+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Румянцева Алевтина Николаевна

1257 0

Румянцева Алевтина Николаевна

Нас скрепила общая история, увековеченная в памятниках и памяти поколений. И эта память будоражит наши сердца!

12.08.2013

 

Победа, общая для всех 

    Маленькая Аля Румянцева не запомнила лицо отца, ведь когда он уходил на фронт, ей исполнилось всего лишь 9 месяцев. Правда, дома остались две  фотографии, на одной из которых он снялся крайним слева с тремя армейскими товарищами. В стареньком мамином ридикюле той поры бережно хранятся и другие семейные реликвии – около четырёх десятков солдатских писем-треугольников старшины 22 гвардейской мотострелковой бригады Николая Румянцева, последнее датировано 1 февраля 1944 года.
    Испытавшая все тяготы сиротской доли, она окончила среднюю школу, обучилась профессии в планово-экономическом техникуме г. Кинешма. В возрасте 20 лет, получив направление в Омск, почти всю жизнь проработала в службе быта. Долгие годы Алевтина Николаевна, ставшая при замужестве Фоминой, хотела разыскать могилу отца. Его имени не значилось в областных многотомных изданиях, посвящённых омичам, погибшим и вернувшимся с фронтов Великой Отечественной войны. Николай Румянцев работал слесарем на фабрике в г. Вичуга Ивановской области, откуда и призывался в армию в декабре 1941 года. С болью в сердце оставлял молодую жену Фаину с младенцем на руках, своих родителей. В частых письмах более двух лет извещал, как воюет с врагами. На фронте он водил грузовик, на котором перевозил орудия и боеприпасы. Карандашные строки одного из армейских посланий писались на крыле машины, пока на передовой разгружались снаряды. А в письме с западного берега Днепра солдат рассказал, как избежал ранения: «Пишу на листке бумаги, который пробит осколком от снаряда противника. Пробило полевую сумку и комбинезон, но тело не зацепило. Спасла машина, которая стояла рядом». Объясняя «разнообразие» фронтовой жизни, в последнем письме Николай Румянцев описал более драматичный случай, когда наскочил на мину и был выброшен из кабины грузовика взрывной волной. Но и тогда судьба уберегла шофёра. 


   

   И всё же о своём геройстве он упоминал мало. Почти в каждом письме, адресованном жене, грустил, что разлучён с семьёй, мечтал, как мог бы радоваться шалостям растущей дочки. Малышка даже снилась ему во сне, но особенно нежно он упоминает о фотографиях жены и дочери, присланных из дома: «Теперь обедаю и завтракаю вместе со своей семьёй. Приношу еду в кабину, ставлю карточки перед собой и начинаю кушать. Вы обе смотрите на меня, но только ничего не скажете». Однажды во время вражеского окружения ему пришлось зарыть документы и фотографии, но через два дня, когда «обстановка улучшилась», Николай Румянцев раскопал свой клад.
   

Он погиб 17 марта 1944 года. Как позже рассказали очевидцы, вражеский танк раздавил грузовой автомобиль, который вёл Николай Румянцев. В похоронке сообщалось, что его прах покоится в братской могиле в д. Шекеренцы. Краткие сведения об этом его дочь Алевтина Фомина принесла в областной военкомат, узнав, что к 70-летию начала Великой Отечественной войны издаётся дополнительный том Книги памяти «Солдаты Победы». И тут же посетовала: как найти ту деревню, где похоронен отец? 
   - Ничего проще, - успокоил Алевтину Николаевну сотрудник облвоенкомата Виктор Черников. – Я учился в начальной школе по соседству с этой деревней, в селе Плужном Хмельницкой области. Давайте пошлём запросы в Центральный архив Министерства обороны России и в Украину! 
    Когда пришли подтверждения, дальше откладывать свою поездку к месту захоронения отца Алевтина Фомина не могла. В дороге её сопровождала дочь Елена, которая с юных лет знала о своём героическом дедушке. Удача способствовала сибирячкам в этом путешествии. 
    - Спасибо Виктору Николаевичу, он подсказал, как легче добраться до нужного нам места, - Алевтина Николаевна благодарна всем людям, принявшим участие в исполнении её мечты. – До Москвы, а потом далее до украинской Шепетовки добирались с дочерью на поезде. Только ранним утром сошли на станции и отправились на автобусную остановку, чтобы поехать в Плужное, как местная жительница опознала в нас приезжих россиян. Она и сообщила, что нас ищут на вокзале. Оказалось, председатель Плужненской сельской рады Виктор Максимчук прислал за нами «Жигули». Сразу после прибытия в село, мы возложили хризантемы на братскую могилу, перенесённую сюда из Шекеренцев. На плите выбита 141 фамилия погибших бойцов, в том числе и моего отца, для которого из Сибири я везла цветы, выращенные на собственной даче.  
    Приятным для омичек оказалось то, что место захоронения близ каштановой аллеи содержится в идеальном порядке: за могилой ухаживают учащиеся школы-интерната, вокруг разбиты цветочные клумбы. Приезжих в своём доме приютила местная учительница Галина Манерова, у которой они и гостили два дня. Алевтину Николаевну и Лену ни на минуту не оставляли одних, принимали в сельской раде, устраивали встречи со школьниками в Шекеренцах, Плужном и в музее школы-интерната. Ребятишки буквально в рот заглядывали гостьям, поведавшим о цели своего визита. Обо всём этом в репортаже «На могилу до батька – через 67 рокiв»  поведал журналист районной газеты «Зоря Надгориння» В. Сложинськiй.   
    - Одно плохо – забывают украинцы, особенно молодые, русский язык. Учительнице пришлось быть переводчицей в нашем разговоре. А так ласковые, заботливые ребятишки. Я это поняла с первых минут нашей встречи. Видимо, хорошо, что, прежде всего, - знания «рiдной мови», пригодится английский, но как нам, бывшим гражданам единой страны, обойтись без русского – языка межнационального общения? – грустит Алевтина Николаевна. 
    Невесёлые сведения об экономике своего села, в котором прежде проживало 5 тысяч человек, дал местный «голова» Виктор Иосифович: все пять предприятий прекратили работу, 2 тысячи плужнян покинули родные края. Многие ищут заработки в России, это поняли по дороге из Москвы наши землячки, которых на поезде сопровождали шумные львовские строители, обмывавшие возвращение на родину. Однако плужненские улицы ухожены, муниципальные учреждения отремонтированы, чисто и аккуратно в школьных классах. А музейные экспонаты воссоздают героическое прошлое наших народов. 
   Сибирячки осуществили настоящий сухопутный круиз: на обратном пути из Украины проехались по Ивановской области, завернули на Вологодчину. А потом в столице по договорённости собрались родственники из Московской, Тульской областей и Риги, с которыми Алевтина Николаевна не встречалась от 15 и более 40 лет.
    - Смотрим друг на друга и плачем, - вздыхает Алевтина Фомина. – Наверное, полведра слёз пролила на могиле отца и полведра там, на встрече с родными,  которых судьба раскидала по всей стране, а теперь уже и зарубежью. И вернувшись домой, когда просыпаюсь, перед глазами стоит памятник, у подножия которого покоится прах моего отца. Туда меня тянет вернуться. 
   Заодно вспомнились ей слова гостеприимного украинца Виктора Максимчука, который уверен: как бы ни складывались отношения между Украиной и Россией, между руководителями государств, наши народы по-прежнему будут тянуться друг к другу. Мы побратались кровью, пролитой солдатами ради нашей общей свободы. Нас скрепила общая история, увековеченная в памятниках и памяти поколений. И эта память будоражит наши сердца!

      

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: