+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Куприянцева Лидия Михайловна. 1931 г.р.

08.02.2014
















 

Куприянцева Лидия Михайловна



 
    Начну с того, что я дожила до 80 лет, очень люблю свой сибирский народ, любила и люблю русские песни, свою последнюю работу повара на заводе К.Маркса (около 20 лет). У меня одна трудовая книжка.
    С трёх лет пела «Катюшу». Пошла в первый класс перед Отечественной войной. Пела в госпиталях Омска. Первые концерты: здание старого педагогического института, кинотеатр «Хроника», в военном госпитале на улице Гусарова. В 1946 году училась в шестом классе в вечерней школе и её окончила в 1947 году.
    Старшая сестра устроила в ФЗО на 1-ю швейную фабрику. Директором была Зинаида Назаровна Лебедь. Училась в группе пошива дамского платья. Была и мужская группа. 
Однажды в 1948 или 1949 году преподаватели купили нам билеты на концерт Лидии Андреевны Руслановой, который состоялся в драматическом театре. Второе отделение концерта вёл народный артист Геловани семнадцать лет игравший роль Сталина, но ни разу его не видевший. Когда он вышел на сцену зал ему стоя аплодировал
Проучилась два года, закончила учёбу  в 1949 г. с присвоением квалификации мастера верхнего дамского платья 4 разряда. Выдали нам первую  трудовую книжку, она до сих пор у меня хранится. С 1949 года работала в костюмном цехе.
    В 1948 году ходила в гарнизонный дом офицеров заниматься хоровым пением. В 1950 году вышла замуж за военного. 7 сентября 1951 году родился первый сын Олег. В июне 1952 года с девятимесячным сыном поехала к месту службы мужа около Аляски, так как он выслал военное требование.
    Мама провожала с перрона вокзала, не пускала, плакала: «Куда едешь в такую даль». Она всех проводниц просила мне помогать. Напекла сдобного печенья, сказала: «Размочишь, и ребёнок будет сыт. 
    Проводницы были очень хорошие. Я рано встану, подмету свой вагон, перемою стаканы. С Симой (нашей омской проводницей) натаскаем угля в тамбур по 14 вёдер, она на остановках уголь подаёт, а я в тамбур таскаю. Другая проводница, как мать, стережёт моего девятимесячного ребёнка. Мы очень подружились.
    В пути были и приключения. С горы полетели камни и завалили тоннель с нашим поездом. Двое суток там стояли. Потом ливнем размыло пути. Солдаты сутки засыпали гравий, ночью пропусти два товарных поезда, а потом наш «Москва – Владивосток». Во Владивостоке нужно пройти санитарную обработку одежды и пелёнок, иначе не пускают в комнату «Матери и ребёнка».
    И вот посадка на кораблю «Иван Кулибин». Всех расселили на верхней палубе на нарах, а меня устроили внизу. Плыли 14 суток. В 1952 году шла война с Кореей. Наш кораблю сопровождала авиация, постоянно над головой летали самолёты. В сутки давали чайник воды. Но вот кончились даже сухари. Спасибо офицеру Михаилу Смарговичу, который возвращался из отпуска. Он договорился с капитаном и приносил хлеб и свиной окорок, который мы и делили. Когда корабли прибыл в наш порт, Миша Смаргович под музыку оркестра вынес с корабля моего сына. Из толпы встречающих кто-то крикнул: «Едет ли с вами из Омска молоденькая Лида Куприянцева - Авдеева с грудным ребёнком?» После этого заиграл туш и все стали сходить с корабля.
     Муж закончил омское пехотное красно-знамённое училище им. М.Фрунзе. Распределение получил на Чукотку. Много работает, а меня посылает за самой дорогой колбасой (4руб. 10 коп. за килограмм). Вера, жена капитана Корниенко, делала на соде сдобные лепёшки. Вот Вера водится с ребёнком, а я иду в «Проведения», поднимаюсь на гору, а там из старых досок сбитый барак, который охраняли 15 овчарок. Я шла не боялась, спешила донести бидон колбасы с лепёшками.
     Я стала петь в полку, где служил мой муж, постоянно получала грамоты за исполнение русских народных песен. На одном из смотров с сержантом Подоговым пела арию из оперетты (забыла название): «У вас на платок белый горошине и сразу их никак не сосчитать…». Получила грамоту от генерала армии Турфанова, присутствовал Маршал Советского Союза Р.Малиновский.
В декабре 1955 года мужа отправили в запас. Вернулись в Омск. После окончания 2-х годичной школы мастеров работал на заводе им. Баранова. Я воспитывала трёх сыновей. Много лет (более 24 лет) работала на заводе им. К.Маркса, пела в заводском хоре. Почти десять лет пела в хоре и была солисткой завода им. Козицкого. 
    Наш фольклорный ансамбль «Сударушка» в 1987 году выступал на Всесоюзном фестивале в Москве. Приехали на несколько дней раньше, наверно, так нужно было. Репетиции проходили на поляне перед входом в Коломенское. Когда мы пропели, нас попросили петь ещё, и мы десять куплетов пропели без остановок «Гуляй Настя в саду». К нам подошла делегация из Норвегии и пригласила к себе в гости. Собрались художественные коллективы со всех шестнадцати республик. Заслуженный деятель искусств (фамилию не помню) кричит в большой рупор: «Город Омск. Девушки и ребята, завтра вы должны заворожить всю Москву». Пели у Москва реки, пробежали на верх по золотому кольцу и бросили (кто не помню) бочонок, что означало приглашение других стран на новый фестиваль. Пели и в Бархатном зале, где нас стоя аплодировали. 
     Потом был дан концерт всем 16 республикам во дворце Комсомола. Выступали лучшие артисты России: Шура Стрельченко, Ярослав Евдокимов и многие другие артисты.
Мне очень повезло. Меня из зрителей полюбила преподаватель из Гнесенки (скрипка), мы долго с ней переписывались
      Позже ездили в Монголию в Улан-Батор. Выступили отлично.
   В Севастополе творческий концерт был дан у проходной завода. Наш ансамблю попросили спрятаться за деревья. Когда рабочие стали выходить на обед, мы под музыку двух баянов, жалеек, кувшинов, ложек, трещёток просто ошеломили всех, никто не пошёл обедать. Здорово пели, рабочие потом пустились с нами в пляс. Столько в нас было силы и энергии в творчестве.
На другой день пели на торпедном корабле. Нас матросы подняли на верхнюю палубу на какой-то железной лесенке. И вот тут уж мы опять дали. Рядом с нашим кораблем стояли другие корабли. И хотя мы пели без микрофоном, моряки других кораблей слушали нас на своих палубах. От морского командования получили благодарность У меня есть фото, где мы на палубе поём. Я сольно спела несколько раз на «бис»:

 
Море шумит грозной волной,
Чайка летит рядом с кормой.
 
   На пенсию пошла с завода К.Маркса. Вот так с работой и песней прошла по жизни. Получила много грамот за работу и за творчество. До сих пор удивляюсь своему голосу. До сих пор с той же уверенностью пою «Вниз по Волге реке», «Липа вековая», «Дударь мой дударь».
    В 1948 году мой родной дядя фронтовик показал Елене Владимировне Калугиной. Она руководила самым большим в Омске хором в гарнизонном доме офицеров. Зал был пустой, сильный резонанс. Ираида Ивановна подыгрывала мне на фортепиано. Ну что ты нам красавица споёшь? И я запела.

                                                          Расшумелся ковыль
                                                          Голубая трава.
                                                          Голубая трава Бирюза.
                                                          Ох геройская быль 
                                                          Не забыта, жива
                                                          Хоть давно отгремела гроза. 

    Меня сразу же взяли в хор. На смотре художественной самодеятельности, в день семидесятилетия И.В.Сталина, меня поставили в центр хора так как надо было «тянуть» высоким голосом Кантату о Сталине. Общий хор был сводным. В первом ряду стоял хор Омской филармонии, во втором ряду наш хор, а за нами лучшие коллективы г. Омска. Помню солистку Анну Корнеевну, подполковника Льва Георгиевича и Улитина Геннадия. В 1956 году я встретилась с Еленой Владимировной Калугиной, она приглашала в Омский хор, но не случилось.
    Наш Омск имеет много талантов. Молодые исполнители брали медали за медалями. Такие росточки в творчестве и спорте. Что же будет дальше? Умирать не хочется. Мне кажется, что во главе страны стоят сильные молодые умы, а старые должны подсказывать куда и как вести страну.
     Но я против вступления в мировую торговлю. Понаедут шпионы всякие. Надо беречь страну, город Омск, обеспечить и в закрома ЭНЗ положить, а уж излишки продавать. Мне всё кажется, что я ещё до гроба буду комсомолкой.
    По натуре я оптимистка, не сдаюсь нигде и никогда, беспокойное хозяйство, хочу всегда и везде успеть. И получалось!
    Господь мне много помогал. Куда бы не ехала с творческой поездкой, обязательно шла в церковь, просила Господа хорошо нам доехать. Да тогда было другое время – самолёты не разбивались как сейчас.
    Живу в Нежинском интернате пожилых людей, пою в академическом хоре. Солирую, пишу стихи, вяжу. 
     Со своими стихами ходила на конкурс в редакцию «Омская правда». Просматривала наши стихи Злотина. Она просмотрела мои стихи и отметила как хорошее о ленинградских детях. Про Сибирь, четыре куплета, сказала: «Пишите, рвите и снова сюда приходите». Я вернулась расстроенная, закинула стихи под диван, но через неделю отмякла и снова принялась за сочинительство. Люблю писать о том, что вижу вокруг себя.
    



Пускай года мои большие, 
Душой и сердцем молода. 
Какие трудности былые 
Одолевала я всегда. 

Любил народ меня за честность, 
За юмор, что всегда со мной, 
Работа, песня всем известно, 
Что это мой девиз такой. 

Теперь я старенькая стала, 
Но всё ж в душе горит огонь 
И жару в старости немало 
Когда с тобой всегда гармонь. 

Я не старею, пою песни 
Хоть и болею, но пою. 
И как не петь мне про Россию, 
Да про Сибирь, любовь мою.



***

Стишок про зиму


Зимушка любимая моя,
Люблю тебя ведь сибирячка я.
Все ёлочки в снежке
На лапах рыжий снег,
Предвестник той весны,
Когда журчит водица,
Да ручеёк в проталинках струится.
Там голуби воркуют всё сильней,
А папа-голубь заседает сам на крыше,
И мать-голубка всех зовёт к себе:
«Слетаем, детки, на чужие крыши».
И взвилась стая над моим окном,
Отрадно видеть их в оконце,
Ведь птичья доля - птичий дом
И воркованье их на солнце.
А Васька-кот всё лезет в снег,
Ему так хочется резвиться,
Вдруг птичку лапкой зацепил и в бег,
Та пикает и вырваться стремиться.
Собачка рыжая купается в снежке,
Ей солнце ослепляет глазки,
Лошадка пробежала вдалеке,
А в саночках сидят мои внучатки.


***


Прошли года, осталась память,
Неизгладимая, на век.
Но в моей памяти остался
Солдат, наш русский человек.

Мы были дети того время.
И будем помнить мы всегда,
Госпиталя в любимом Омске,
Где пели раненным тогда.

Там полон зал, солдат-мальчишек
На костылях, сидят рядком,
В бинты головушки покрыты,
И кровь засохшая пятном.

В проходах тех лежат без ножек
И рядышком стоит сестра
Он хочет встать, а встать не может
И держит руку медсестра.

Проклятье шлём мы, дети Мира,
Врагу не быть у нас в краю.
Сплотимся за судьбу народов
И вместе защитим Страну.




Не забыть мне эти годы никогда
Хоть годами уже стала я стара
Память детская не даст мне забыть
Как ходили мы детишки выступать.

Полные госпиталя бойцов
Все головушки завязаны в бинтах
А мы пляшем нам по девять-то годков
А у раненых-то слезы на глазах.

Вспоминают они Родину, детей
В Белоруссии в далеком том краю
Как бы выздоровить им бы поскорей
И обнять детей, любимую свою.

Умирали от тяжелых ран бойцы, 
Не увидив своей матери родной.
Но «катюша» как дала с передовой
Полетели все германцы на покой.
 
 
СТИХ О СИБИРИ.

Сибирь, родимая сторонка,
Безудержно тебя люблю, 
За простоту твою и гордость 
Все в сердце я своем храню.

Здесь выросли когда-то папы 
И защищали всю страну. 
Солдаты русские Сибири
Дрались за Родину свою.

Как вспомню детство и войну,
Как отправляли эшелоны 
Солдат, безусых пацанов, 
Бегут, садятся все в вагоны.

А матери в платочках тех,
В юбчонках стареньких дырявых,
Тащили саночки с собой
А в них сидели мальчуганы.

И нет сильней солдата, лучше 
И в силе, мужестве, бою, 
Разбили Гитлера так было 
После гражданской в ту войну.

Выносливый народ Сибири: 
Как Достоевский мой любимый,
Ермак на бреге Иртыша - 
Вот чем Сибирь ты хороша.

Закалкой, удалью людской, 
За правду, за народ ты свой. 
И дал господь тебе всевышний
Терпенья, мужества и в бой.
 
***

Я помню как катались мы на санках 
В тот сорок первый, с той горы
Катились санки к нашему гор-топу, 
Где собирали кору, для тепла все мы.

Уж как детство забыть я не могу 
Придешь домой заснеженный, в сосульку.
Спасибо бабушке, любименькой родной,
Разденет нас и быстренько к печурке.

Лучинки бабушка строгает у печи, 
Чтоб разжигалась печка побыстрее, 
И обсушить одежду у печи, 
Чтоб утром в школу сухими, нам идти.

Посадит бабушка за стол своих внучат,
Наложит кашки с огородной тыквы,
Пареночек с морковкой поделит нам, 
И спать уложит к тепленькой печурке.

Теперь сама я бабушка вдвойне, 
Имею правнуков своих любимых. 
А правнучка танцует и поет и в школе
Учится на одни пятерки.
 
 
 
КОВАЛИ ВЫ ПОБЕДУ У СТАНКОВ.

Дорогие бабушки мои
Когда-то были вы цветы России
Все испытали милые мои
Теперь и грусть, тоска в душе Сибири.

Но, не грустите дочери страны 
Вы, отдали свой век на благо жизни 
Без мужичков детей растили вы 
Солдат твой спит в далекой, ой могиле.

Они лежат в чужой земле сырой
Но, подвиг их остался бесконечным
Ковали вы победу над врагом
Стоя, голодными, вы у станков под ливнем.

И только бог, да громоотводы, спасали вас, 
Снаряды вылетали все досрочно.

Так не грустите милые о том
Но в доме этом будет вам неплохо
Здесь хорошо, внимание во всем
А сколько нам уж жить осталось точно
И грусть отбросим, всей гурьбой споем
Ведь в песни - жизнь твоя - моя осталась
А лучше песню Русскую красиво мы споем.






 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: