+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Токарев Александр Петрович

12.08.2013

 

Его вдохновение будит судовой колокол

 
    Глядя на своего бравого земляка Александра Токарева, прежде не задумывался, что у него такой солидный возраст. Хотя с анкетными данными не поспоришь, но в тесном общении этот возрастной разрыв практически не заметен: ни тебе вальяжности, ни заносчивости. Александр Петрович прост и доступен, лёгок на подъём и ещё скор на ногу. В разговорах шутками и прибаутками так и сыплет, что особо заметно в его литературных трудах. Его герои сродни шукшинским острякам, тоже за словом в карман не лазящим. Интервью с именинником получилось вначале задорным, а закончилось с грустинкой.
    - Не обидно, Александр Петрович, что ваш день рождения приходится на 1 сентября? Некогда вроде бы праздновать: школьники и студенты, а заодно с ними преподаватели открывают новый учебный год.
   - С моим днём рождения вот какой казус вышел. Родился я в конце августа, но в сельсовете дату написали так, что не разобрать – то ли 23, то ли 28. Но никто моим ровесникам, детям военной поры, именины не праздновал, ни о каких подарках в деревне мы не мечтали. Первый раз наелся досыта, когда в 1948 году поступил учиться в речное училище. В Омске получил паспорт и удивился, обнаружив нём запись о моём новом дне рождении – 1 сентября. Подумал – и согласился с тем, что на городской земле родился во второй раз. 
    - Не гнетёт вас груз прожитых лет? Всё ж как-никак солидный юбилей – 80 лет!
    - Считаю юбилейными 25, 50, 75 и 100 лет, а у меня всего лишь очередная круглая дата.    Особым грузом не обременён, но дальше - уже в начале девятого десятка - начинается полоса минного поля, по которому надо ступать осторожно. Надо двигаться так, чтобы не спровоцировать взрыв.
   - Обретайте сапёрские навыки, пусть безопасные проходы  подскажет ваша интуиция! Можете вслед за Сергеем Есениным сказать: «У меня отец крестьянин, ну а я – крестьянский сын»? Хотя в названии вашей автобиографической книги звучит некрасовское «Я из лесу вышел»…
    - Последнее вернее. Леспромхоз в Тевризском районе образовался в год моего рождения.     До этого отец был крестьянином-единоличником. Когда таких обложили твёрдым налогом, он помыкался-помыкался и решил, распродав хозяйство и рассчитавшись с долгами, устроиться на работу в Кузнецовский лесоучасток. Так по социальному статусу я оказался выходцем из рабочих, хотя крестьянских обязанностей с нас никто не снимал, ребятишки тоже трудились на личных подворьях и огородах с весны до осени. Одно время пас скот с отцом, когда он вернулся с фронта с тяжёлыми увечьями – не работали кисти обеих рук.
    - Почему выбор пал на профессию речника? Сказалось то, что с детства чувствовалось притяжение Иртыша?
    - Человек, рождённый на реке, не может быть равнодушен к ней. К тому же я завидовал старшему брату Сергею, который на пароходе работал рулевым, ходил в Обскую губу, лавируя между льдами. Романтично звучали его рассказы, увлекая экзотикой путешествий. Дядя Николай Сидорович уходил в северные морские экспедиции, его дети последовали за отцом. Вот разместил на стене целую коллекцию  судов, с некоторыми из них связана моя судьба. Например, в возрасте 16 лет на пароходе «Михаил Кутузов» проходил практику, отправившись для этого из Омска в Салехард. Так что пятеро Токаревых оказались в Заполярье. В моём селе Кузнецово любовно относились к полярникам, заготавливая в лесу для них необходимую оснастку, строя лодки, бакена.
    - Кажется, в своей жизни вы попробовали всё: были речником, журналистом, писателем, издателем. Кем чувствует себя сегодня Александр Петрович Токарев?
    - Пенсионером, не оставившим творчество! Ещё десяток лет назад, когда находился на службе, издал четвёртый сборник рассказов. И понял, что это моё основное занятие на так называемом заслуженном отдыхе. В конце прошлого года вышла в свет родословная книга «Я из лесу вышел». Работа над ней заняла четыре года, ведь столько архивных документов надо было изучить, воскресить в памяти рассказы предков и односельчан. Считаю её основным произведением, ведь там рассказана история родного сибирского села. Дороги мне два издания «Школа командиров флота», приуроченных к 80- и 85-летию Омского речного училища. Сейчас в издательстве готова очередная книга «Былицы-4», восьмая по счёту, которую я попросил придержать до дня рождения. Пусть она будет подарком не только мне, но и читателям, интересующимся моим творчеством. 
    - Мало мы видим книг, написанных местными авторами, известными сибирскими писателями. Их тиражи мизерны. Прежний губернатор был озабочен изданием классиков, академическими изданиями Фёдора Достоевского и Ивана Бунина. Может быть, перед новым руководителем области Виктором Назаровым замолвите слово об издании прозы позабытых и ныне пишущих земляков?
    - А почему бы и нет? Я за классиков, но для массового читателя, а не ограниченной аудитории специалистов. Ну, а о тиражах книг моих современников можно только печально вздыхать. Разве могут дойти до библиотек книги, издаваемые теперь, как мои «Былицы», по 200 экземпляров? Их, напечатанных за свой счёт, хватит только для того, чтобы раздать друзьям. Хотя я стараюсь на встречах с читателями на моей малой родине подарить несколько книг тевризским библиотекам. А в первые годы после ухода на пенсию за зиму объезжал 15-20 районов, встречаясь с читателями в школах, библиотеках, клубах, рассказывая о творчестве своём и омских писателей. В большинстве случаев я встречал заинтересованных людей и чувствовал, что их духовные запросы во многом не удовлетворены.
    - Как вы сказали, не теряете связи с земляками. Когда больше всего скучали по малой родине – в юношестве или сейчас? Наверное, наряду с радостью общения с тевризской землёй, привозите оттуда грустные впечатления, видя разорение родного края? 
   - Да, прежде сердце трепетало от радости, предчувствуя скорую встречу с родными местами. Во второй половине моей жизни сердце щемит при виде того, как угасает деревня Кузнецово. Десятилетняя школа кипела жизнью, в ней почти 250 учеников занимались в две смены, построили вместительный клуб. Была стационарная больница. Лесорубы заготавливали лес, работали шпалозавод и кирпичный завод, в годы войны кузнецовцы выполняли оборонный заказ, сдавая заготовки для лыж и оружейных прикладов. Теперь от тысячи жителей села осталось немногим более двухсот человек, в основном стариков. В восьмилетней школе не набирается и 30 учеников. Такова участь всех таёжных сёл, расположенных на правой стороне Иртыша, и не только их. Походишь по прежним полям, некогда возделанным нашими дедами и прадедами, и увидишь, как они зарастают частыми березняком, осинником, сосняком.   
     - И всё же не устаёте от творческих забот? Как часто приходит вдохновение?
   - Конечно, тружусь не столь напряжённо, как раньше, когда после основной работы начиналась «третья смена» за письменным столом. Всё моё творчество – на острие пера. Не привык к пишущей машинке, тем более, не доверяю его компьютеру. Кого-то вдохновляет творить, образно говоря, муза. Над моим столом установлена рында – судовой колокол, который подарили друзья. Вот он и будит моё вдохновение. 
    - Пусть оно не иссякнет! С днём рождения, Александр Петрович! Пусть пишется, пока не устаёт рука! А если даже и устанет – отдохните и принимайтесь за новое дело!

   Интервью брал Николай ШОКУРОВ.
Фото автора.
На снимке – Александр Токарев на встрече с «Тевризским землячеством» в Омске: «Я ещё напишу во-о-от такой роман!»     


                           

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: