+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Рыкалин Виктор Васильевич

22.10.2013

 

 




Воспоминания Виктора Васильевича Рыкалина


  Виктор Рыкалин награжден несколькими правительственными наградами. Первый орден Трудового Красного Знамени  получил за конструкторские разработки на ПО «Полет». Более 10 лет Виктор Васильевич возглавлял Омскую областную общественную организацию бывших несовершеннолетних узников фашизма, являлся членом Центрального совета Международного союза бывших малолетних узников фашизма. За свою подвижническую деятельность был  награжден  орденом Почета. 10  декабря 2004 года Виктору Рыкалину вручили орден Дружбы.                        
 
 Я родился 13 мая 1927 года в г. Козельске Калужской области в семье военнослужащего. Отца Василия Петровича часто переводили с одного места службы на другое,  а перед войной мы жили в Литве, в Каунасе. Там он служил горвоенкомом, поэтому начало войны для него не было большой неожиданностью. Днем 22 июня 1941 года отец отправил в эвакуацию вместе с нами семью своего заместителя Ивана Васильевича Богословского. В машине уезжали 7 человек: мои мать Софья Васильевна, бабушка Александра Михайловна Братанова и трехлетняя сестра Маргарита, а также жена и двое сыновей Богословского.

    Вечером мы уже приехали в г. Вильнюс. Поскольку город бомбили, дома горели, то на ночь укрылись в подвале облвоенкомата. Утром 23 июня на Вильнюсском железнодорожном вокзале нас погрузили в эшелон с другими семьями советских военнослужащих. Состав двигался очень медленно, при налетах немецких самолетов останавливался, и по команде мы вылетали из вагонов. С самолетов расстреливали нас из пулеметов, появились первые жертвы, а в районе станции Вороново в Белоруссии эшелон окончательно разбомбили. Случилось это в ночь на 24 июня.
    На рассвете появились немцы, забрали мальчиков постарше и уехали. Остальные пассажиры разбежались по деревням. Наши с Богословскими семьи некоторое время проживали в сарае в деревне Душишки. Затем немцы устроили облаву, всех женщин и детей погнали 60 километров назад в Вильнюс. Там нас разместили в лагерях, организованных по улице Субоч, на окраине города. Прежде в этих двух больших 6-этажных домах располагалась еврейская богадельня. Немцы вывезли всех евреев в гетто, а дома огородили колючей проволокой и разместили там семьи военнослужащих Красной Армии. 
    В лагере Субочаус содержалось примерно полтысячи человек. В нашей коморке ютилось 13 человек из четырех семей: Ивахненко, Хрусталевых, Богословских и Рыкалиных. Раз в день кормили баландой, которую варили на полевой кухне, установленной во дворе. Через день выдавали  по 200 граммов месива, мало напоминаемого хлеб. В повседневной лагерной жизни в Вильнюсе особенно досаждали голод, холод, крысы и вши. Некоторое представление о нашей жизни той поры дает сочиненная здесь песня, которую мы распевали зимними вечерами на мотив «Раскинулось море широко»:
       На улице Субоч два дома стоят, 
       Два дома еврейские были.  
       Теперь в них советские люди сидят, 
       Евреев в могилу зарыли.
          Стоят часовые кругом тех домов, 
          Их лица суровы и строги. 
          Они охраняют там злейших врагов
          В домах тех высоких, убогих.
       Там тесные комнаты полны людей, 
       Людей изнуренных, голодных. 
       Там есть старики, много малых детей
       В сырых комнатушках холодных.
          Сидят и не знают, что ждет впереди –
          Могила, тюрьма или голод,
          А зимнее время бежит и бежит, 
          День каждый их мучает холод.
       Сидят, вспоминают про мать, про отца,
       Которых, быть может, уж нету, 
       А слезы бегут потихоньку с лица
       И счастья былого уж нету. 

   Мальчишек изредка выпускали в город, где зарабатывали кое-какой кусок у богатых литовцев. Подрабатывая на полях, иногда удавалось стащить то свеклу, то брюкву. Мы оставались людьми и за колючей проволокой. Жены командиров создали подпольную организацию, которая, как могла, поддерживала заключенных. Некоторых организаторов потом расстреляли. 
   С наступлением советских войск со стороны Белоруссии в сентябре 1943 года лагерь Субочаус расформировали. Некоторых отправили в другие концлагеря в Литве, кое-кого угнали в Германию, а пожилых людей, как мою бабушку, просто выгнали на улицу. Наши с Богословскими семьи оказались на сборном пункте по Жидовской улице. Через несколько дней нас заколотили в вагоны и отправили сначала в Польшу, а потом в Германию, в распределительный лагерь г. Ноймаркт. Туда приезжали «покупатели» с заводов и фабрик, фермеры и набирали себе работников. Мы с Богословскими оказались в Баварии, на бумажной фабрике в городке Кальхейм на Дунае. 
   Повезло в том, что нас не разлучили, ведь жена Богословского Александра свободно говорила по-немецки, и ее общение с немцами в какой-то мере помогало нам. Но лагерь при фабрике был разделен на мужское и женское отделения. Женщины жили в деревянных бараках, а нам досталось проживание в печи для обжига извести, в которой были сделаны двухэтажные деревянные нары. На ночь туда ставилась параша, а железная дверь нашего жилища закрывалась снаружи. На работу водили под конвоем. С матерями мы стали встречаться только в столовой, где кормили в основном брюквой и капустой.
    Сначала я работал на плацу, где шкурил бревна (очищал их от коры). Затем трудился на лесоповале, мы валили бук ручной пилой. Нам определили норму на двоих – 6 кубометров в день. Нужно было не только свалить деревья, но очистить их от сучьев, попилить на швырок (чурки длиной 1 метр). Немцы и там доказали свою педантичность: поленья толщиной более 20 сантиметров следовало расколоть пополам и уложить в штабеля заданных размеров. Не справился с заданием – не получишь на ужин баланды. Приходилось выносить побои охранников, среди которых Ганс был помягче, а Роберт – хуже злой собаки. Насколько отразилась на узниках лагерная жизнь, могу судить по себе: в 18 лет я весил 42 килограмма.  
    При наступлении союзнических войск нашу фабрику не бомбили. Может, по причине того, что ее хозяин жил в Америке, как говорили немцы. 28 апреля 1945 года наш лагерь без боя освободили американцы, охрана разбежалась. Через некоторое время американцы собрали нас в г. Регенсбург и на автомашинах вывезли в г.Кремс в советскую зону оккупации в Австрии. Здесь на сборно-пересыльном пункте мы прошли проверку (фильтрацию), а затем выехали на Родину. Одновременно мы расстались с нашими товарищами по несчастью Богословскими, которые позднее благополучно воссоединились на советской Родине с главой семьи. 
    Уже 25 августа победного года мы с матерью и сестрой приехали в г. Калуга к бабушке Александре, которая сумела после плена вернуться к себе домой еще в 1944 году. Она знала адрес нового места службы отца и отправила ему телеграмму. Правда, еще по дороге с чужбины с нами случилось несчастье – все заболели брюшным тифом, поэтому в Калуге нас сразу положили в больницу. Отец приехал 8 сентября и сразу нашел нас в больничной палате, в которой лежали все трое. Мать сказала ему, что наказ выполнила – детей сберегла, а сама той же ночью умерла.
    После выписки из больницы отец увез меня с сестрой в г. Златоуст, где в то время служил. Там я поступил учиться в механический техникум, на втором курсе которого одновременно закончил 10-й класс вечерней школы, получив аттестат о среднем образовании. Потом были годы учебы в Куйбышевском авиационном институте, по окончании которого в 1953 году был направлен в Омское производственное объединение «Полет». Работал технологом в 20 цехе, но вскоре попросил направление на село, поскольку в 50-х годах прозвучал клич на подъем сельского хозяйства. Меня направили в Ульяновскую МТС, неподалеку от Омска. С 1959 года стал работать инструктором Ульяновского (позднее Омского) райкома партии. В объединение «Полет» вернулся в 1961 году в конструкторское бюро. Там до ухода на пенсию в 1988 году я прошел трудовой путь от рядового конструктора до заместителя начальника конструкторского отдела.



 
Бывший узник испытал ракету



Виктор Васильевич Рыкалин родился 13 мая 1927 года в городе Козельске Калужской области. Его отец Василий Петрович – кадровый  военный, участник Первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн. 

- Когда началась Великая Отечественная война, наша семья проживала в городе Каунасе Литовской ССР, отец в то время занимал пост горвоенкома, - вспоминает Виктор Васильевич. - Весной 1941 года я окончил 6 классов. Находясь в Прибалтике, мы с первых дней почувствовали дыхание войны. 22 июня отец отправил нас в Вильнюс, в областной военкомат. На следующий день все собравшиеся семьи военнослужащих были погружены в эшелон и отправлены в эвакуацию. Однако далеко уехать мы не успели и на рассвете 24 июня вблизи станции Вороново в Белоруссии были захвачены немцами. Всех захваченных в эшелоне погнали пешком в Вильнюс и поместили в лагерь для семей военнослужащих Красной армии, оборудованный в бывшей еврейской богадельне по улице Субоч, 37. В нем содержалось около 500 человек. 

С наступлением советских войск в сентябре 1943 года лагерь был расформирован. Пожилых узников, в том числе нашу бабушку Александру Михайловну Брижатову, выгнали на улицу, а остальных отправили в Германию. Наша семья оказалась в Баварии, в городе Кельхейн на Дунае, на целлюлозной фабрике. В лагере при фабрике женщины жили в бараках, а мужчины в печи для обжига извести. На ночь железная дверь печи запиралась. На работу водили под конвоем. Все носили нашивки «OST». Я сначала работал на плацу, где «шкурил» деревянные чурки, а затем на лесоповале. 

28 апреля 1945 года фабрика и лагерь при ней были освобождены американцами. Желающих вернуться на Родину американцы собрали в городе Регенсбург, а затем вывезли на машинах в австрийский город Кренс   (советская зона оккупации). Там мы прошли проверку (фильтрацию) и получили разрешение выехать в Калугу, на Родину нашей матери. 
25 августа прибыли в этот город и сразу попали в больницу, заразившись брюшным тифом. Отец приехал за нами 8 сентября, а на следующий день умерла наша мать Софья Васильевна. Он забрал нас с сестрой Ритой и увёз в город Златоуст, где в то время служил. 

В Златоусте я закончил вечернюю школу рабочей молодёжи и в 1948 году поступил на факультет самолётостроения Куйбышевского авиационного института. По окончании вуза в 1953 году был направлен в Омск на предприятие а/я 7 (ныне ПО «Полёт»), стал работать в цехе 20 технологом. Меня избрали комсоргом цеха, затем по призыву Сентябрьского (1953 года) Пленума ЦК КПСС я изъявил желание поехать на село. Был направлен в Ульяновскую МТС Омской области. Одним из первых в области я осваивал квадратно-гнездовую посадку картофеля и кукурузы. С помощью заводских шефов из своего бывшего 20-го цеха оборудовал в МТС площадку для регулировки плугов и других сельхозмашин, вместе с коллегами переоборудовал картофелекопалку в картофелеуборочный комбайн и внедрил ряд других рацпредложений. В июне 1957-ого года был награждён медалью «За освоение целинных земель». 

В сентябре 1961 года я вернулся на ПО «Полёт», стал работать инженером в конструкторском бюро, а перед уходом на пенсию в 1988 году уже работал заместителем начальником конструкторского отдела. В эти годы я постоянно принимал участие во всех конструкторских разработках, обслуживал и сопровождал производство в цехах, участвовал в натурных испытаниях на полигонах, в частности, на полигоне «Плесецк», когда испытывали первую омскую ракету серии «Космос» в октябре 1969 года. В книге «Высота «Полёта», изданной к 65-летию производственного объединения, в числе других  отмечен как специалист, внёсший крупный вклад в достижения аэрокосмического предприятия. В 1970 году  был награждён медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». В 1975 году награждён орденом «Трудового Красного Знамени», в 1985 - бронзовой медалью ВДНХ СССР, в 1986 - медалью «Ветеран труда». Избирался председателем профкома КБ «Полет», секретарём партбюро, членом обкома и членом президиума обкома профсоюзов. Много лет был председателем совета общественности микрорайона с центром в ДК «Юность». 

Находясь на пенсии, я стал принимать участие в работе комиссии по делам бывших военнопленных и участников сопротивления при областном Комитете ветеранов войны. Руководил комиссией бывший военнопленный, партизан и участник Великой Отечественной войны Борис Александрович Макаров. После выхода в свет Указа Президента РФ № 1235 от 15 октября 1992 года «О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны» органы соцзащиты стали выдавать бывшим узникам соответствующие удостоверения. Оформилась конкретная категория жертв фашизма, возникла необходимость их организации. 17 ноября 1993 года было проведено организационное собрание бывших несовершеннолетних узников фашизма. Была создана секция, меня избрали руководителем. 28 января 1998 года секция преобразовалась в Омскую областную общественную организацию бывших несовершеннолетних узников фашизма (пенсионеров и инвалидов). Организация является отделением Российского союза бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей, а так же коллективным членом Омского областного комитета ветеранов войны и военной службы. Я, как председатель организации, шесть раз в составе российской делегации участвовал в международных конференциях бывших малолетних узников фашизма. За свою общественную деятельность в 1999 году был награждён орденом Почёта, в 2002 - Почётным знаком РК ВВС, а в 2004 году - орденом Дружбы. 

Виктор РЫКАЛИН, председатель Омской областной общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашизма (пенсионеров и инвалидов).

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: