+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Литовчук Александр Алексеевич

1337 0

Литовчук Александр Алексеевич

Обидно и досадно, что человек, прошедший две войны, по сути дела оказался брошенный Отечеством на произвол судьбы

12.08.2013




Тернии вместо звёзд

 
 

Начало военной карьеры


    Саша Литовчук, родившийся на благодатной украинской земле, с детства грезил лётной профессией, да и, повзрослев, стремился в армии послужить. С деревенскими мальчишками бегал, вооружённый выструганными из дерева им самим то пистолетом, то автоматом. Однажды стащил у отца сапоги, голенища которых потратил на кобуру для личного «оружия». Родитель, видя такую сыновнюю целеустремлённость, даже не решился наказать мальца. К сожалению, медицинская комиссия развеяла его мечты освоить небо. Однако в ноябре 1977 года его призвали в армию, и в первые полгода службы в городе Николаеве он обучался в артиллерийском полку. После учебки младший сержант Литовчук был направлен в мотострелковый полк, дислоцированный  в Чехословакии, заместителем командира противотанкового взвода. Знаменательно, что в офицерском командном составе было немало омичей. Позже со своим комбатом Дейкуном он встретится в Кабуле, столице Афганистана. 
    На гражданку его не тянуло, поэтому в 1979 году Александр Литовчук окончил школу прапорщиков в том же украинском городе Николаеве, вернулся в родную часть в Чехословакии, только приняв должность командира взвода, оснащённого ПТУРСами и СПГ-9.  Профессиональное умение владеть станковым противотанковым гранатомётом ему пригодилось в дальнейших боевых действиях на таджикско-афганской границе. 
   Собирался было Александр продолжить военное обучение в Одесском артиллерийском училище, да комбат-омич переубедил его поступить в Омское общевойсковое училище им. М.В. Фрунзе. Проучился в Омске год, пока в 1983 году с ним не произошёл весьма неприятный случай. Провожая девушку, он шёл в форме курсанта с красными петлицами в звании прапорщика. Только что освободившиеся «зеки», видимо, спьяну не разобрались, что перед ними не охранник с зоны, а курсант военного училища, и совершили нападение. Естественно, Литовчук дал отпор, но совет училища, даже не предприняв попытки расследовать инцидент, отчислил его, что стало большим потрясением для человека, стремившегося к военной карьере. 
    Новый виток в судьбе Александра Литовчука сыграл подполковник Козич, который из Чехословакии отправлял его учиться в Омск. Встретившись у Концертного зала, офицер живо поинтересовался делами бывшего курсанта, а когда узнал про его неурядицы, взял к себе на службу прапорщиком на «11 площадку», где близ посёлка Загородный размещалась кадровая мотострелковая дивизия, позднее переформированная в территориальную учебную базу. Когда в политотделе, которым командовал тогда полковник Виталий Дедов, узнали об этом, то предприняли попытки избавиться от будто бы «запятнавшего» честь мундира Литовчука. Напротив, дружески настроенные офицеры помогли ему оформить сдачу экстерном госэкзаменов в общевойсковом училище, что Александр и сделал в мае-июле 1986 года. Теперь у него был диплом об окончании военного вуза, а звание лейтенанта должны были присвоить в части, где предстояло служить. 

 

Закалка Афганом

 
     Он отправился в Афганистан, в провинцию Газни, где заместил убывшего на родину омича в должности командира гранатомётно-пулемётного взвода 2 батальона 191 Гвардейского мотострелкового полка. Обстрел месторасположения части начался в первый вечер, что, конечно же, является потрясением для каждого человека, привычного к мирной жизни. Но Александр Алексеевич убедился, что если такое случается каждый день, то привыкаешь и к пулемётным очередям, и к разрывам снарядов. Только количество взрывов каждый день разное – бывает полтора десятка, а в другой раз и полсотни. Однажды снаряд попал в оружейный склад, обустроенный под землёй. По счастливой случайности, дневальный выжил, укрывшись за бруствером. Прямое попадание разрушило здание столовой, правда, когда в ней уже поужинали бойцы. Сгорела техника, когда был обстрелян автопарк. Спасало порой то, что обстрелы велись не прицельно, «духи» палили в белый свет, как в копеечку, не жалея денег, щедро выделяемых реакционными исламистами и теми же американцами. Прямых нападений не было, так как часть окружали многочисленные противотанковые батареи, миномётные и зенитно-ракетные взвода, мешали приблизиться минные поля. Ответным огнём наши военные стремились уничтожить точки обстрела, советские заставы в горах корректировали направления стрельбы. 
    В свой первый бой Александр Литовчук ввязался вскоре после дня рождения, в начале сентября. Сопровождал колонну с продуктами питания, двигавшуюся из Кабула до Лошкаргака. Сверху колонну прикрывали вертолёты советские и афганской армии. Тишина нарушилась сразу же, как был подбит один из наших вертолётов. Стали отсекать огнём подходы к нему, чтобы душманы не приблизились к сбитому экипажу. Другой лётчик сумел посадить машину даже с оторванным хвостом. Чудеса профессионализма проявляли и воздушные асы, и наземные сопровождающие. Александр Алексеевич вспомнил: когда закончился бой, то его ствол автомата был раскалённым. Зато груз был доставлен по назначению. Столь же опасным оказалось и возращение в часть: подорвался на мине КамАЗ, снова завязался бой. Поздним вечером стало светло, как днём: это наши «Шилки» шквалом огня отражали атаку моджахедов. Такие бои могли длиться часами.
     Бог берёг, серьёзных ранений на его долю не досталось. Во время очередного конвоя в сторону Лошкаргака получил контузию, когда его БТР-80 подорвался на мине. Он был уверен, что останется жив, даже когда душман стрелял в него чуть ли не прямой наводкой, но автоматная очередь пролетела мимо головы. В кармане гимнастёрки Александра хранилась молитва, которую в училище собственноручно написал друг. Может, она спасала? А ещё помогала хорошая выучка, профессиональное владение оружием и тактические манёвры, без которых невозможно уцелеть и победить. Командиры, прежде всего, заботились о солдатах, сохранив жизни которых, выживешь сам. Поэтому неприязненно участники афганских боевых действий относятся к создателям фильма «Девятая рота», в котором действия командного состава выглядят неумелыми, суматошными с профессиональной точки зрения. Если бы такое случалось часто, наши потери в Афгане были бы несоизмеримо большими. И боевые действия там велись не с бухты-барахты, а, по словам ветерана, на основе серьёзных стратегических разработок, подкреплённых указами советского руководства.      
    Ему вспоминается один из эпизодов афганской войны перед новым 1986 годом. Зная о готовящемся нападении на свой полк, командиры решили предупредить его, продумав масштабную операцию. Заранее на вертолётах высадили бойцов в горах, устилаемых крупными снежными хлопьями. Взвод Литовчука занял позицию на гребне горы, а ранним утром послышался гул летящих самолётов. Они пролетали немного ниже, чем расположился взвод. В кабине одного из них Александр явственно увидел лицо усатого лётчика. Позднее, по телевидению он узнал в нём Джохара Дудаева, возвращающегося с бомбардировки афганского кишлака, в котором сконцентрировали свои силы душманы. Тогда мы и помыслить не могли, что Герой Советского Союза через несколько лет возглавит «независимую Республику Ичкерия», станет лидером чеченских сепаратистов.      
    Свои отведённые два года службы в Афганистане Александр Алексеевич немного переслужил, пока в октябре 1988 года не прислали замену. И всё это время оставался в звании прапорщика. Почему документы об окончании училища не дошли по назначению? Сейчас Литовчук считает, что попросту какой-то штабист засунул их под сукно. 

 

На тревожной заставе


    Злой рок вновь тяготел над боевым командиром: в политотделе родной омской части быстро расправились с ним, через неделю уволив по сокращению штатов. И как бы ни хотел он дальше Родине служить, восстановиться в Вооружённых силах удалось только в 1995 году. До этого перебивался заработками в Омске,  возглавлял бригаду вахтовиков в фирме «Томсклес». Повезло, когда встретил своего сокурсника по военному училищу, который в звании майора служил на таджикско-афганской границе. Нашлись сердобольные люди, быстро через Москву помогли оформить допуск к работе с секретными документами, и через три месяца Александр прибыл в Душанбе. Служить стал снайпером в отдельной группе спецназначения «Сигма», сродни широко известной «Альфе». Зоной ответственности бойцов стали территории Московского, Пянджского, Хорогского и Калайхумбского российских погранотрядов в Таджикистане. Александр Алексеевич рассказал, что снайперские способности против нарушителей приходилось применять часто, ведь хороший снайпер может нанести урон живой силе противника гораздо больший, чем обычный стрелковый взвод. Прознав, что прапорщик Литовчук окончил высшее военное училище, командование переводит его заместителем командира отдельной группы спецразведки в Мургабский пограничный отряд. Одновременно было отправлено представление на присвоение ему звания лейтенанта. 
    Служба на границе в ту пору не оставляла места для скуки. Бойцы тоннами сжигали изъятые ими наркотики. С апреля по октябрь, пока горные перевалы не засыпало снегом, спецгруппа принимала участие в боевых действиях на территориях, контролируемых российскими пограничниками. Напряжённость не спадала, ведь в это время ещё шла война в Чечне, и через государства Средней Азии в Россию боевики пытались прорваться целыми группами. Информацию о готовящихся прорывах у местного населения приходилось покупать, расплачиваясь продуктами – мешками соли или муки, иногда долларами. Зато достоверные данные позволяли захватывать без единого выстрела бандформирования числом до 30 человек. Приходилось пограничникам вынужденно вести профилактику. По неделям сидели в  засаде, ожидая подхода моджахедов, когда не могли ни покурить, ни кашлянуть. Особое чувство овладевало Александром, когда он ступал по таким же тропам, где воевал в конце 80-х годов в Афганистане. Воспоминания уносили в ту афганскую провинцию, где на поле боя оставались погибшие сослуживцы, с которыми некогда было проститься. Ему казалось, что души утраченных боевых товарищей до сих пор витают в тех местах, из поднебесья выжидая встречи с оставшимися в живых. Памятниками героизму советских солдат стали навечно замершие по обочинам горных дорог танки, БМП, автомобили. Когда горела подбитая техника, бойцам казалось, что гибли такие же, как они, живые существа.  
   На таджикско-афганской границе в сентябре 1997 года Александру Литовчуку из гранатомёта СПГ-7, хорошо освоенному ещё в Чехословакии, довелось разрушить укрепрайон. Крышу одного мощного укрепления снесло со второго выстрела, но, чтобы раскрошить стены до основания, пришлось потратить 4 снаряда. А чтобы уничтожить все здания, понадобилось произвести десятка два с половиной выстрелов. Последний снаряд, на удивление, не взорвался. Может, пролетел в какую-то расщелину, а, может, застрял в каменной горе, по какой-то причине не сдетонировав.  
    Не обходилось без курьёзных случаев. Однажды при обходе границы в сумрачное время Александр различил, как на него нёсся кабан, до которого оставалось каких-нибудь 20 метров. Ситуация усугублялась тем, что за кабаном бежал медведь. Можно было сразить хотя бы первого зверя метким выстрелом, но каждый щелчок оружейного затвора мог бы вызвать шквальный огонь из-за границы. И тогда пограничник метнул в кабана камень, отчего секач свернул в сторону, одновременно уводя медведя. 

 

Звёзды пока не светят


    Будучи как-то в штабе группы войск, Александр Литовчук поинтересовался у генерала Янкаускаса, почему по прошествии года не получен ответ на представление о присвоении офицерского звания. Майор из отдела кадров, выматеренный генералом, так и не смог прояснить ситуацию, но, дождавшись прапорщика на улице, заявил: «Ты диплом купил!» За целый год штабные «крысы» так и не отправили запрос на омича в Москву. Может, надеялись, что такие дела решаются посредством взятки? Поступиться совестью наш земляк не смог, уволился со службы. 
    Обидно и досадно, что человек, прошедший две войны, по сути дела оказался брошенный Отечеством на произвол судьбы. За уничтожение укрепрайона ему «светила» звезда Героя России. Не дождался! Правда, за задержание крупной группы бандитов его удостоили медали «За службу в Таджикистане» III степени. В музее Вооружённых сил в Москве осталась фотография с Русланом Аушевым, снятая в 1986 году во время комсомольской конференции.  
   Он оказался без квартиры, стоит на очереди как малоимущий. Его вместе с другими сотрудниками «кинуло» руководство ООО «Нефтегазстрой», не выплатив только одному Александру за два года работ 300 тысяч рублей. Судебные разбирательства ни к чему не привели, видно у «фирмачей» нашлись высокие покровители. Но судьба не сломила его. Он берётся за любую работу, хотя мог бы принести обществу неоценимую пользу на ратной службе, защищая Родину. Видно, наше государство не в состоянии оценить этот душевный порыв, даже пытаясь реформировать армию, добиваясь повышения обороноспособности. Поневоле возникает вопрос: кто тогда остаётся служить в наших Вооружённых силах, коль с профессионалами поступают настолько бездумно и подло? Какие патриотические традиции мы можем заповедать нашим потомкам? 

                                                             
                      

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: