+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Солдаты Победы

1893 0

Копылова Людмила Дмитриевна

Замечательный, отзывчивый, активный, достойный Гражданин нашей Родины.Почётный житель Полтавского районаю Заслуженный учитель РФ. Директор Полтавской средней школы № 1. Педагогический стаж 49 лет.

09.11.2014








































 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ОМСКАЯ ОБЛАСТЬ
ПОЛТАВСКИЙ РАЙОН
 


 о жителях Полтавского района, принявших непосредственное участие
в боевых действиях советско-финляндской войны 1939-1940 годов,
расширенное и дополненное.





 
р.п. Полтавка,  2015 г.
 









В преддверии 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г. продолжена работа об участниках
боевых действий жителей Омской области.

В настоящем приложении говорится о советско-финляндской войне 1939-1940г.г.   и участию в ней жителей Полтавского района. О тех, кто погиб, защищая границы нашей Родины, и  тех,  кто вернулся живым и продолжал участвовать
в защите страны на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.

В приложении дополнены и расширены сведения о полтавчанах - участниках советско-финляндской войны, установленные ветеранскими организациями и по сообщениям родственников после завершения работы
над областной книгой Памяти  «Солдаты Победы»


Руководитель проекта - Людмила Дмитриевна Копылова – Почётный житель Полтавского района,
Заслуженный учитель Российской Федерации
   
      
                 
Оператор компьютерного набора - Федонюк Валерий Григорьевич




«Об одном прошу тех, кто переживет это время: 

не забудьте !

Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте 

свидетельства о тех, кто пал за себя и за Вас.

Придет день, когда настоящее станет прошедшим, 

когда будут говорить о Великом времени и

 безымянных героях, творивших историю.

Я хотел бы, чтобы все знали, что не было

 безымянных героев, что были люди, которые имели

 свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды, 

и потому муки самого незаметного из них были не

 меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю.

Пусть же павшие в бою будут всегда близки вам,

 как друзья, как родные, как вы сами !


Юлиус Фучик (1909 – 1943 гг)





Уважаемые читатели !
 
     Вы держите в руках книгу о жителях Полтавского района, принявших непосредственное участие в боевых действиях советско – финляндской войны 1939 – 1940 годов. 

    Эта небольшая по объему книга уникальна по своему содержанию. В ней дополнены и расширены сведения о полтавчанах – участниках советско – финляндской войны, установлденные ветеранскими организациями и по сообщениям  родственников после завершения работы над областной книгой Памяти « Солдаты Победы».
 
     В 2014 году исполнилось 75 лет с начала советско – финляндской войны. В Финляндии ее традиционно называют «зимней войной», в России и странах бывшего Советского Союза – «финской». Война длилась не многим более трех месяцев, но оставила глубокий след в истории как Финляндии, так и СССР. Обе стороны понесли тяжелейшие утраты в живой силе и технике.  Финская война остается в большей степени белым пятном и за 75 лет обросла легендами и мифами, как никакая другая кампания Второй мировой войны. 

     Долгие годы, преднамеренно или нет, подлинная история советско – финляндской войны предавалась забвению, не публиковались полные данные о потерях Красной Армии. В полной мере не была отдана дань памяти павшим, кто сложил голову в то суровое время. По сей день судьба многих командиров и красноармейцев, погибших либо пропавших без вести в 105 – дневной войне, остается неизвестной. Поэтому знаменательно, что вслед за опубликованием книги «Солдаты Победы»,  в Полтавском районе появился  «печатный памятник» советским воинам, погибшим в боях, умерших от ран и болезней, пропавших без вести или погибших в плену в советско – финлядской войне.

     В наши дни уже не столько из рассказов очевидцев и участников войны, а все больше из книг, учебников и исторических трудов потомки узнают об этой войне. И очень важно восстановить имена и увековечить всех погибших и тех кто числится без вести пропавшими.  Это необходимо сделать для того, чтобы отдать почести на местах вечнолго покоя, чтобы не оборвались нити народной традиции – свято хранить в поколениях память о защитниках Отечества, отдавших жизнь на поле брани. Эта книга – еще одна страничка в краеведческой летописи войны, летописи незабвенной и неисчерпаемой. 

Глава Полтавского муниципального района  А. В. Милашенко.



От руководителя проекта









Светлой  памяти земляков Полтавчан – участников
советско-финляндской войны

     Приблизилась к завершению сложная работа в течение нескольких лет по воскрешению памяти наших земляков-участников войны с финнами в 1939-40годах. 75 лет, назад последним выстрелом 13 марта (40 года) закончилась 105-ти дневная война.

      Сейчас, когда собран и записан  огромный материал о погибших и вернувшихся с войны, о тех, кто после войны в Финляндии вновь ушли на битву с германским фашизмом и его союзниками, хочу сказать слова искренней, сердечной благодарности всем, особенно землякам, кто собирал документы воспоминания, восстанавливая судьбы наших солдат Красной Армии. Спасибо всем, кто присылал письма, приезжал с рассказами-воспоминаниями, звонил по телефону, чтобы ничья судьба не осталась незамеченной, чтобы жизнь и гибель близких людей не осталась неизвестной из-за нашего равнодушия!

      Спасибо ещё раз вам, патриотам нашей малой родины – Полтавского района! Именно этим люди – патриоты воскресили память своих отцов, дедов, земляков!

    24 декабря 2010 года районная газета «Заря» опубликовала о событиях 1939-40 года первую информацию – 2 списка: погибших в боях и вернувшихся с короткой и жестокой войны. Более двух лет шла тщательная проверка данных о потерях в этой войне.

     Документы и свидетельства родственников внесли некоторые изменения: люди, обозначенные убитыми, вернулись домой после войны с ранениями. Так, с тяжёлым ранением головы и лица вернулся в Еремеевку Егор Гаврилович Гончаров. В похоронке было сказано: «Гончаров Егор Гаврилович, 1911 г.р. Омская область, 


   Полтавский район, Еремеевский сельский совет. Призван Омским облвоенкоматом в 91 мотострелковый полк 37 м.с. дивизию. Погиб в бою 05.03.1940 года. Похоронен на острове Петяя-саари (Финляндия)». Дочь его, моя бывшая ученица, Ольга Егоровна – учитель пенсионер сохранила добрую память  об отце, сберегла его фотографии из госпиталя, рассказала о его работе после выздоровления, со слезами похоронила его в родном селе в 1980 году.  
                                    
        Вернулся с войны в Терпеньевский сельский совет Грицаенко Игнат Владимирович, 1910 г.р. А похоронка напечатанная во Всероссийской Книге Памяти (10 томов), указала день гибели: 23.02.1940 г., место захоронения: с.Лупикко. Но в «Книге Памяти» Омской области (11 томов) я читаю (том 7, стр 350): «Грицаенко Игнат Владимирович, р. 1910 г. Рядовой 1210 стр. полка  362 стр. дивизии; погиб 22.03.1942 года, похоронен в д. Нива Нелидовского района Тверской области».

     И ещё «Семерич Иван Савельевич. Омская область Полтавский район, Никоновский с с. Призван Омским облвоенкоматом (ОВК). Красноармеец 91 мсп 37 мсд. Погиб в бою 23.02.1940 г. похоронен в районе с. Лупикко. А рядом: «Семерич Николай Данилович, 1913 г.р. Омская область, Полтавский район, Соловьёвский с/с. Призван Омским ОВК. Красноармеец 91 мсп 37 мсд. Погиб в бою 08.03.1940 года. Похоронен в районе с. Лупикко. 

      Два полтавчанина, служили в одном полку, в одной дивизии, погибли друг за другом, похоронены в одном месте…
   
     Но снова поиск… Потомки Семерич Ивана Савельевича из Никоновки сообщили, приехав лично, о счастливой судьбе Ивана Савельевича.

    Отвоевав с финнами, Иван Савельевич вернулся домой к семье, там подрастали дети. Но война, разразившаяся 22 июня 1941 года вернула солдата снова в строй, хотя на войне 39-40 г.г. он уже имел ранение. Рядовой 733 стрелокового  полка вернулся в родной дом в 1945 году, когда пал Берлин. 

      Труженик Иван Савельевич любил работу и умел работать. В семье появились младшие дети – всех их согревало сердце отца и матери. Около отца учились трудиться и дети, любили своих детей. Стоит сказать, что дочь Ивана Савельевича, в замужестве Нагорная, родила и вырастила 10 детей. В 1979 году Анне Ивановне было присвоено звание Мать-Героиня. В замужестве живёт и все годы работала на ФАПе с. Воронцовки Вера Ивановна Белеевская – дочь Ивана Савельевича. Старший сын его, Иван Иванович, трудился в Никоновке на тракторе. Его добросовестный труд был отмечен орденом «Знак Почёта». Семьдесят лет отпустила судьба Ивану Савельевичу на достойную жизнь, на право гордиться своими детьми. Вырастить, воспитать восьмерых было непросто, но по плечу патриоту и труженику – Ивану Савельевичу Семерич.

     Не меньше сил и времени я посвятила поискам судьбы Семерич Николая Даниловича; он погиб за 5 дней до конца войны. Не удалось найти его потомков. «Вечная память солдату!» - так в душе скажет каждый полтавчанин. Не удалось найти и встретиться с потомками погибших Сиволап Евстафия Андреевича (Полтавский с/с), Шакирянова Махмута (Соловьёвский с/с), Шатрова Д.(С). Ф. (Терпеньевский с/с), Ясько Дмитрия Ивановича (Еремеевский с/с).

     Понятно, что на поле боя раненого или убитого красноармейца могли поднять и сделать всё необходимое санитары другого полка, дивизии, и тогда появилась путаница и ошибки, особенно, если отсутствовал у солдата медальон.

     Через 60 лет была создана редакция «Книга памяти» о войне с финнами. Документы, собранные из военных архивов, достаточно изменились: выцвели карандашные записки, пожелтела и стала хрупкой бумага – это затрудняло работу. Ошибки появлялись и при работе с документами погибших в условиях непрерывающихся сражений. Из поколения в поколение передаются рассказы участников штурма линии Маннергейма, глубокие снега, морозы и снайперы – «кукушки». В судьбах многих полтавчан отмечено не только ранение, но и обморожения. Война – есть война.

    Поэтому обращаюсь ко всем, в роду которых уходили на фронт, возвращались или погибали солдаты – родственники, кто помнит рассказы об этой войне, хранит документы военных лет, проверьте, уточните данные и сообщите автору издаваемой книги.

      Следует сказать, что на созданных в районе памятниках погибшим в годы Великой Отечественной войны, уже были занесены фамилии погибших на войне в Финляндии, 46 человек из них вписаны вместе с солдатами 41-45 г.г.

     Так Симирич  Никита Данилович увековечен в с. Вольное, а в похоронке его фамилия записана Семерич Николай Данилович, призван из Соловьёвского сельского совета: эта фамилия – Симирич Никита Данилович – вписана и на памятнике с.Соловьёвка. Очень трудно определить истинную фамилию человека до сих пор.

     Повторяюсь в своей просьбе: дорогие земляки, сделайте всё от вас зависящее, чтобы сведения наши были точными, правдивыми, а книга искренним и добрым памятником прошедшей войне.
Вот ещё примеры разночтений.

      Кабанов Павел Михайлович, 1911 года рождения, был призван из Красногорки. Якобы 23.03.1940 г. пропал без вести, но, проследив ряд документов, я прочла в 7 томе «Книги памяти 2 на 389 странице, что рядовой Павел Михайлович Кабанов умер в плену 6 сентября 1943 года в городе Славута Хмельницкой области. Значит воевал и в Великой Отечественной войне.

    Вернулся с войны и прожил до 29.12.1973 года Лазарев Василий Платонович из Соловьёвки, хотя была похоронка.

     Вернулся Плешкунов Мартин Филиппович, хотя указано место его захоронения в с. Лупикков   Финляндии, а в боях Великой Отечественной войны он якобы пропал без вести в ноябре 1942 года.

   Трижды изменилась в документах фамилия бойца из Соловьёвки: Радионов-Редькин-Редникин Василий Сергеевич, который не погиб 07.03.1940 года в Финляндии, а 08.03.1942 года. Значит, вернулся и ушёл на войну против гитлеровских захватчиков, где и сложил голову…

    Такая судьба повторилась у Храмцова Павла Ивановича – (Никоновский с/с), Филонова Гаврила Ильича – 1904 гола рождения!

      Ивлев Анастас Иванович, служил в 91 мотострелковом полку 37 дивизии, в документах погиб в бою 28.02.1940 года и похоронен в с. Лупикко (Финляндия)… Но его дети принесли документы, рассказали о его жизни, и я вспомнила, что в годы моей работы по ул. Советской у самой школы №1, жил Ивлев А.И. Он был рабочим в центральной больнице, он страдал плохим зрением, был скромный спокойный человек, любил рыбалку, умел вязать сети и дарил их людям. Тишина озера, негромкие голоса птиц, мягкий плеск воды снимали напряжение нервной системы, порушенной войной, снайперами с разрывными пулями…

    За каждой фамилией солдата войны много испытаний и горя. Как бережно надо хранить нам в книгах, документах, в сердце благодарную память землякам!

    Советско-финляндская война совершенно справедливо считается одной из самых малоизученных страниц отечественной военной истории. 

     Её считали «незнаменитой», зимней войной, «конфликтом». Но это была самая настоящая, кровавая война, унесшая более 126 тысяч жизней. 

      Из Омской области на этот фронт ушли три тысячи добровольцев. Домой вернулся лишь каждый второй». 

     Невольно думаешь о том, какая мысль последняя пронзила сердце погибающего солдата. А может, смерть была мгновенной - финны приготовили для красноармейцев не только разрывные пули, мины, снаряды, бомбы, но и целый плацдарм укреплённого огня и смерти - линию Маннергейма. 

     А потом - Отечественная война. С избытком выпало лишений на долю солдатских детей. Но выжили, выстояли, сохранили светлую память об отце. 

     Сын солдата, Иван Васильевич Кавун, привёз единственную, сберегаемую многие годы фотографию отца.  Он хранил эту святую для него фотографию.

   
 Сохраняя память о полтавчанах-участниках советско-финской войны, создана теперь книга, которую Вы, читатель, держите в руках. Желание авторов – донести до каждого ныне живущего полтавчанина всё, что знаем о солдатах района сегодня; оставить память будущим поколениям о героических предках, могилы которых остались на вечно в местах, где вражеская пуля оборвала жизнь советского солдата – нашего земляка…

 
Л. Д. Копылова, Заслуженный учитель Российской Федерации,
Почетный житель Полтавского района













 
 

                                                              ОБЕЛИСКИ



                       Мы приходим туда, где березы чуть шепчут листвою, 
                       Где охапки цветов, где венки и ... немного вины ... 
                       Там в граните и мраморе памятью нашей с тобою 
                       На века сохраним имена не пришедших с войны. 

                       Нет в России земли, где бы русский солдат не сражался, 
                       За родной уголок, за семью и друзей умирал. 
                       И не каждый из них после страшных боев возвращался, 
                       Но в родимом краю обелисками памяти стал.

                       Имена, имена... Сколько вас на чужбине забытых, 
                       Похороненных там. где настигла вас злая судьба. 
                       Помолчите, потомки! И сердцем своим помяните 
                      Тех, к могилам которых никто не придет никогда.

                       Обелиски России! В них тайная сила сокрыта, 
                       Что так тянет к себе стариков, и детей, и невест. 
                       Обелиски России! Дождем и слезами омыты. 
                       Потому нет на свете для памяти скорбнее мест!


 
Елена Копылова, р.п. Полтавка



 

Предисловие












 


 
     Зимняя война между Советским Союзом и Финляндией началась 30 ноября 1939 года. В этот день советские войска пересекли границу Финляндии и вступили в бой с финской армией, развернутой к тому времени на оборонительных рубежах.

    Финляндия была достаточно сложным направлением во внешнеполитической стратегии СССР, при этом на взгляды политической элиты в немалой степени еще оказывало отношение к Финляндии, как бывшей составной части Российской империи.

     В самой Финляндии позиция политических лидеров различных направлений характеризовалась постоянным недоверием к СССР, с одной стороны, и поиском путей к установлению с ним стабильных отношений — с другой стороны.

  Советско-финляндские отношения развивались противоречиво, сочетая стабильность и периодически возникающую напряженность. Во второй половине 30-х годов они все в большей степени зависели от общей международной обстановки и взаимоотношений между СССР, Германией, Англией и Францией. Великие державы стремились включить Финляндию, наряду с Польшей и Прибалтийскими странами, в орбиту своих стратегических и политических интересов. Именно поэтому на англо-франко-советских переговорах в Москве летом 1939 года этим вопросам было уделено заметное внимание.

     Обстановка кардинально изменилась в результате заключения 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении. Согласно секретному дополнительному протоколу к этому договору Финляндия была включена в сферу интересов СССР, что привело к существенным переменам в советско-финляндских отношениях.

     Выдвинутое ранее предложение советского правительства предоставить СССР в аренду полуостров Ханко и некоторые прилегающие к нему острова, отодвинуть границу в районе Ленинграда в обмен на территорию в Карелии приобрели ультимативный характер. Надо заметить, что мнения в руководящих кругах Финляндии относительно советских предложений, а затем и требований, не были однозначными. Часть видных деятелей, в том числе К.Маннергейм и Ю.Паасикиви, склонялись к целесообразности уступок, однако в конечном итоге Финляндия ответила отказом.

      На территории Финляндии ускоренными темпами возводились военные базы, арсеналы, строилась и совершенствовалась линия Маннергейма. Велось это строительство с помощью иностранных специалистов, в том числе немецких. Многие сооружаемые объекты были рассчитаны на гораздо большую численность вооруженных сил, чем та, которой располагала Финляндия.

    Военные приготовления Финляндии вызывали естественное беспокойство у правительства Советского Союза.

     Следует отметить, что Москва не ставила своей целью прямое включение Финляндии в состав СССР, до этого Финляндия четыре раза, начиная с Петра 1, входила в состав России.

     Речь на переговорах шла лишь о том, чтобы обезопасить Ленинград, который важен был для Советского Союза как промышленный центр, он давал 30-35% товаров оборонного назначения, являлся второй столицей, безопасность Ленинграда была безопасностью Отечества. При этом речь шла о возмещении территории в другом месте.

     Решение задачи о безопасности Ленинграда и ряда других вопросов необходимо было осуществить именно в ноябре-декабре 1939 года потому, что в это время позволяла сделать международная обстановка. На западе три самых больших державы вцепились друг другу в горло за передел Европы. 

    К концу ноября 1939 года на границах с Советским Союзом были развернуты финские вооруженные силы,  которые насчитывали вместе с обученным резервом до 600 тыс.человек, около 900 орудий разного калибра. Они также имели  270 боевых самолетов, 29 кораблей. Почти половина сухопутных сил была объеденена в Карельскую  армию.  Она была сосредоточена на Карельском перешейке, занимала линию Маннергейма протяженностью 135 км и глубиной до 90 км.

     Выступая на разборе итогов этой войны, И.В.Сталин отмечал, что некоторые товарищи хвастливо заявляли, «что наша армия непобедима», но настоящей серьезной войны наша армия еще не вела. И.В.Сталин продолжал: «Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны очень ценен. Традиции гражданской войны тоже ценны, но они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции и опыта гражданской войны, с которым надо покончить, он и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны. Надо было учить войска с получением новой техники, с получением разведданных о том, что происходит в других армиях.

     Надо понять, что ни пехота одна сама по себе, ни артиллерия, ни авиация задачи на войне не решат, если не будет организовано взаимодействие всех сил и средств для решения одной главной задачи. Вот почему мы выбираем или определяем, где должен наноситься главный удар».

      И.В.Сталин остановился на разработке новых видов оружия: автоматов, минометов, радио, средств ПВО.

     На первом этапе войска 11-й армии во взаимодействии с Северным флотом в декабре овладели полуостровами Рыбачий и Средний, г. Петсамо и закрыли Финляндии выход к Баренцеву морю. Одновременно войска 9-й армии, наступавшие южнее, вклинились вглубь обороны противника на 35-45 км. Части 8-й армии прошли с боями вперед до 80 км, но некоторые части армии попали в окружение и вынуждены были отступить.

     Наиболее тяжелые и кровопролитные бои развернулись на Карельском перешейке, где наступала 7-я армия.

      К 12 декабря её войска при поддержке авиации и флота преодолели сильную полосу обеспечения и вышли к линии Маннергейма по всей её ширине.

      Воевали 3 месяца и 12 дней, потом финны стали на колени, мы уступили. Война закончилась.

   Что же мы получили? Обезопасили Ленинград, теперь граница проходит севернее Выборга. Полу¬чили полуострова Рыбачий и Средний, г. Петсамо и полуостров Ханко. Мы разбили не только финнов - эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов.

      В этом основная наша победа. Из неё вытекают огромные задачи перед Красной Армией — стать современной. Надо забыть, что победы в прошлом - это фундамент для подготовки войск. Используя новую технику, Красную Армию необходимо было готовить к современной войне. Общие потери Красной Армии за 105 дней войны составили - 333089 человек, погибло - 126875 человек, вернулись из плена — 6017 человек.



 
Д. Т. Язов, Маршал Советского Союза,
Почетный гражданин Омской области 
 
 
 

 
Нота Финского правительства

 

 
     «Господин народный комиссар, в ответ на Ваше письмо от 26 с.м. имею честь, по распоряжению моего правительства, довести до Вашего сведения нижеследующее:
     В связи с якобы имевшим место нарушением границы Финляндское правительство в срочном порядке произвело надлежащее расследование. Этим расследованием было установлено, что пушечные выстрелы, о которых упоминает Ваше письмо, были произведены не с финляндской стороны. Напротив, изданных расследований вытекает, что упомянутые выстрелы были произведены 26 ноября между 15 часами 45 минутами и 16 часами 5 минутами по советскому времени с советской пограничной стороны, близ упомянутого Вами селения Майнила. С финляндской стороны можно было видеть даже место, где взрывались снаряды, так как селение Майнила расположено на расстоянии всего 800 метров от границы, за открытым полем.

      На основании расчёта скорости распространения звука от семи выстрелов можно было заключить, что орудия, из которых произведены были эти выстрелы, находились на расстоянии около полутора-двух километров на юго-восток от места разрыва снарядов. Наблюдения, относящиеся к упомянутым выстрелам, занесены были в журнал пограничной стражи в самый момент происшествия. При таких обстоятельствах представляется возможным, что дело идет о несчастном случае, происшедшем при учебных упражнениях, имевших место на советской стороне, и повлекшем за собою, согласно Вашему сообщению, человеческие жертвы. Вследствие этого я считаю своим долгом отклонить протест, изложенный в Вашем письме и констатировать, что враждебный акт против СССР, о котором Вы говорите, был совершен не с финляндской стороны.

      В Вашем письме Вы согласились также на заявления, сделанные гг. Паасикиви и Таннеру во время их пребывания в Москве относительно опасности сосредоточения регулярных войск в непосредственной близости к границе, близ Ленинграда. По этому поводу я хотел бы обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что в непосредственной близости к границе с финляндской стороны расположены, главным образом, пограничные войска; орудий такой дальнобойности, чтобы их снаряды ложились по ту сторону границы, в этой зоне не было вовсе.

     Хотя и не имеется конкретных мотивов для того, чтобы, согласно Вашему предложению, отвести войска с пограничной линии, моё правительство, тем не менее, готово приступить к переговорам по вопросу об обоюдном отводе войск на известное расстояние от границы.

     Я принял с удовлетворением Ваше сообщение, из которого явствует, что Правительство СССР не намерено преувеличивать значение пограничного инцидента, якобы имевшего место по утверждению Вашего письма. Я счастлив тем, что имел возможность рассеять это недоразумение уже на следующий день по получении Вашего предложения. Однако, для того, чтобы на этот счёт не осталось никакой неясности, моё правительство предлагает, чтобы пограничным комиссарам обеих сторон на Карельском перешейке было поручено совместно произвести расследование по поводу данного инцидента в соответствии с конвенцией о пограничных комиссарах, заключенной 24 сентября 1928 года.

     Примите, господин народный комиссар, заверения в моём глубочайшем уважении.
                              А.С. ИРИЕ-КОСКИНЕН

                       


 
 Ответная Нота Советского правительства
 
   
       Господин посланник!

     Ответ Правительства Финляндии на Ноту Советского правительства от 26 ноября представляет документ, отражающий глубокую Враждебность Правительства Финляндии к Советскому Союзу призванный довести до крайности кризис в отношениях между обеими сторонами.

     1.    Отрицание со стороны Правительства Финляндии факта возмутительного артиллерийского обстрела финскими войсками советских войск, повлекшего за собой жертвы, не может быть объяснено иначе, как желанием ввести в заблуждение общественное мнение и поиздеваться над жертвами обстрела. Только отсутствие чувства ответственности и презрительное отношение к общественному мнению могли продиктовать попытку объяснить возмутительный инциденте обстрелом «учебными упражнениями» советских войск в артиллерийской стрельбе у самой линии границы на виду у финских войск.

      2.    Отказ Правительства Финляндии отвести войска, совершившие злодейский обстрел советских войск, и требование об одновременном отводе финских и советских войск, исходящие формально из принципа равенства сторон, изобличают враждебное желание Правительства Финляндии держать Ленинград под угрозой. На самом деле мы имеем здесь не равенство в положении финских и советских войск, а, наоборот, преимущественное положение финских войск. Советские войска не угрожают жизненным центрам Финляндии, ибо они отстоят от них на сотни километров, тогда как финские войска, расположенные в 32 километрах от жизненного центра СССР — Ленинграда, насчитывающего три с половиной миллиона населения, создают для него непосредственную угрозу. Не приходится уже говорить о том, что советские войска, собственно, некуда отводить, так как отвод советских войск на 25 километров означал бы расположение их в предместьях Ленинграда, что является явно абсурдным с точки зрения безопасности Ленинграда. Предложение Советского правительства об отводе финских войск на 20 - 25 километров является минимальным, ибо оно ставит своей целью не уничтожение этого неравенства в положении финских и советских войск, а лишь некоторое его смягчение. Если Правительство Финляндии отклоняет даже это минимальное предложение, то это значит, что оно намерено держать Ленинград под непосредственной угрозой своих войск.

    3. Сосредоточив под Ленинградом большое количество регулярных войск и поставив, таким образом, важнейший жизненный центр СССР под непосредственную угрозу, Правительство Финляндии совершило враждебный акт в отношении СССР, несовместимый с Пактом о ненападении, заключенным между обеими странами. Отказавшись же отвести войска хотя бы на 20 - 25 километров после происшедшего злодейского артиллерийского обстрела советских войск со стороны финских войск, Правительство Финляндии показало, что оно продолжает оставаться на враждебных позициях в отношении СССР, не намерено считаться с требованиями Пакта о ненападении, и решило и впредь держать Ленинград под угрозой. Но Правительство СССР не может мириться с тем, чтобы одна сторона нарушала Пакт о ненападении, а другая обязывалась исполнять его. Ввиду этого Советское правительство считает себя вынужденным заявить, что с сего числа оно считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу Пакта о ненападении, заключенного между СССР и Финляндией и систематически нарушаемого Правительством Финляндии.

          Примите, господин посланник, уверения в совершенном к вам почтении.»
          Народный  комиссар  иностранных дел СССР  В. Молотов
 
 

 

Советско-финляндская война 1939-1940 годов


 
       В конце ноября 1939 года между СССР и Финляндией вспыхнул военный конфликт, переросший в полномасштабную войну. А началось это вооруженное противостояние в непростой политической обстановке, когда в Европе вовсю разгорался пожар Второй мировой войны.

     Пытаясь решить вопрос о безопасности северо-западных границ мирным путем, советское руководство предложило Финляндии отодвинуть советско-финляндскую границу на Карельском перешейке на несколько десятков километров на север до линии Липола (Котово) — Койвисто (Приморск). В обмен на эту территорию, составляющую 2761 кв. км, правительство СССР соглашалось передать Финляндии территорию вдвое большую — 5329 кв. км в районе советской Карелии. Кроме того, Советский Союз, также путем территориального обмена, просил уступить пять мелких островов и предоставить в аренду небольшую территорию на полуострове Ханко для строительства военно-морской базы. Эта база прикрывала бы не только морские подступы к Ленинграду, но и к южному побережью Финляндии.

     12 октября 1939 года в Москву прибыла правительственная делегация Финляндии, начались прямые советско-финляндские переговоры. Финская делегация отвергла основные предложения Советского Союза, не согласившись ни на создание советской военной базы на своей территории, ни на перенос границы на Карельском перешейке. Переговоры зашли в тупик и были прерваны.

     Обстановка приобретала все более конфронтационный характер. Конфликтная ситуация между СССР и Финляндией достигла кульминационной точки 26 ноября, когда произошел так называемый майнильский инцидент. Советское руководство обвинило Финляндию в том, что в этот день её артиллерия подвергла обстрелу территорию СССР в районе селения Майнила, что привело к челове¬ческим жертвам. Это было квалифицировано как «враждебный акт против СССР» и явилось поводом для денонсации советско-финляндского Договора о ненападении, подписанного в 1932 году.

     30 ноября 1939 года «заговорили пушки», и советская группировка численностью 425 тысяч чело- век развернула боевые действия от Баренцева моря до Финского залива на фронте 1500 километров. В своем составе советские войска имели около 1200 самолетов, 1476 танков и 1576 орудий. На главном направлении — Карельском перешейке — было сосредоточено 169 тысяч человек. Военные действия на суше поддерживали Балтийский и Северный флоты. Финское командование большую часть сил почти 300-тысячной армии также развернуло на Карельском перешейке, где была создана мощнейшая оборонительная линия Маннергейма.

     В предполье (полоса обеспечения), глубина которого на разных направлениях достигала 25-65 километров, советским частям предстояло преодолеть несколько полос заграждений и систему опорных пунктов, имевших 800 дзотов и дотов. Советским войскам на преодоление предполья потребовалось от 5 до 10 дней. Первыми прошли вражескую полосу обеспечения части и соединения, наступавшие на правом крыле 7-й армии. За трое суток с начала войны они продвинулись на 25 километров и к исходу 2 декабря вышли к реке Тайпален-йоки, на противоположном берегу которой начиналась линия Маннергейма.

     С целью форсирования водной преграды и прорыва Тайпаленского узла сопротивления из правофланговых соединений и частей 7-й армии была создана оперативная группа, с которой взаимодействовала Ладожская военная флотилия. 6 декабря стрелковые части и соединения этой группы приступили к форсированию Тайпален-йоки сразу на тех участках. Проявляя мужество, самоотверженность и решительность, бойцы и командиры 19-го стрелкового полка не только захватили хорошо укрепленный плацдарм на противоположном берегу, но и удержали его. Умело действовали и воины одного из батальонов 222-го стрелкового полка, обеспечившие форсирование водной преграды всему полку, а также воины-понтонеры, сумевшие, за одну ночь навести понтонные переправы. Упорные бои на плацдарме продолжались до 21 декабря, а потом, как и на других участках фронта, советским воинам пришлось перейти к обороне.

     Из-за недостатка обходных путей в лесисто-болотистой местности на военных дорогах образовывались огромные пробки. Глубокий снег сильно замедлял продвижение, сковывал маневренность тяжелых машин. А морозы доходили до 45-50 градусов. В результате тяжелая артиллерия и танки не успевали вовремя выйти на позиции и рубежи. К тому же в тылу советских войск действовало большое количество финских разведывательных и диверсионных групп, дезорганизовывавших наши тыловые службы, работу штабов частей и соединений. Для борьбы с ними пришлось отвлекать значительные силы.

      С упорными боями, преодолевая многочисленные заграждения, войска 7-й армии через 10-13 суток вышли к укреплениям линии Маннергейма, которая состояла из двадцати двух узлов сопротивления, а также из отдельных опорных пунктов. На ряде участков проволочные заграждения доходили до 45 рядов, а бетонные надолбы до 12 рядов. Для преодоления этого оборонительного рубежа требовалась длительная и всесторонняя подготовка.

     В Ставке пришли к выводу, что наличие на Карельском перешейке двух армий — 7-й и 13-й требует более четкой координации их действий, для чего было создано управление Северо-Западного фронта, которое возглавил командарм 1-го ранга С.К.Тимошенко.

     Уже с конца декабря началась напряжённая и скрупулёзная подготовка к решающему штурму. На фронте от Баренцева моря до Ладожского озера большинство наших соединений были остановлены и отведены назад, а значительная их часть блокирована противником. Основной задачей 14-й, 9-й и 8-й армий стало удержать занятые рубежи и деблокировать окруженные войска, а также защитить коммуникации.

     Перед Северо-Западным фронтом стояла за¬дача прорвать линию Маннергейма на всю глубину и уничтожить оборонявшие её войска. Для нанесения главного удара было выбрано выборгское направление, позволявшее использовать тяжелую военную технику. Нанести главный удар предстояло смежными флангами 13-й и 7-й армий, сосредоточив 14 дивизий на участке 40 километров. На направление главного удара было привлечено свыше 70 процентов всей артиллерии и сосредоточены основные усилия авиации.

      Войска, сосредоточенные на Северо-Западном фронте, интенсивно пополнялись подразделениями и частями из Московского, Киевского, Одесского, Уральского. Приволжского и Сибирского военных округов. В частности, из Сибирского военного округа сюда были переброшены 37-я и 91-я мотострелковые дивизии. С 5 января по 10 февраля 1940 года на Карельский перешеек прибыли 13 новых дивизий, десять из которых вошли в состав Северо-Западного фронта. В резерве Главного командования находились кавалерийский корпус, три стрелковые дивизии и танковая бригада, которые перед штурмом линии Маннергейма перешли в подчинение командующего войсками Северо-Западного фронта.

    11 февраля 1940 года тишину пасмурного утра разорвала мощная канонада — началась артиллерийская подготовка. Затем под прикрытием огневого вала в наступление ринулась пехота 13-й и 7-й армий, поддерживаемая танками. Штурмовые группы устремились к дотам. На главном направлении 123-й стрелковой дивизии удалось продвинуться на 1-1,5 километра. Её части захватили важную в тактическом отношении высоту с отметкой 65,5. Первая позиция, особенно сильно укрепленная, была прорвана. Все попытки финнов восстановить положение были отбиты.

      Введенные в сражение части и соединения на второй день операции расширили участок прорыва. За два дня боев удалось захватить 11 дотов и 21 дзот. На третий день был завершен прорыв первой полосы обороны.

     14 февраля наступление на Карельском перешейке возобновилось. В течение дня, отражая непрерывные финские контратаки, части и соединения 7-й армии с упорными боями медленно продвигались вперед. К вечеру они расширили прорыв по фронту до 4 километров и до 5-6 километров в глубину. Особенно умело действовали 123-я и 7-я стрелковые дивизии. Совместно с другими соединениями и частями 50-го стрелкового корпуса 7-я дивизия не только пробила брешь в Хотиненском укрепленном узле, но и ликвидировала его.

     Воспользовавшись достигнутым результатом, командарм -7 ввел в прорыв подвижную группу армии (13-я танковая и 15-я стрелковая бригады), которая увеличила ширину прорыва до 11-12 километров, а глубину — до 11 километров. На левом крыле 7-й армии 138-я и 113-я стрелковые дивизии создали угрозу обхода с севера Кархульского узла сопротивления финнов. Дальнейшее продвижение частей этих дивизий перерезало пути отхода финских войск, оборонявших западный фас первой полосы линии Маннергейма и острова в Финском заливе.

     В обороне противника на Карельском перешейке образовалась значительная брешь. Его войска отступали по всему фронту от реки Вуоксы до Финского залива. Главные финские силы сумели оторваться от преследования, организованно отойти на вторую полосу обороны и закрепиться на ней. Оставляя позиции, финские арьергарды уничтожали за собой мосты, сжигали населенные пункты, устраивали завалы на дорогах, заманивали противника на минные поля. 

      И, тем не менее, советские воины настойчиво продвигались вперед. 24-я стрелковая дивизия 7-й армии заняла Вяйсянинский узел обороны, а 20-я танковая бригада захватила станцию Сяйние, находившуюся в 6 километрах юго-западнее Выборга.

      Финское правительство, встревоженное выходом советских войск на ближние подступы к Выборгу и прорывом линии Маннергейма, стало искать возможности для переговоров о мире. Шведское правительство выразило готовность стать посредником между Финляндией и СССР.

     Пока шли дипломатические маневры, войска продолжали выполнять поставленные задачи. Командование фронтом назначило штурм Выборга на 11 марта, стрелковые соединения форсировали Выборгский залив. Вслед за ними переправился через залив и 3-й кавалерийский корпус, который сосредоточился на полуострове Койвисто. А 70-я стрелковая дивизия перехватила важную дорогу, соединяющую Выборг со столицей Финляндии Хельсинки. С севера город обходила 123-я стрелковая дивизия. Финскому гарнизону грозило полное окружение. 11 марта город пал, боевые действия на этом и других участках фронта прекратились.

     В это время в Москве начались переговоры, закончившиеся подписанием мирного договора. Согласно ему, в состав территории СССР включались весь Карельский перешеек с Выборгом, Выборгский залив с островами, западное и северное побережье Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе, часть полуостровов Рыбачьего и Среднего. Советскому Союзу сдавались в аренду на 30 лет полуостров Ханко и ряд прилегающих к нему островов. Финляндии же возвращалась занятая советскими войс-ками северная область Петсамо.

      Главная стратегическая задача, которую преследовало советское руководство, — обезопасить свой северо-западный фланг — была достигнута.

     Тяжелейшие испытания, выпавшие на долю командиров и красноармейцев, не сломили их духа, самоотверженности, мужества. Действуя в суровых условиях Карельского перешейка и Заполярья, они проявили стойкость, выносливость и массовый героизм. Многие отличившиеся воины, в том числе омичи, были награждены орденами и медалями. За проявленное мужество, стойкость и героизм 79 частей и соединений награждены ор¬денами, а 123-я и 70-я стрелковые дивизии были удостоены ордена Ленина.

    Советско-финляндская война 1939-1940 годов стоила советскому народу многих жертв. За 105 дней этой «незнаменитой» войны погибло, пропало без вести и умерло от ран по официальным данным 126875 человек, в том числе более тысячи омичей. В отечественной историографии эта война долгое время называлась военным конфликтом, а в зарубежной истории - зимней войной. Но как бы эта война ни называлась, она является неотъемлемой частью истории советского государства. И какой бы жестокой ни была правда об этой войне, она нисколько не умаляет боевых заслуг бойцов и командиров Красной Армии, которые, не щадя жизни, в то сложное время выполняли приказы командования. И эта книга — дань памяти павшим и тем, кто вернулся с той войны победителем. Она увековечивает поименно всех, кто был участником тех грозных героических событий. 
 




 

 Хроника событий



        1 марта 1918 года между Советским правительством и Финляндией подписан договор о признании независимости Финляндии.

   В январе 1932 года между СССР и Финляндией подписан акт о ненападении, о мирном урегулировании конфликтов.

    В марте 1939 года начались советско-финские переговоры по пограничному вопросу, которые ни к чему не привели.

   12 октября 1939 года в Москве возобновились советско-финляндские переговоры о переносе границы между государствами на север, которые закончились безрезультатно.
  
    26 ноября Нарком иностранных дел В.М. Молотов вручил финскому послу ноту протеста, в которой утверждалось, что финны обстреляли советскую пограничную территорию, что явилось поводом для денонсации советско-финского договора о ненападении.

     30 ноября 1939 года началась советско-финляндская война.

    В феврале 1940 года советские войска прорвали оборонительную линию Маннергейма.

     12 марта 1940 года между СССР и Финляндией подписан мирный договор, по которому Финляндия выполнила все условия советской стороны.



 


                                                                
Неизвестная» война
 
                                                     Там под Выборгом он принял
                                                     Смерть от пули роковой
                                                     И в земле навечно сгинул
                                                     Мёрзлой и чужой...
                                                     А в далёкой Украине,
                                                     Где с тех пор скорбят,
                                                     Похоронку получила
                                                     Горестная мать»...



                 Памяти капитана Смолянченко Анатолия
                       Ивановича посвящаю...

 

 
                                                     Советско-финская война
                                                     Когда-то «миром» завершилась,
                                                     Но видит бог в сердцах она
                                                     Народной болью отразилась.

                                                     История в который раз
                                                     Собой сюрпризы преподносит
                                                     И может только лишь сейчас
                                                     Часть правды той до нас доносит.

                                                     Особняком стоит война.
                                                     И хоть собой «незнаменита».
                                                     В её «безмолвии» видна
                                                     Вся правда, что от многих скрыта.

                                                     А правда эта, так горька,
                                                     Что заставляет содрогнуться,
                                                     И позволяет нам пока
                                                     К ней только прикоснуться.

                                                     «Стопятидневную» расплату
                                                     Здесь смерть кровавая взяла:
                                                     Сквозь шквал свинца и боль утраты
                                                     Судьба солдатская прошла...

                                                     Бойцы в обмотках и шинелях
                                                     Шагнули в белое безмолвье,
                                                     На ощупь двигались в метели,
                                                     Держа винтовки наготове.

                                                     Брели, не ведая, что сгинут,
                                                     Чужой неведомой тропою,
                                                     А из засады пули в спину
                                                     Смертельно жалили собою.

                                                     Шли, мёрзнув, по таёжным тропкам.
                                                     И по болотам очень топким,
                                                     Меж тем безжалостно в отряды
                                                     Морозы «били», как снаряды.

                                                     За что здесь годовы сложили
                                                     Присяге верные солдаты?
                                                     За Родину, которую любили,
                                                     За матерей, что ждали их когда-то.

                                                     Кто победил в войне суровой,
                                                     Не стоит нам с тобой гадать...
                                                     Но проигравшей стала снова
                                                     Святая в своём горе мать.

                                                     Какая боль, а в сердце рана
                                                     Занозой острою сидит,
                                                     Когда мы видим, как с кургана
                                                     В нас обелиск, в забвенье странном,
                                                     Могилой братскою глядит.

                                                     А в Заполярье леденящем,
                                                     Среди лесов карельских и болот,
                                                     В честь памяти погибших здесь, всё чаще,
                                                     Своей извечной музыкой звенящий,
                                                     Печальный Реквием плывёт

 
                                                                                 В. Пыхтин,  р.п. Полтавка
 


 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: