+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Жук Анна Ивановна

22.10.2013




 

 
   Теплый день двадцать первого июня 1941 года был удивительно хорош и не предвещал беды. Для Анечки он был особенным. Сданы экзамены за седьмой класс. Впереди - светлая дорога и мечты о будущем. Скоро, совсем скоро, она поедет в Киев, чтобы продолжить учебу, получит профессию и станет самостоятельной.
   А утром из репродукторов на улицах села тревожно неслась печальная музыка. Увидев озабоченное лицо матери, Аня поняла - случилось что-то непоправимое и страшное. Такое лицо у мамы Пелагеи Петровны Аня уже видела, кода ей было семь лет. Тогда их семью, в которой было трое малолетних детей, раскулачили, отца забрали как "врага народа", а их из теплого и светлого родительского дома выгнали на улицу. Не одну ночь голодные дети провели под забором. Односельчане боялись пускать в дом несчастную семью. И лишь одинокая баба Варя, их соседка, сжалилась над детьми и пригрела у себя.
- Что же на этот раз? - мелькнуло в голове Ани. - Почему у мамы заплаканные глаза?
- Война, доченька, - с каким-то незнакомым надрывом в голосе сказала Пелагея Петровна. 
  Так в мирную жизнь многих миллионов советских людей ворвалась война, сразу стала бесцеремонно вмешиваться в их жизнь, ломая устоявшиеся основы. 
   С первых дней Анино родное село Евлинка опустело наполовину. Всех мужчин забрали на фронт. Началась эвакуация женщин, детей, стариков. 
- Мой отец Иван Степанович в это время был реабилитирован и работал в Киеве на военном заводе, который эвакуировали в Алма-Ату, - вспоминает Анна Ивановна Жук. - Мать ехать с ним отказалась. А через месяц в наше село вошли немцы. Молодые парни ушли в партизаны. К сожалению, нашлись среди односельчан и такие, кто стал сотрудничать с фашистами.
   Вспоминая о тех страшных для нее годах жизни, Анна Ивановна не может сдержать волнение. Она нервно теребит натруженными руками фартук и пытается украдкой стереть непрошеные слезы: 
- Я никогда не думала, что нас, детей, угонят в Германию. Хорошо помню жаркий июльский денек. Мы только вернулись с поля, где помогали взрослым полоть картошку. От своей тети услышала, как полицаи между собой говорили о том, что ночью соберут молодых парней и девчат и угонят в Германию. Родственники просили меня не ходить домой, переждать страшную ночь у них. Но я очень хотела к маме. И нарвав букет цветов, помчалась к родному дому. Даже в мыслях не было, что меня, почти еще ребенка, могут куда-то отправить.
   Ночью у дома Ани раздались выстрелы и громкий стук в дверь. Сквозь сон девочка услышала горькие причитания матери и мольбу не отнимать дочь. Еще полусонного ребенка полицай грубо вытолкнул из дома и привел к школе. В здании было уже  много молодых парней и девчонок.
    Наутро их пешком погнали до Чернигова, который находился в ста километрах от села. 
- Крик и плач стояли над нашей деревней, - говорит, еле сдерживая дрожь в голосе, Анна Ивановна. - Это наши матери оплакивали своих детей. Но полицаи были неумолимы. Гнали нас, как стадо животных. Покрикивая и размахивая хлыстами, не допускали родных. А они, плача и причитая, не обращая внимания на грубые окрики изуверов, еще долго бежали вслед за нами...
   На станции в Чернигове пленников погрузили в эшелоны. Их везли на запад в темном товарном вагоне с решетками на окнах. Рядом с Аней на грязном полу сидели такие же, как и она, маленькие печальные узники.
- В вагоне было душно и тоскливо, - говорит Анна Ивановна, мучили голод и жажда. Вот тогда-то в одночасье мы стали взрослыми, осознав, в какую страшную беду попали. Всех мучило одно: "Куда везут? Что ожидает впереди?" На коротких остановках слышалась польская речь, затем - немецкая.
   Новую партию маленьких рабов выгрузили на пересыльном пункте в Германии. 
- А здесь уже полно бауэров - местных помещиков, - продолжает свой рассказ Анна Ивановна. - Они рассматривали нас, как товар, выбирали крепких и сильных парней и девчонок. Я была маленькая и худенькая. Никто меня брать к себе не хотел. Я боялась, что меня еще куда-нибудь отправят, плакала и просила: "Возьмите меня, я сильная, любую работу буду выполнять".
   Так Аня оказалась у зажиточного немца, вместе с ней в работниках у него было еще четверо русских пленников. Четыре года, которые для девушки показались вечностью, работала она в поместье Янкендорф. Какую только работу за эти годы не переделали ее маленькие руки. И в поле за плугом ходила, и коров доила. Но самым трудным для нее было таскать с чердака мешки, наполненные зерном, для отправки на мельницу. Вот здесь-то и надорвала свое здоровье. По словам Анны Ивановны, хозяева неплохо обращались с работниками, но за ошибку и провинность могли жестоко наказать. Не избежала наказания и Аня, когда хозяину не понравилось, как она убирает в доме. Он ударил ее так, что разбил в кровь лицо...
   О долгожданной Победе пленники Янкендорфа услышали от советских солдат-разведчиков, появившихся в поместье.
- В первые минуты мы даже и не поверили, что дождались свободы, что вернемся домой, - говорит Анна Ивановна. - Плакали, обнимали друг друга, целовали своих освободителей. Наскоро собрав немудреные пожитки, вместе с разведчиками отправились в воинскую часть. 
В родное село Анна Ивановна вернулась в августе 1945 года. После эвакуации сюда стали возвращаться и односельчане. Но из фашистской неволи вырваться удалось не всем… 
   Послевоенные годы были трудными. Нелегко было восстановить разрушенные фашистами города и села. Отступая, враги все сметали на своем пути. Но самое тяжкое осталось позади. Жизнь начала постепенно налаживаться. Закончив среднюю школу, Анна поступила в строительный техникум. А в 1952 году с дипломом строителя по распределению попала на конезавод "Омский" Марьяновского района, где и проработала старшим прорабом 35 лет.
   В мае нынешнего года Анна Ивановна Жук будет отмечать свое 78-летие. Несмотря на тяготы жизни и удары судьбы, человеком себя считает счастливым.
- Цену жизни я познала с детских лет, - говорит пожилая женщина. - Дорожу каждым прожитым днем, каждой минутой. Правда, в последние годы здоровье стало чаще подводить. Но я - оптимистка, болезням сдаваться не собираюсь. Дети и внуки выросли. Уж очень хочется правнуков дождаться.
Галина Деньгина, Марьяновский район.
Фото из семейного архива (1952 г.)
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: