+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Янчуков Александр Фёдорович

26.06.2014

 

 
Дважды плененный
 
   Александра Янчукова, когда он на третьем году срочной службы в Советской Армии готовился стать «дембелем», арестовали. По статье 58, пункт 1а присудили 25 лет. Может, и не накрутили бы такой жутко страшный срок, да припомнили германский плен. Несмотря на то, что в военные годы Саша был несовершеннолетним, да и в неметчину попал не по своей воле… 
    Из трех сыновей у матери Саша был средним. Жила семья в селе Ново-Николаевка Скадовского района Херсонской области. Место это ближе к  Керченскому перешейку. До моря было не так уж близко, да песчаные почвы ограничивали земледелие. Хотя росли сады, уродились арбузы, позже стали выращивать виноград. Занятым на работе все лето ребятишкам без отца было не легко, но старший брат к тому времени работал бухгалтером. Обременительными для крестьян были и многочисленные налоги.
    Осенью 41-го немцы достигли черноморского побережья. Александр Федорович вспоминает, как гнали мимо их села красноармейцев, ускоряя ход изможденных людей прикладами и не разрешая местным жителям подавать пленникам воду. Годом позже и самого, 15-летнего деревенского хлопца, вместе с другими жителями окрестных сел и городов, предварительно собранными в Херсоне, насильно погнали на чужбину. Через пол-Европы их везли в товарном эшелоне около недели почти без еды и питья, пока не доставили в город Карлсруэ, недалеко от Франции. 
   В число 15 невольников, отобранных для работы на электростанции в расположенном поблизости города Эслингена, попал Александр Янчуков. Это был своеобразный трудовой лагерь, в котором надо было трудиться с раннего утра до позднего вечера. Поднимались спозаранку по команде «Aufschteen!» и шли на ремонт вагонов, подходящих к станции железнодорожных путей. Было до слез тяжело перетаскивать тяжеленные рельсы, особенно когда тебя злобно подстегивали лающими голосами. Хотя работали вместе с немцами, по причине пожилого возраста оставленными в тылу, кормили раздельно. Пищу для узников готовила женщина, жившая по соседству со станцией. Но кормила столь отвратительно, что невольники взбунтовались, устроили забастовку. Расправа была короткой: половину забастовщиков избили и пересадили в карцер, остальных по-прежнему отправили на работу. Так парням показали, что их бунт бессмыслен. 
   Их освободили американские войска 4 апреля 1945 года. Всех славян отправили в сборный лагерь в городе Реймс. Потом Александру довелось послужить у советского офицера адъютантом, какое-то время охранять пленных немцев, пройти фильтрационный лагерь. Лишь после этого Янчукова отправили на Родину.
    В родной деревне он начинал молотобойцем, а позже освоил профессию кузнеца. Так и трудился в колхозной кузнице до призыва в 1948 году в армию. Его пехотная часть дислоцировалась в Феодосии, но служащих в ней солдат придали в помощь саперам, разминировавшим Керченский полуостров. Выполнение воинского долга Александром Янчуковым было вознаграждено медалью. А потом в части произошло ЧП: один сослуживец, балуясь, решил нагреть на огне патрон, закрепленный в расщелине скалы. Патрон взорвался, солдат лишился зрения, а вину за это решили возложить не на отцов-командиров, а на Янчукова, который был недалеко от места происшествия. Отягчающим обстоятельством стало его пребывание в Германии в военные годы. Александр Федорович и  сейчас подозревает, что сильно подставил его в том деле командир взвода лейтенант Ротов, которому самому не хотелось загреметь в тюрьму. Ретивый обвинитель даже требовал расстрела, но приговор смягчили до 25 лет заключения. Лишили всех прав,  отобрав воинскую награду, и отправили сначала в Кемеровскую область, а затем в омскую колонию УХ-16/8. Так Александр Федорович в 1951 году попал на строительство Омского нефтезавода, вся строительная площадка которого представляла зону, огороженную колючей проволокой. Его амнистировали только 14 июля 1955 года, уже после смерти Сталина. Полностью реабилитирован Янчуков был только в 1993 году.
   Освободившись от «второго плена», Александр Федорович, во-первых, наверстал образование сначала в вечерней школе, затем – в строительном техникуме. Во-вторых, добровольно и прочно осел в Омске.  Работал на многих омских стройках, уйдя на пенсию с должности начальника участка стройтреста № 1. Строительная профессия свела с Валентиной Дмитриевной, которая на долгие годы стала верной спутницей его жизни. Теперь вместе переносят все перипетии этой жизни, дожив до возраста обремененных внуками бабушки и дедушки. 

 
Николай Шокуров.                  

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: