+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Петрова Нина Дмитриевна

30.03.2014







«Забвенье истории – ложь» 

 
     Точной даты своего рождения она не знает. Когда 19-летняя Мария Синицына, стала оформлять документы младшей сестре Нине, то девочка училась уже в пятом классе. Свидетельство о рождении на имя Синицыной Нины Дмитриевны было выдано только в 1950 году. Возраст врач определила на глаз, записав, что родилась 10 мая 1937 года. Местом рождения указан посёлок Орехи Ореховского района Витебской области Белорусской ССР. Документ понадобился для того, чтобы отправить Нину к матери, высланной в Магадан и проживающей к тому времени в городе Нижне-Удинске Иркутской области. 

    - Дни войны я не помню, обо всех наших несчастьях мне рассказала мама Елена Васильевна, 1908 года рождения. Образ отца Дмитрия Даниловича не отложился в памяти. С начала войны он партизанил в наших краях, попал в немецкий плен и оттуда не вернулся, - вздыхает Нина Петровна. – В нашу деревню Юрцево Оршанского района, расположенную среди белорусских лесов и болот, немцы долго боялись заглядывать, опасаясь партизан. Однажды полицаи пострадали в стычке с народными мстителями, тогда нагрянули эсэсовцы, спалили деревню, а её жителей заперли в сарае. Ночью затворники убежали в лес, где базировался партизанский отряд. Там в землянках вместе с партизанами поселились женщины с детьми, в лесу разместили домашний скот. Но осенью 1943 года немцы окружили  и разгромили лагерь, угнав оставшихся в живых в Германию.  

     У невольников начались скитания по германским концлагерям. Вместе с Еленой Синицыной полонили её несовершеннолетних детей – братьев Фёдора и Ивана, сестёр Марию и Нину. А когда женщина заболела тифом, фашисты решили от неё избавиться. Дети умоляли конвоиров не убивать мать, ползли за солдатами, хватаясь за их сапоги. Видно, детское заступничество даже извергов  разжалобило. «Сама сдохнет», - бросили они на ходу, удаляясь от матери с детьми. 

    - Так мы отстояли жизнь матери, - поведала Нина Дмитриевна. – Она со временем выздоровела, всех нас доставили в концлагерь Дуезберга, города в окрестностях Гамбурга. Кормили очень плохо, как и всех лагерников за колючей проволокой. Малолетние дети моего возраста почти все умерли. Мне удалось выжить потому, что каждый в бараке старался подкормить, будто сберегая последнего ребёнка. Конечно, сохранить наши жизни помогала забота матери. 

    Узников освободили 4 апреля 1945 года американские солдаты, а в июне передали представителям советского командования. Проверку и регистрацию бывшие пленники прошли в СПП № 230 города Альтенграбов. После возвращения невольники поселились в посёлке БелГРЭС Ореховского района Витебской области.

    - Как такового детства у меня не было. Все дети, пережившие концлагеря, кардинально отличались от своих сверстников. Даже если по малолетству мы ничего не помнили, те ужасы всё равно отложились в нашем подсознании, - размышляет Нина Дмитриевна. – Мы были похожи на маленьких старичков и старушек с грустными глазами, не умели не то, что смеяться, а даже улыбаться. Часто в свой адрес слышала: «Эта девочка, как старушка, - мудрая и серьёзная». 

    Нелёгкими запомнились Нине и послевоенные годы. По словам собеседницы, росла как трава в поле. Всем сверстникам из посёлка пришлось испытать  голод и холод. Летом, уходя в лес, искали что-нибудь съедобное. По признанию Нины Дмитриевны, с весны ели вершки, а по осени – корешки. Тем и выживали. Но отношение взрослых к детям было трепетное, никто не наказывал, несмотря на то, что ребятишки бродили порой далеко от жилья. Знали, что родная земля бережёт их потомков. Восстанавливая страну, надеялись на лучшее будущее.

    - Правда, не все голодали. Были люди, у которых на столе всегда водились хлеб, масло и мясо. Откуда это бралось в послевоенные годы – не знаю, -  недоумевает  Нина Дмитриевна. – Когда подросла, стала осознанно воспринимать любую реальность, то обострилось чувство справедливости. Почему в равных условиях люди живут неодинаково? Подумала, чтобы достичь в жизни чего-то лучшего, надо учиться. 

    Она закончила два техникума и университет. Первая профессия, полученная в Ангарском филиале Иркутского техникума – техник-технолог по переработке нефти и газа - особо не притянула. В юности хотелось быть свободной и независимой, не привязанной к какому-то одному месту. Это позволяла работа геолога, которую Нина Синицына выбрала уже сознательно. Сначала в 1969 году окончила Иркутский геологоразведочный техникум, а в 1978-ом – Якутский университет по специальности «горный инженер-геолог». Трудная романтика затягивала. По полгода можно было жить в тайге, скитаться на полевых и горных изысканиях. Пусть и приходилось ночевать в спальном мешке и палатке в местах, где только дикие звери водятся. Зато зачаровывали северные красоты, восхищали закаты и рассветы, упоителен был чистый воздух. К этому привыкаешь и уже неуютно чувствуешь себя «в суете городов». 

    - Мне с ранних лет не хватало любви и человеческого тепла. Жила с чувством бездомного щенка, - досадует собеседница. – Но пробудить любовь к жизни помогли коллеги, которые окружали меня, когда работала в Амакинской геологоразведочной экспедиции, базирующейся в посёлке Нюрба Якутской АССР. Это были талантливые и духовно богатые люди. Сама экспедиция была создана специалистами, прошедшими фронтовыми дорогами, в 1950 году. Нашими геологами в 1954 году были открыты первые в Советском Союзе алмазоносные трубки (кимберлитовые месторождения). 
А я для себя в этих экспедициях обрела семейное счастье, в 1964 году вышла замуж за Виктора Петрова, тоже геолога по профессии. Через год у нас родилась дочь Татьяна. В 1987 году наша экспедиция вошла в состав НПО «Якуталмаз», базирующегося в посёлке Айхал, и по сей день её геологи успешно справляются с поставленными задачами. Первооткрывателями являются 29 геологов-алмазников Амакинской геологоразведочной экспедиции. Конечно, мечта каждого геолога – самостоятельно открыть месторождение, но всё же это кропотливый коллективный труд. В этом открытии заключается, может, и не смысл жизни геологов, но основной смысл нашей работы. 

    В Амакинской геологоразведочной экспедиции Нина Дмитриевна проработала 38 лет, половину из них – в Заполярье. Обострённое чувство справедливости, о котором она говорила, привело к необходимости согласиться на 8 лет занять пост освобождённого председателя профкома. Именно на этой должности она отстаивала трудовые права сотрудников экспедиции. Её активная жизненная позиция была заметна в общественной жизни: 42 года профсоюзного и 28 лет партийного стажа. Кроме почётных грамот и ценных подарков награждена медалями «За заслуги в разведке недр» и «Ветеран труда». 

    - Сейчас проживаю третий период в своей жизни, находясь на заслуженном отдыхе. В Омск мы с мужем Виктором Иннокентьевичем, у которого здесь  много родственников, переехали в 1995 году, выйдя на пенсию, - близится к итогу нашего разговора Нина Петрова. – Считаю, что моя жизнь удалась, несмотря на столь ужасное начало. Благодаря друзьям и сотрудникам я утратила то чувство бездомного щенка, о котором говорила. Я научилась с удовлетворением работать, спокойно отдыхать и… смеяться. Смыслом моей жизни стало стремление больше узнать – людей, событий, посмотреть другие страны, прочесть больше интересных книг. Правда, раньше меня кроме Болгарии никуда не выпускали. Сегодня появилось больше возможности путешествовать за рубежом, но семейные обстоятельства не позволяют. 

    В Красноярском крае у супругов Петровых осталась дочь Татьяна, по фамилии мужа Власова. Внук Андрей в Омске окончил СибГУФК, теперь преподаёт юным спортсменам азы футбольного мастерства. А внучка Елена, обучившись в Кемеровском институте культуры, преподаёт танцы в Хабаровске.  

    - Я счастлива, что жила и работала в такое интересное время, когда для самореализации нужны были не деньги, а только личное желание – добиться всего, чего хочется, - продолжает Нина Дмитриевна. - На досуге увлекалась спортом, акробатикой, играла в шахматы, занималась радиосвязью. А современной молодёжи я хочу адресовать слова любимого мною в его раннем творчестве поэта Евгения Евтушенко:

В джинсах любых далеко не уйдёшь,
Ибо забвенье истории – ложь.
Тот, кто вчерашние жертвы забудет,
Может быть завтрашней жертвою будет.  

                                                                                                                      Николай ШОКУРОВ.                                            

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: