+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Шевелёва Мария Константиновна

30.03.2014








Игрушек как таковых мы не знали
(Воспоминания Марии Константиновны Шевелёвой)

 
    - Родилась я, Мария Купраш (девичья фамилия), в конце мая 1941 года. Когда мне и месяца не исполнилось, немецкие войска заняли нашу деревню Приколесь, что в Брестской области Белоруссии, в первую неделю вероломного нападения на СССР. За связь местных жителей с партизанами в 1942 году фашисты сожгли деревню дотла, а всех её жителей погнали незнамо куда. Изгнанниками стали и все члены нашей семьи. Отцу Константиновичу Купрашу в начале войны было 52 года, поэтому он не попал под приказ о мобилизации и оказался вместе с нами в плену. Мама Екатерина Иосифовна в это время была беременна и уже в концлагере в 1943 году родила ещё одну мою младшую сестру Катю. 

    Немцы пригнали нас в польский город Белосток, разместив в огороженном колючей проволокой лагере, который охраняли фашистские солдаты с овчарками. Отца разместили в одном бараке, а маму с шестью детьми - в другом. Поэтому за всё время неволи, то есть за два с лишним года, отец виделся с нами всего несколько раз. Ну, а все мы, по рассказам взрослых, испытали в полной мере ужасы немецкого плена: холод и голод, болезни и побои, находясь в лагере в большинстве своём раздетыми и босыми. 

    После освобождения Белостока восками Советской армии, вся наша многочисленная семья добиралась на Родину пешком. Тоже по дороге натерпелись лиха, мёрзли и голодали. Но не покидала огромная радость оттого, что все беды позади и скоро вернёмся домой. Даже мы, дети, своим слабым умишком ощущали это неподдельное чувство. Шли более двух месяцев, измождёнными и оборванными вернулись на родное белорусское пепелище, что оставили нам фашистские варвары. Ни одного дома не уцелело во всей деревне. Пришлось обустраиваться и обзаводиться домашним скарбом с нуля. Помню, как до изнеможения работали родители и старшие сестра и братья. Выполнять посильные работы с пяти лет довелось и мне. Не до игры было, да игрушек как таковых мы не знали. 

    В первый класс школы я пошла в 1948 году. Добротное здание довоенной семилетки оккупанты тоже сожгли, поэтому новую школу оборудовали нам  в простой деревенской избе, на скорую руку построенную из брёвен. Как только сходил снег, добиралась на занятия босиком, на всех ребятишек не хватало обуви. На мне было простое ситцевое платьишко, которое я очень берегла. До сих пор помню его голубенький цвет с мелкими цветочками. Собственно, так же одевались и босоножили все мои сверстники. 

    После получения аттестата зрелости в 1958 году из Белоруссии по комсомольской путёвке я приехала в Омск и устроилась на работу в строительно-монтажный трест № 2. Принимала участие в строительстве жилых кирпичных домов, детских садов и школ по Иртышской набережной (площадки «А», «Б» и «В»). Протяжённость всей застройки вдоль Иртыша – от Ленинградского моста до речного порта. Пока работала, одновременно училась на вечернем отделении Омского строительного техникума. В 1964 году вышла замуж за строителя Михаила Шевелёва, а через два года у нас родилась дочь Ольга. 

    Вся моя трудовая жизнь связана со строительной отраслью. Стройке я отдала более 38 лет, пришлось трудиться каменщиком, маляром, мастером, нормировщиком, сметчиком. Была занята общественной работой, много лет являлась членом профкома. За долголетний труд неоднократно награждалась почётными грамотами и ценными подарками. Теперь я на заслуженном отдыхе. Прохожу по улицам ставшего родным Омска, любуюсь красивыми фасадами домов и с гордостью осознаю, что в них есть и частица моего труда. А ещё радуюсь, что в них живут родные и близкие, моя дочь и две взрослые внучки, а теперь ещё и трое правнуков. С моей сестрой Екатериной, с которой в детстве мыкали горе в фашистском концлагере, живём на Левобережье по соседству, на одной улице, носящей имя советского маршала Константина Рокоссовского, полководца времён Великой Отечественной войны. Это под его командованием советские войска освободили Белоруссию и спасли нас от фашистской неволи. 

   Жизнью своей я в основном довольна, только лагерное детство тяжело отразилось на здоровье, которое особенно подводит в последние годы. Хотелось, чтобы российское правительство проявило настойчивость, и нам с сестрой выплатили денежную компенсацию, перечисленную Германским федеральным  фондом «Память, ответственность и будущее». Часть денег этих денег непонятно как исчезла со счетов российских банков ещё в 90-х годах прошлого века. По разным предлогам в компенсации отказывают некоторым нашим сверстникам, что считаю несправедливым в отношении пострадавших от нацизма детей. 

 
Материал подготовил к печати Николай ШОКУРОВ.                   

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: