный русский педагог Н.В. Шелгунов. (Избранные пед. сочинения, М.: 1974. - с.55).

Затем из школы постепенно вымывались яркие учительские личности. Кто поусидчивей, садился за диссертацию, другие, не выработав ресурс, уходили на 40% пенсию. Состав мельчал.

В итоге, как говорит доктор педагогики Юлия Турчанинова, расклад кадрового состава школ оказался примерно таким: 38-40% - никто, 40% - приспособившиеся, 20% - настоящие учителя-фанатики. Из двух первых категорий одним дети просто не нужны, других устраивают дети с кляпом во рту. Учитель сам собой доволен. Рассказал хорошо, сидели смирно, а если не поняли, значит, они бестолочи.

Когда учитель начинает требовать от себя, что я приставлен к ребенку и должен его раскрыть и научить, а того больше - увлечь предметом, - не педагогику на нем испытывать, а запустить в него искру любознательности, веры в свои силы, только тогда он становится учителем в числе 20 настоящих процентов. Этого учителя устраивает сложившаяся, прошедшая испытание временем школа. Он не гоняется за стильно-модными, новационно-преетижными колледжами и гимназиями (а то еще появляются казачьи школы с применением порки плетьми и щедрых подзатыльников, частно-коммерческие школенки с претензией на высоко поставленное воспитание детей, в основном, начальственно-воровской элиты).

Есть тут у нас элитно-платный класс в одной из городских гимназий. Спрашиваю сотрудников: «Как состав детей отличается от ребят обычных?» Говорят: «Записались туда полулентяи, полуболваны, полудебилы, но отцы платят хорошо и исправно».

Теперь все можно: вместо того, чтобы учить детей, невежественного попа в школу тащат, он им молитву служит, время занимает, а что мозги морочит, так это как везде, так и у нас. Хотя законоположение об отделении школы от церкви официально никто не отменял. Но коль стоит Б.Н. Ельцин со свечкой пред очи отца святого, давайте и мы Судей делать тоже.
 
В такие школы преданный профессии учитель не идет он остается верным сложной, но высоконравной судьбе - учить по совести, по рядовому, а не быть прислужником для нечистых, пусть за высокую приплату, в ущерб педагогической чести. Его не умаслить ни подачками, ни посулами, никоими благами.

Он есть учитель!

И в защиту нации против остервенелого наступления мировых и внутренних оккупантов, готовящихся пировать победу на обломках варварски разрушенного народного общественного строя, тоже в числе первых обязан встать наш народный учитель.

Если этого не случится, если учительское прозрение опоздает, если на пути идеологической диверсии и физического истребления соотечественников недостанет стойкости учительству, Россия, а вместе с ней и народ российский, могут безвозвратно погибнуть. Нынче выигранная в школьных классах битва - одно из определяющих условий спасения Отечества.

Учителя волею истории и своей профессиональной принадлежностью, поставлены на передовые рубежи служения обществу

После каждого антирежимного протеста, придя к ученикам, учитель найдет способ объяснить детям истоки происходящего, в чем причины того, что сокрушены нравы, кем убиты человеческие идеалы, отчего не прекращаются людские слезы и стоны, какие приемы и способы сопротивления оккупации должно использовать в борьбе с наглорежимниками идущее за нами поколение.

Отстаивать право молодых на жизнь, свободу, равенство, сопротивляться подлости и предательству, как и творить добро во имя общего благополучия, способен и обязан научить каждый учитель.

Дети, особенно в начальном школьном возрасте, воспринимают все на веру, в их характерах больше бескорыстного любопытства, нежели расчета, либо прикидки на выгоду.

С раннего детства воспитанник доверяет учителю, больше чем кому-либо, всего себя.
Доверие это строится на чистой бесхитростной природно-психологической интуиции.
Самым страшным для учителя является потеря этого доверия, потому, как за потерей доверия начинается проклятие.

Истинный наставник, правдолюб лишен права менять собственные убеждения, внедренные жизнью понятия справедливости, будь-то во имя чего угодно.

Пока мы крайне мало сделали для того, чтобы вызволить Родину из неволи. Потому никогда еще так не был необходим подвиг учителя, как сегодня.

На свой риск и страх, вопреки реформаторским программам и Соросовским учебникам, ему - учителю надлежит вспахать пласты порожденного перестройкой всенародного безразличия и обывательского отупения.

Здесь неважно кто он, этот учитель, по специальности: историк, физик, важно как он сам воспринимает действительность, важно также, чтобы он осознал, что дорога эта трудная и не безопасная, что добиться скорого результата вряд ли возможно, потому как усилиями предателей страна отброшена на далекие, давно ею пройденные позиции.

Известно, что не баловала судьба и выдающихся предшественников педагогического труда.

Во все времена их поддержкой была собственная Воля и Вера, однако, свершения многих из них незабвенны.

А.С. Макаренко в одном из своих писем писал: «За 30 лет моей педагогической работы, я пережил 200000 (двести тысяч) часов рабочего напряжения, через мои руки прошло 3000 детей Я, воспитатель, потратил последние 15 лет на практическое применение и уточнение системы коммунистического воспитания. Я создал для этого, с большим трудом, опытный коллектив, который оправдал все мои положения» (Ж.Н.О. №3,1987 г, с.6).

«Я думал о том, что жизнь моя каторжная и несправедливая. О том, что положил лучший кусок жизни только для того, чтобы полдюжины «правонарушителей» могли поступить на рабфак, что на рабфаке и в большом городе они подвергнутся новым влияниям, которыми я не могу управлять, и кто его знает, чем все это закончится?...

Думал и о другом: почему такая несправедливость?...

Ведь я сделал хорошее дело, ведь это в тысячу раз труднее, чем пропеть романс на клубном вечере, даже труднее, чем сыграть роль в хорошей пьесе, хотя бы даже и в МХАТе... Почему там артистам сотни людей аплодируют, почему артисты пойдут спать домой с ощущением людского внимания и благодарности, почему я в тоске сижу темной ночью в заброшенной в полях колонии, почему мне не аплодируют хотя бы гончаровские жители? А то хуже: я то и дело тревожно возвращаюсь к мысли о том, что для выдачи рабфаковцам «приданого» я истратил тысячу рублей, что подобные расходы нигде в смете не предусмотрены, что инспектор финотдела, хотя я к нему обратился с запросом, сухо и осуждающе посмотрел на меня и сказал: « Если вам угодно, можете истратить, но имейте в виду, что начет на ваше жалование обеспечен» (А.С. Макаренко, соч. М., 1959 г., том I, с. 344-345).

Учителю наших дней подобная несправедливость выдается в еще больших, невообразимых для нормального восприятия размерах.

Актрисе Ирине Муравьевой исполнилось 50 лет, одарить ее вниманием и поздравить изволил сам Б.Н. Ельцин, о ее заслугах из голосов СМИ. услышала вся Планета, а в это время сотни тысяч голодающих учителей по всей России, от Мурманска до Камчатки, в знак протеста за невыплаченную мизерную долю заработка объявляют забастовки. Их голос без внимания: его не слышит ни одряхлевший, бесчувственный, полулежачий президент, не внемлет этому гласу 
министр, плутовато с хитроумным прищуром, на школьные беды взирает полупродавшийся, прижиревший ценою учительского донорства центральный и местный, домашний профсоюз учителей.

Идет этот процесс забастовок полустихийно, полузаторможенно и почти безрезультатно.

Все ощутимей проявляет себя профессиональная разобщенность, забастовки проходят не единой волной, а разовыми всплесками, от которых трудно понять, чего больше: вреда или проку.

Актрисе Муравьевой, понятно, нет до них никакого дела.

Глядя на многих сегодняшних интеллигентов, особенно на тех, кто подвизается в области искусства, зачастую совершенно бесталанных, и уразуметь не можешь, за что отдельные из них власть держателями так щедро одарены? За любовь к Родине, верное служение народу, за особые способности и старания, либо за подлое шкурническое предательство!

Скорей всего за последнее.

Потому и служат тем, кто платит. Роднины и Ростроповичи укатили за рубеж, там пристроились ладно. Теперь похваляются своими заслугами, выданными им страной великой, Кобзоны, Жванецкие, Киселевы и прочие Сванидзе дома творят свои мерзко-пакостные деяния.

Главные же силы интеллигенции, учительство, медицинские работники, инженерно-технический состав пребывают в тени. Не светит им ни доход, ни слава.

В народ они со словами правды пока не идут, а самим им без единства с народом поменять ситуацию не под силу.

В печати все чаще появляются публикации о том, в какой степени в том, что произошло со страной, виноват учитель?

Следует ли ему держать ответ за переживаемые страной бедствия?

Думается, уходить от ответственности не имеет права никто. Все мы в несчастье нации, в определенной мере виновны.

Один не воспитал нужные качества у учащегося, другой не предупредил соотечественников о возможных последствиях при захвате власти «демократами», третий польстился на две «Волги» за ваучер, которые обещал Чубайс, четвертый сам оказался в прислужниках у предателей. Словом, каждый, не оправдываясь, немедля должен сказать себе: «Да, я виноват» и немедля встать в ряды тех, кто активно борется за вызволение Державы из неволи.

Однако же в среде учительской немалую долю занимают и те, кому упреки могут показаться не только обидными, но для них они являются совершенно незаслуженными. Пусть этот тезис подтвердят некоторые факты.

Всяк, кто оказал способности справиться с трудностями в необыкновенно сложной учительской профессии, кому довелось в совершенстве овладеть искусством педагогического мастерства, знает и помнит, что первым такое стремление в нем пробудил его любимый учитель.

«Для ребят, - подчеркивала Н.К. Крупская, - идея неотделима от личности».

«Учитель от Бога» - скажет о Нине Сергеевне Самохваловой каждый, кому довелось увидеть ее в исполнении этой ответственной роли.

«Судьба, - говорит Нина Сергеевна, - распорядилась так, что мечту стать учительницей, мне негласно привили мои хорошие учителя.

Никто меня в этом не убеждал, никто не агитировал, сработал пример обожаемых мною, замечательных школьных учителей. Прошли десятилетия, а из памяти не уходит образ строгого, умного и талантливо-одаренного учителя математики Ивана Андреевича Огибалова. Таких из воспоминаний не могут вычеркнуть ни времена, ни любые обстоятельства».

Интерес и склонность к профессии педагога у Нины Самохваловой проявились в раннем детстве. Эти качества подкреплялись сильным от природы характером, по житейски здравой манерой суждений, умением отстаивать свое мнение и защищать позиции единомышленников.

Многие положительные личностные качества у будущей учительницы формировались домашним укладом.

Дружная, доброжелательная атмосфера семьи кадрового военного Сергея Павловича. Самохвалова незримо и ненавязчиво прививала двум дочерям задатки личной скромности, высокой требовательности, прежде всего, к себе, четкого выполнения своих обязанностей; внутрисемейный порядок, зависящий от каждого члена семьи, выдерживался непременно. На примере родителей дочери, Нина и Валентина, учились любить жизнь, ценить красоты окружающего мира, презирать соблазны тщеславия, своекорыстия. Словом, в семье Самохваловых безотказно действовала правильная домашняя педагогика.

По окончании десяти классов старшая дочь Самохваловых, увлеченная желанием стать учительницей, с отличием оканчивает педучилище. Начат счет увлекательной, а вместе с тем и необыкновенно сложной, с непредсказуемо меняющимися ситуациями, поры, определившей профессионально-учительское кредо Самохваловой на всю оставшуюся жизнь.

Первые шаги вхождения в учительскую стезю пройдены с определенной робостью и некоторой настороженностью, но это только начало.

Успехи сопровождались многими сложностями, мелкими неудачами, которые преодолевались немалыми усилиями воли.

Природный ум и повседневный упорный труд явились благотворной основой на которой формировался педагогический талант молодой учительницы. «Получив в 1960 году первый класс, -говорит Нина Сергеевна, - при встрече с детьми, меня охватило чувство тревожной гордости и необъяснимой радости за то, что все 
эти 42 малыша теперь мои дети. Вдруг этот счастливый миг сменился своеобразным щемящим душу сомнением: а справлюсь ли?» Так был начат отсчет первых шагов индивидуальной практической педагогики.

Главными условиями в создании надежной рабочей обстановки в классе, учительница считала, является: дружба между ребятами, беспрекословное послушание детей учителю; на этом начальном этапе школярства, основанное не на принуждении, а на уважении, устойчивом авторитете личности учителя.

Уже в первые недели учебы дети осознали, что перед учителем, как перед законом, все они равны. Малыши поняли, что учительница не воспринимает ябед, необоснованных жалоб, несправедливых выпадов.

На этих нехитрых правилах начал формироваться начальный коллектив.

В отношениях учителя с детьми срабатывала не научно-теоретическая подготовка, полученная в педучилище, скорей всего на этом этапе педагогические решения диктовались чисто житейской интуицией.

Авторитет учителя с первых дней общения с детьми внедрялся в их сознание за счет особого старания, каждодневного педагогического самообновления, нравственной безупречности и обаятельности педагога.

По мере взросления воспитанников, постепенно росла сила авторитета и воспринимался авторитет этот, как непререкаемое достоинство личности учителя.

Так шествовали вместе две слагаемые части одного педагогического процесса, росли и набирались жизненных навыков малыши, а с ними изо дня в день совершенствовала свои профессиональные качества учительница

Прошел первый, начальный, самый непривычный и напряженный год работы, подтвердивший правильность выбранной специальности.

В конце учебного года, высокопрофессиональный педагог директор школы И.М. Чередов, посетивший урок Нины Сергеевны, многозначительно заключил: «В лице Самохваловой настоящий учитель уже состоялся».

Учительница не ставила перед собой никаких других задач, кроме как хорошо научить и по-настоящему воспитать всех ребят своего класса. Со временем у наставницы и у воспитанников появились чувства непременного взаимно-желанного общения.

Малыши, как это бывает нечасто, с радостью шли в школу, стремились повстречаться с учительницей, обменяться приветственными улыбками и поздравлениями.

По педагогико-пеихологическим оценкам, как это всегда бывает, состав класса оказался неоднородным.

Дети с различными склонностями и способностями, разными темпераментами и характерами, с далеко не безупречными привычками.

Между детьми складывались неподвластные классной наставнице отношения, не всегда их поступки оправдывались педагогически.

В одном из воспоминаний, бывшая ученица класса Качесова пишет: «В первые годы учебы в нашем классе верховенство девочек над мальчишками было беспрекословным. По многим позициям мы пацанам диктовали условия, которые вначале воспринимались и выполнялись безропотно.

Прошло некоторое время, ребята перестали мириться с неуставной подчиненностью.
Возражения мальчишек создавали накал противоречий. Мириться с этим мы были не намерены. Решено дать бой.

Намечена дата, составлен предварительно план, кого из особо «непокорных» буцем бить.

Местом расправы над «непокорными» определен школьный вестибюль. Составлен список, на кого следует напасть, распределены обязанности, кто будет накрывать жертву, кто должен наносить удары портфелями, мешками для обуви и др. предметами.

Настал час действовать, но здесь оказалась непредвиденность. Наиболее задиристые мальчишки, почему-то задержались и к месту расправы не подошли, поэтому несдержанный гнев был обрушен на тех, кто попал под руку. Ими оказались скромные и тихие мальчики, им то вдосталь досталось.

Били гневно и свирепо, но с определенной предусмотрительностью, дабы не искалечить. В пылу потасовки не различали, кому сколько перепадет.

Такой инцидент был, пожалуй, единственным. В основном возникающие затруднения решали мирным способом.

А в этом случае цель была достигнута, как мы считали, «матриархат в классе восстановлен».

Несмотря на изредка возникавшие частные разногласия, класс наш был сплоченным и дружным. В сравнении с другими классами у нас присутствовало какое-то незыблемое классное братство похожее на родство.

Действовали принципы взаимопомощи, товарищеской защиты, сочувствия и общей поддержки нуждающихся. Поддерживалась, похожая на семейную, атмосфера.

Старшей по положению, стержнем этого неуставного семейного коллектива, была Нина Сергеевна». Она придерживалась принципов соразмерной строгости, избегала диктаторского тона, нередко ее позиция носила несколько скрытый не резкий, непрямолинейный характер.

Преследовалась цель - не сковывать детскую инициативу, помочь каждому индивидууму выразить себя и прочнее самоутвердиться. Вспомним, как рассуждал Г.А. Медынский: «Человек должен уметь воспитывать себя сам в тех сферах, которые недоступны предметному обучению. Этому его надо научить в школе.
 
Любая, самая лучшая программа нравственного воспитания будет неполной и невыполнимой, если воспитуемый в этом процессе не пойдет навстречу воспитателю, а будет уходить от него как личность.

Этому ускальзыванию нужно, необходимо воспрепятствовать, так как ускользание личности - основная причина педагогического брака, наших нравственных и социальных потерь.... А процесс воспитания, успешного и плодотворного, должен быть взаимным движением ученика и учителя навстречу друг другу, причем учитель должен молодеть, понимая внутреннюю жизнь подростка и чутко откликаясь на нее, а ученик - становиться старше, вбирая опыт, такт и мудрость учителя». (ГА. Медынский. Собр.соч. М., 1981, т.3, с.449).

Учительница считает, что ей крупно повезло, оттого, что вместе с хорошими учениками ей достались отличные родители. Примеряя такую оценку к действительности, скажем: неизвестно, кому больше повезло. Учителю, которому достались такие родители, либо родителям, что их дети попали к способному учителю?

Будем считать везение обоюдным. Искренне заинтересованные судьбой детей родители через порог школы перешагнули одновременно со своими детьми.
Как пришли вместе, так и оставались в составе школьно-родительском до окончания ребятами школы. Не согрешив против правды скажем, что родители своим активным участием в работе класса и школы брали на себя очень большую часть воспитательной нагрузки.

Ни одно значимое внеурочное мероприятие без активного, в основном добровольного участия родителей, в классе не проходило. Домашнюю любовь и заботу о детях родители несли в школу. Олимпиады, предметные кружки, походы и экскурсии, проведение масштабных праздников и внутриклассных юбилеев, поездки к достопримечательностям и посещение интересных историко-краеведческих мест - все проходило с участием родительского актива класса.

Достаточно было выразить не просьбу, а сделать простой намек, на какую-то проблему, чтобы тотчас же получить обязательную родительскую помощь. Пред родителями была поставлена простая задача: думать и содействовать, чем каждый из них способен участвовать в делах школы и класса. Жизнь шла своим чередом.

В памяти остались светлые озабоченные лица родителей, всегда деливших невзгоды и радости своих детей и их сверстников.

Будет правильно сказать, что вместе с тем, как рос и цементировался коллектив учащихся класса, во главе с родительским комитетом создавался и коллектив родителей. Среди категории родителей немало тех, кто остается незабвенным в анналах истории класса.

Участница всех мероприятий, обладающая неопровержимым правом сказать молодой учительнице свое педагогическое пожелание, Заслуженная учительница школы, бабушка Кости Баранова Елизавета Васильевна, о которой сын ее Федор Баранов говорил так: " Хочешь стать врагом нашей маме, скажи, что Костя плохой". Похоже это шуточное изречение сорокалетней давности подтверждает высокую меру родительской любви и заботы о детях в этом коллективе.

Правильность учебно-воспитательных приемов, надежность взаимоотношений, сложившихся у учительницы с детьми и родителями, сомнений не вызывает.
Характерным для учащихся этого класса является и то, что все поступившие в первый за исключением ребят, выбывших в связи со сменой места жительства, окончили десятилетку.

Прошло много лет, однако время не изгладило воспоминаний замечательной, радостной, полной впечатлений школьной поры. Дружный класс в полном составе в летние каникулы дважды отдыхал на берегах сказочного живописного озера курорта «Боровое». До сих пор, теперь пожилые люди вспоминают великолепно организованную поездку на сбор черешни и винограда в одном из хозяйств Южного Крыма, знакомство с неописуемыми красотами южной природы.

Дети подрастали, а вместе с их взрослением добавлялось забот у родителей и учителя. Чтобы не расставаться со своими питомцами при переходе их в подростковые классы, учительница продолжает образование в педагогическом институте. К моменту перехода детей в средние классы получает диплом преподавателя математики, предоставивший право вести свой предмет, оставаясь классной наставницей до выпуска ребят из школы.

Эти обстоятельства не были случайными. Они создавались большим трудом, силой подвижничества, жаждой благородных устремлений, высокой настойчивостью и несомненной педагогической удалью.

У класса была своя стать, свои одному ему свойственные особенности.

В школе класс выделялся особой самостоятельностью, своими неординарными поступками.

И в те времена, отличавшиеся многочисленными ограничениями, предостережениями и запретами, окончание 8 класса-этого важного этапа школьной жизни - учащиеся вместе с родителями празднуют в одном из ресторанов города. В педагогических приемах воздействия на подопечных учительница как бы руководствовалась заветом Гиппократа медицине "не навреди". Так общалась с детьми, так достигала успехов, так советовала, нередко вдвое старшим нее, родителям. Особыми приемами и методами в сознании детей утверждались ориентиры, как "жить не кротом, не рабом, а Человеком".
Часто человек не сразу себя находит. Он постоянно в поиске, чтобы найти себя в нашем нынешнем особо непристойном мире, он должен уметь преодолеть препятствия и главной своей задачей считала Нина Сергеевна - научить детей трудиться, не налегке к удачам идти, через труд к каждодневным высоконравным победам.

Пройдя со своим классом многочисленные психолого-педагогические препятствия, сегодня Заслуженный учитель школы РФ, кавалер ордена Красного Знамени Н.С. Самохвалова вправе заявить: 
«Мои дети удались! Нравственными нахлебниками они не стали. Никто из них не поменял интересы общества на свое благополучие. Каждый имеет мужество задать себе вопрос: кто я сегодня? «К сожалению, -говорит Нина Сергеевна, - живется им всем не легко».

По памяти она перечисляет, кто сегодня есть кто, чем кто занят. Ира Олейник, детский врач, Лена Фидельман - инженер, Ира Погодина -специалист по компьютерной технике, Василевич Василий возглавляет областную травматологическую больницу, Баранов Константин -преподаватель Омского педуниверситета, Тамара Сурина - медсестра, бывший комсорг класса Янкилевич Павел -ведущий инженер на заводе Омскэлектроточприбор, Рябышев Анатолий работает на одном из предприятий в г. Королеве. Колобков Владимир - директор инструментального завода и/о «Полет» - это о нем недавно писала газета «Время». «Команда Колобкова постоянно в поиске. По энергии создания, целеустремленности, чувству ответственности за дело, которое судьбой взвалено на твои плечи, затех, кто верен тебе, надеется на тебя, я бы сравнил Колобкова с Лукашенко. Но Россия не Беларусь». Свое оригинальное устройство ОКБ «Нефтехимавтоматика», сконструированное вместе с друзьями демонстрировал на ВДНХ СССР Валентин Баша.

Известна своими изобретениями конструктор Лена Лисина, Лариса Моисеева долгое время работала матросом, штурманом, капитаном в Обь-Иртышском пароходстве. Бороздит моря и океаны выпускник Мурманского мореходного училища Виктор Колобков.

Доблестно служат армейские офицеры Алексей Гусев и Сергей Маслов. Слава Дубков - директор Омского театра кукол.

Татьяна Кузнецова - сотрудница общества «Знание». Они и еще многие другие все мои ученики. Как близки, как понятны, как кровно родные мне были и есть эти люди, с которыми соединила меня судьба, наши общие радости и печали.

Каждый из них достоин того, чтобы о нем написать повесть. Все они знают и твердо верят, что главное - не профессия, какую они приобрели, и какого чина всяк из них удостоен, главное, чем горжусь - это внутренняя красота каждого из моих питомцев, высокая порядочность, человеческая стойкость, доброта и честность.

Каждый из них идет по земле Человеком. Правда, один из моих ребят однажды в полушутку заметил: «Все то, чему Вы нас учили, нам в жизни только мешает!» Слышать такое даже в полусерьезной реплике очень больно.

Говорю им: «Не жалейте, что вы не оказались в стане негодяев, которые мешают жить людям. Они от завихрения в мозгах думают, что так будут жить всегда. Нет! Со временем жизнь у них спросит, что вы сделали полезного для человека. То, что каждый из вас, моих воспитанников, состоялся как человек - это уже величие! Во всяком разе, завтра вы об этом не пожалеете. Вы усвоили главное, не сойти с человечьего пьедестала. Человеческое кредо, о чем писал В.А. Сухомлинский, - «каждый твой поступок отражается на других людях; не забывай, что рядом с тобой человек; думать только о себе, только о своем благе - это значит быть скотиной!»

Прошли годы, в часы досуга и во всякое освободившееся от житейских хлопот время, учительница перечитывает письма, ребячьи сочинения, пронизанные искренней благодарностью за все доброе и разумное, сделанное ее стараниями, что не может не тревожить чувства, не волновать душу, не будить ярких воспоминаний.

Из жизни родного класса. Пишет в сочинении ученик 10 класса В. Василевич.
«У всех бывают учителя первые и последние, а вот мне повезло: с первого по десятый класс меня учит одна учительница... Она для нас стала уже родной... я не представляю себе, как буду жить и учиться дальше без моей Нины Сергеевны». Время сработало, обстоятельства разбросали выпускников 10(Б) класса 69 школы по разным частям России, однако нет с тех пор случая, чтобы воспитанные в духе истинного коллективизма ребята утратили дружескую привязанность между собой и к своей учительнице. Им не пристало чувство сытого индивидуализма, они по-прежнему в силу естественного желания мечтают о встречах, используют всякую возможность навестить школьных друзей и свою учительницу. От нее и сейчас, как и прежде у них нет секретов, к ней идут за советом, ее дружно коллективом приходят поздравить в каждый день рождения, ей на помощь готовы прийти в час возможной невзгоды, принести добрые вести и чувства в минуты радости и благополучия.

Они научены верно судить и взвешивать происходящие события, никто из них не поддался психическому насилию со стороны СМИ, они верны правде, чести, гражданскому долгу. Пополнить ряды палачей России они не способны!

И сегодня, когда многие граждане многострадальной России потеряли ориентиры, когда в головы многих молодых людей и людей среднего возраста воцарился синдром ельцинского капитализма, когда отдельные теряют желание самостоятельного аналитического мышления, смею обратиться к учителям: «Помогите проснуться скептикам и маловерам, помогите прозреть и увидеть, что происходит рядом с ними.
Только вы можете вернуть нравственное здоровье человеку. Сориентируйте детство и юность на то, что есть разумное и прогрессивное.

Буду счастлива, если найду среди многих коллег учителей и молодежи отклик своим мыслям, если кто-то, не имея верных взглядов на жизнь, серьезно задастся целью научиться думать и размышлять, если кто-то поймет: какое счастье мыслить и поступать во благо людям!»

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: