+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Селиверстова Валентина Михайловна

31.01.2013



     Небо… Оно бездонно, оно вечно. Оно не манит человека как горы, не зовет как море, не притягивает, как земля… Оно обволакивает тебя всего, обнимает крепко накрепко и уже не разжимает своих объятий.
     Как, когда зарождается мечта — не знает никто. Не героические примеры, не фильмы, не разноцветные купола парашютов не могут позвать в небо. Нужно, чтобы в небо рвалась душа. 
    У Валентины Михайловны Селиверстовой здоровье, сильный характер от родителей. Порядочность, честность, скромность от воспитания. Трудолюбие от себя. А с мечтой о небе она родилась. Не счастливый случай сделал ее тем, кем она стала. Свою жизнь она сделала сама. Она стала лучшая, лучшая в мире парашютистка. Затяжные, классические, ночные, на воду. Ей не было равных. Не было ей равных, когда она прыгнула ночью с высоты 9 тыс. 400 метров с кислородным аппаратом. Это был рекорд.
     
     Рекорды ее продолжались и множились в учениках. Особую гордость испытывает Валентина Михайловна за тех, кто начинал свою спортивную карьеру в Омском аэроклубе, кто был в команде Омских парашютистов, в сборной Советского Союза. Они защищали честь нашего города, нашей страны. Это мастера спорта, чемпионы войск противовоздушной обороны Вооруженных сил, призеры всероссийских соревнований. Среди них девушки. О них особый разговор. Ни одного крупного спортивного мероприятия в городе и области не обходится без парашютистов. Они прыгают на полигоны, стадионы с флагами России, союзных республик. Дух захватывает, когда диктор называет фамилию парашютиста и количество прыжков совершенных им. 3 тыс. 3,5 тыс. 4тыс. 5тыс.!!! Тысячи, тысячи раз поднимались они в воздух, чтобы совершить прыжки с высоты от 70 до 8000 метров. Выше без кислородного аппарата нельзя. Это порог смерти. И уже не кажутся они тебе обыкновенными людьми с земными привычками и страстями. Нет! Это особое крылатое племя.
     — Парашютеры — уважительно называет их Геннадий Иванович Дрожжин в болезнях и неуютно живущий в небольшой квартире подполковник в отставке.
-Летчик от бога — так в свою очередь говорят о нем омские парашютисты. Ювелирно точно, зимой и летом, с любой высоты сбрасывал он десант за десантом.
На вопрос, прыгал ли сам, смеется. Конечно, прыгал, положено. Два прыжка в год. Но я с ними подпрыгивал больше.- говорит он.
     А глаза у него синие, синие, со смешинкой, а речь скороговоркой.
     Летал на ТУ-128, АН- 14 и на всем, что попадалось под руку, кроме вертолетов. Классный летчик! Если оружие- продолжение руки стрелка, то самолет- продолжение пилота. Машина думает, как он. Дышит, как он. Живет, как он. А сейчас Геннадий Иванович один. Ждет друзей, радуется за них, скучает и живет теми счастливыми воспоминаниями, когда он и машина были одним организмом.
     Судьба женщин в большом спорте и особенно в парашютном не очень завидная. И дело не только в стрессах, в переживаниях за лидерство, в конкуренции с мужчинами. Никаких уступок на слабый пол. Парашют такой же, самолет тот же, та же высота. И небо…Оно на всех одно. Там, в небе одиноко. Ощущение полной беззащитности, осозна-ние, что нет никого, кто пришел бы тебе на помощь. Думай, решай, выживай. На все про все секунды, а иногда и доли секунды.
А ситуации бывают всякие. И самая страшная из них это отказ. Там, внизу с замиранием сердца следят товарищи. Стропы перехлестнуло, началось вращение. Скорость падения увеличивается, и земля стремительно несется навстречу.
     .- Ну-ну! –
      -Стягивай!-
      -Режь, режь! Стропы!-
      -Давай запаску! –
     Все…………………
    На земле видят все. Каждое движение, каждое намерение, каждую попытку изменить ситуацию. Но все бессильны. Где- то за холмом, в густую траву падает сдавшийся человек, и ненаполненный купол парашюта накрывает его…………
     Это жутко. По статистике на каждую тысячу прыжков один отказ. Но спортсмены делают по 3, 4, 5 тысяч прыжков и живы. Живы! 
     Все, кто прыгал с Валентиной Михайловной Селиверстовой помнят ее удивительное умение словами создать непредвиденную ситуацию в воздухе и думать Она учила думать на земле, реагировать мгновенно. Она учила выживать. И ей, как никому, верили. Потому, что она прыгает, она жива, у нее рекорды, у нее результаты. Так рассказывает о ней мастер спорта, подполковник в запасе Вергунов Владимир Николаевич.
    Ничего не должно случиться, говорят парашютисты, если голова на месте. Большая редкость, когда совпадут три фактора: подведет техника, погода, человеческий фактор. Тогда гибель неминуема. В авиации, а парашютизм это часть авиации, существует термин « влетанный человек». Так вот, «влетанный человек» не погибает.
     И не самый опасный и травматический вид спорта — парашютизм. Но есть особенность. В этом виде спорта важно все. Укладка, отделение, приземление. Мастер спорта всегда почувствует, если парашют ему уложил укладчик или товарищ. Неудачное приземление чревато травмами. Может и в воздухе случится непредвиденное. Однажды Селиверстовой в свободном падении потоком воздуха вывихнуло плечо. Управляла парашютом одной рукой. Прыжок любой сложности нужно отработать на земле. А далее автоматизм. Осознание ситуации и страх приходят много позже приземления. Ничего не должно случиться со спортсменом, если он мастер. Мастер парашютного спорта! А Валентина Михайловна — заслуженный мастер!
    Вспоминает Вергунов Владимир Николаевич, мастер спорта с 1964 года. На счету у него 5 тысячи прыжков. В 1970 году входил в десятку сильнейших парашютистов России на точность приземления. Что значит точность приземления. На земле круг диаметром 3 см. Если ноги парашютиста ступили более чем на 15 см от этого круга, то результат не засчитывается. 
     -Точник — так говорит о себе Владимир Николаевич.
    В Армии он с 1963 года. Прыгал сам, готовил мастеров спорта, испытывал грузовые и людские парашюты. В отставку ушел с должности начальника парашютно-десантной поисково-спасательной службы одного из объединений авиации противовоздушной обороны страны. Валентину Михайловну он увидел впервые в 1959 году, когда он был перворазрядником и ему было 16 лет. Ей за 30. Но она уже знаменита. Тогда он даже не смел думать, что когда- нибудь, не то чтобы быть с ней в одной команде, а даже просто поговорить- то сможет.
     И вот в 1962 году его взяли в команду, где, конечно же, была Валентина Михайловна. Перворазрядник стал чемпионом России по прыжкам на точность приземления. Огромную благодарность, уважение к этой женщине пронес он через всю свою военную и спортивную карьеру и всегда говорит: 
     — Я ученик Селиверстовой, как бы уменьшая свои заслуги и увеличивая значимость ее как старшего товарища, наставника.
     — Слава богу! Я не убил ни одного человека. Спасать спасал.
     Это значит, что под его ответственность не было ни одного случая гибели.
    К славе Валентина Михайловна не относилась никак. К количеству прыжков тоже. На любых соревнованиях она радовалась результатам товарищей по команде больше, чем своим. У нее был всегда точный расчет. Чувство цели настолько сильное, что она приходила в нее даже тогда, когда цель переносили. Так однажды, все как, всегда рассчитав, имея запас по времени и скорости, шла она точно в цель. Но увидела, что цель- диск перенесли. Спокойно и уверенно она спланировала на цель. Цель отодвинули вновь. Но с Селиверстовой такие шутки не проходили. Она спустилась прямо в цель. Расчет и точное время отделения-почти успех. Было это в Югославии. Летчик гудит, судья кричит « прыгать», а она выжидает, смотрит вниз, прыгает тогда, когда ей нужно и становится чемпионкой.
     В Югославии ее звали на тренерскую работу. Жить в замке предлагали.
     — У меня старенькая мама.
     — Мы маму сюда привезем.
     — У меня маленький сын.
     — Мы сына сюда привезем.
     — А у меня Родина.
     Родину ей привезти не обещали.
     Это в нынешнее время, за деньги и не малые деньги бегают наши футболисты, хоккеисты, фигуристы из клуба в клуб, из города в город, из страны в страну.
Валентина Михайловна Селиверстова числилась капитаном сбор-ной Советского Союза 20 лет! Представляла только Омский аэроклуб, только город Омск, только Советский Союз! Любой другой город гордился бы своей землячкой. А Валентина Михайловна не почетный гражданин нашего города. У кого в городе больше чемпионских титулов, рекордов, спортивных наград? Не за давностью ли лет не происходит этого присвоения? Не за то ли, что, вступив в партию, осталась верна идеалам, которым однажды присягнула. 
     Да, это уже история. Но какая славная и красивая страница истории нашего города. Пройдите по улицам города. Есть, вернее, была улица Сунь Ять Сена, улица Марата, улица Сулеймана Стальского, улица Спартаковская (вовсе не в честь Спартака). Какая улица, дом, школа напомнит нам о прославленной неоднократной чемпионке мира, рекордсменки Селиверстовой В. М. 
     Так скромно, я бы сказала бедно, не живет сейчас ни один чемпион Европы, мира или Олимпийских игр.
     — Звезды — говорят о них с экрана.
     Спела песню — звезда, снялся в клипе — звезда, мелькнула голая на экране — звезда. Какая то эпоха звездопада. Только не хочется приравнивать Валентину Михайловну к этим созвездиям. В маленькой, но хорошей квартирке, на маленькую, но хорошую пенсию живет, работает, спешит она на помощь пенсионерам, больным и немощным. Принесет газету, лекарство, сходит на почту заплатить коммуналку. Кто- то знает, а кто- то и нет, что она – легенда парашютного спорта, она – гордость нашего города, она – национальное достояние России, она наш – золотой фонд. Не знать свою историю – невежество. Предать забвению тех, кто отдал всю свою жизнь без остатка спорту, прославлению родного города – стыдно!
     Жизнь В. М. Селиверстовой прошла в спорте. Она лыжница. Когда — то, работая на «Полете», через парк она на работу ходила на лыжах. Кстати, на «Полете» до сих пор помнят и заботятся о ней. Валентина Михайловна летала на планере, на самолете ПО -2, прыгала с 10 метровой вышки в бассейн. Однажды с трамплина она прыгнула как из самолета, распластавшись, словно в свободном падении. Хорошо, что только синяки долго были ее украшением. Позже умела делать сальто, скобку. В Румынии какое – то время была тренером румынской и нашей команд. Тренировались прыгать на воду. Прыгали даже в купальниках, укладывали мокрые парашюты. Румыны очень возмущались, а наши ничего, успевали загорать. Однажды, в Болгарии наша команда из четырех упражнений заняла 4 первых места. Капитан команды Селиверстова при награждении ходила за призами при награждении за всех сама. Потом кто – то из болгар очень удивлялся:
     - Какие русские девушки одинаковые, все на одно лицо.
    Очень нравилось прыгать ночью. На кубок «Золотые пески» прыгали в цель на воде между тремя кострами. По условиям соревнований, если приводнился далеко от цели, должен доплыть до нее. Валентине плавать не приходилось, она всегда точно в цель. С 50 года началось освоение свободного падения. Пробовали прыгать спиной, сгруппировавшись, ласточкой, лягушкой. Изучали любое движение, даже за счет положения ладошек можно изменить направление движения парашюта. Как прыгают сейчас наши парашютисты – классика. Очень трудно прыгать в горах. Потоки ветра все время меняются. Спасате-лям надо прыгать, как тут все учесть. Потоки ветра непредсказуемы. Был такой курьез.
     Сбрасывала, выпускала, как говорят парашютисты, Валентина группу курсантов. Один курсантик был уж такой «малэнький», уж такой «худэнький», что его не хотели и допускать к прыжкам. Но Валентина Михайловна, зная про дорогой золотник, который мал, разрешила. Прыгнули. На земле ждут, она посчитала по головам. Одной головы нет. Забеспокоилась. Шутка – ли, не приземлился, тогда где же он. В самолете нет. Женщина – пилот получила задание облететь полигон. Передает, что ничего не видит. Валентина Михайловна с тревогой вглядывалась в небо. Над головой большая плотная черная туча. Туча быстро уходит в сторону. А из тучи торчат две ноги, больше ничего не видно. Послали за тучей машину. Что предпринял курсантик, что туча, не понять, только обошлось благополучно.
     Что и говорить, мужественный вид спорта. И тем удивительней, что Селиверстова была в нем лучшей. Много девушек обучила она этому мастерству. Среди них были омички. Светлана Старикова, Наталья Иванова. Чемпионство, призы, кубки. И тысячи, тысячи прыжков. Лариса Кутняшенко сделала первый прыжок после 10 класса, с 1982 года до 1998 года была военнослужащей. Сейчас она мастер спорта, у нее 4000 тысячи прыжков. Красивая, нежная, милая. Она украшение десанта парашютистов на открытии выставки вооружений в Омске, на открытии мини – марафона в Таре, на празднике Севера. 
     Красивейшее зрелище, когда высоко в небе от самолета отделяется точка. И вот от самолета остался только гул, а точка растет и приближается, видно, как раскрылся купол – крыло. Стадион замирает, слышны щелчки фотоаппаратов. Какое мастерство за этой красотой! Кажется, что летят сверхчеловеки, боги спускаются на землю.
     А на земле это обыкновенные, порой застенчивые люди. Алек-сандр Щипицин не раз открывал «показуху», как называют такие прыжки парашютисты. Он мастер спорта и в настоящее время он начальник поисково-спасательной службы летно-испытательной станции ПО (Полет). На его счету более 5000 тысяч прыжков. С болью говорит он о коммерческом направлении работы омского аэроклуба, о том, что прыгает сейчас не тот, у кого результаты, а тот, у кого больше денег и свой личный парашют. Допрыгались…… Парашютизм становится забавой для богатых. Да нет, не прибыльное это дело. Просчитаются в итоге предприниматели. Чтобы за свою тысячу рублей столько страху натерпеться и еще прыгать!?
     По-разному приходят в большой спорт. Кто в 16 лет, кто позже. Иван Кутняшенко свой первый прыжок из интереса сделал в 23 года. Да так и остался в парашютном спорте навсегда. Через 2 года стал мастером спорта. У него более 5000 прыжков. Входил в десятку лучших парашютистов страны. Дважды был чемпионом Сибирского округа, чемпионом Средне – Азиатского округа, бессменным капитаном сборной Сибирского округа ВВС. Вот такой человек может иметь ценное мнение о своих коллегах по спорту. Он всегда любил, когда в судействе была Селиверстова. Значит, все по честному. 
     Однажды, на соревнованиях он дал « ляпу». Так называют неудачный прыжок.
     Тренер настоял, чтобы Иван попросил у судейсва перепрыжку. В судействе Селиверстова. 
     — Можно мне перепрыжку?
     — Пиши. Можно. Но ты знал, какая погода. Ты видел, куда тебя несет? Ты мастер или кто?
     — Видел. Знал. Мастер.
     — Я дам тебе перепрыжку, но уважать перестану.
     — Не надо. 
     Личное отношение к себе Селиверстовой ценил он выше любых результатов.
     Валентина Михайловна никогда не стремилась к результатам любой ценой. Бывало, что у нее из команды был самый слабый результат. Тренер вне себя.
     — Ты где была? Ты куда смотрела?
     — Ничего. Мы же первые. Зато всем сделала расчет.
   Качество и красоту прыжка ценила она превыше всего. Как говорит она, чтобы все «чистенько» было. Ее снимали на камеру, чтобы показать сборной команде, как правильно, без ошибок, «чистенько» выполнять упражнения. А количество уже и не так важно. В советские времена врачами запрещалось делать более 2 прыжков в день… Что для мастера 2 прыжка в день! На сборах за 2-3 недели спортсмены делают по 100-200 прыжков. Значит, до 10 прыжков в день. Это сейчас. У Селиверстовой 3,5 тысячи прыжков. Но у нее рекорд, чемпионство, кубки, призы.
    Смеется, когда рассказывает о своей маме. Приедет с соревнований с очередной медалью, ищет остальные, чтобы туда же положить. Нигде нет. А это мама, завернет в тряпицу и спрячет. Думала, что золото.
     Спорт – жизнь, жизнь – спорт. Но у нее, как у всех, семья. Муж, сын, ста-ренькая мама.
     Сын тоже прыгал, но сказал:
     — Извини, мать, Но по твоим стопам я не пойду. 
     И выбрал баскетбол. Рос беспрблемным малым. При такой – то матери, мог ли он быть другим. Он с детства видел, с каким уважением относятся окружающие к его матери, с каким придыханием называют ее имя начинающие спортсмены.
    24 декабря день рождения Валентины Михайловны Селиверсто-вой. Конечно же, в гостях родственники, звонки от тех, кто считает себя ее учениками, летчики, «парашютеры». 
     Она будет отвечать на звонки, благодарить, счастливо смеяться, что ее помнят, справляться о здоровье, спрашивать, кто еще прыгает, а кто судит. Голос у нее приветливый, спокойный, узнаваемый. Она такая же, ка-кой ее знают. Все желают ей здоровья, бодрости, благополучия.
   А мне хочется, чтобы в ее честь заиграл гимн России и поднялся флаг нашей родины, как было много раз, когда свои рекорды, свои достижения Выдающаяся спортсменка века дарила своей Великой Стране. 

Алевтина Вергунова

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: