+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Омский педагогический институт. Факультет повышения квалификации.

1891 0

Нефёдова Капиталина Алексеевна

       Автор книги – Капиталина Алексеевна Нефёдова  – прошла нелёгкий путь от школьного учителя до профессора, известного в России своими трудами по управлению учреждениями образования, подготовке и повышению квалификации учителей и руководителей школ. 
      В её серьёзном исследовательском багаже более 100 публикаций научного и учебно-методического характера. Её знают и любят все педагоги Омской   области. Её ценят коллеги. Без неё трудно представить Омский областной институт повышения квалификации работников образования. Она человек светлого ума и блистательной логики, натура творческая и увлечённая, способная на нестандартные педагогические решения. Её энергии и жизненной силе можно по-доброму позавидовать. 

07.12.2014







 









 
      Уважаемые читатели! Перед вами воспоминания профессора Капиталины Алексеевны Нефёдовой о факультете повышения квалификации, где она проработала 12 лет, о замечательных преподавателях кафедры "Научные основы управления школой", о слушателях курсов, преподавательской и научной деятельности сотрудников. В фотогалерее представлены общие фотографии выпусков руководителей школ и районных руководителей народного образования Омской области, предоставленных Капиталиной Алексеевной. Мы обращаемся к вам с огромной просьбой, поделиться на страницах музея своими воспоминаниями о ФПК, его преподавателях, какое влияние оказали на вас курсы повышения квалификации. Расскажите о себе. Присылайте свои фото, фото школ и учеников. Сохраним на долгие годы благодарную память о ФПК.
 


 

На ФПК в Омском педагогическом институте 

(1981-1993)



 
Необходимость избавляет нас 
от трудностей выбора.
              Люк де Клапье Воверанг



      В 1981 году мы с мужем возвращаемся из Горького в свой родной Омск. 
     Мною было подано заявление на конкурс в Омский пединститут на  должность доцента кафедры педагогики, и вот узнаю, что избрана, что есть новое место работы. Мы с трудом обмениваем квартиру на Омск. Был уже август, и надо было срочно переезжать на Родину, поскольку Первого сентября предстояло начать преподавание. 
      Несколько слов о моем взгляде на переезды, тем более, когда возвращаешься туда, где ты уже жил, родился, учился, трудился.
    Сразу скажу, что ко всяким переездам у меня отрицательное отношение. Недаром говорят, что два переезда равны одному пожару, но в жизни нередко складывается так, что выход диктуется «сверху», хотя ты в душе был не «за». А что делать? Живешь не только своими интересами, наоборот, очень часто подчиняешь их интересам близких. И в этот раз у меня были весьма перспективные предложения для переезда на другое местожительство в европейской части России. А примерно за полгода до нашего отъезда из Горького позвонили из Министерства просвещения РФ, пригласив на беседу в кадры, затем к заместителю министра. При встрече, после довольно долгой беседы, мне была предложена должность директора ЦИПКРО Москвы и, казалось бы, все было «за» и надо радоваться. Но я отказываюсь, руководствуясь двумя причинами. Первая – не знаю хорошо Москвы, а предстояла грандиозная стройка нового здания института и многоэтажного комфортабельного общежития для приезжающих слушателей курсов со всех областей и краев России. И не только! Вторая – не обещали дать квартиру, а для ее покупки не было финансовых запасов.
     Моей близкой подруги Татьяны Ивановны Шамовой в Москве в это время не было, посоветоваться почти не с кем, и я решительно отказываюсь. И только позже в разговоре мне пояснили, что выход был, и весьма надежный, простой – решить проблему с квартирой можно было в строящемся общежитии. Однако обратного хода уже не было.
     Возвращение в Омск оказалось делом далеко непростым. Было жаль город Горький и трудов, потраченных на него за эти годы. Да и не совсем спокойно было на душе: а  как примут на моей родине. Ведь на своих местах трудились все те же функционеры.
      Взвесив все и следуя известным словам С.А. Есенина: «И простим, где нас горько обидели по чужой и по нашей вине», принимаю решение.


    Так определились периоды моего трудового пути: догорьковский, горьковский и послегорьковский.
     Опять с большими трудностями занимаюсь обменом квартиры. Желающих переехать в Горький почти нет. Странное дело, именно в этот город почему-то люди не хотят переселяться. Видимо, это неслучайно. Город Горький, я уже писала об этом, весьма своеобразный и в житейском, и в материальном плане, совсем не простой. И, прежде всего, пугает его дороговизна на продукты.
      И вот я уже в Омске, живу в семье младшего сына Бориса, т.е. в нашей бывшей квартире. Иван Ильич занимается сбором имущества и обменом квартиры.   Медлить было некогда, и мы решаемся на обмен хорошей горьковской 2-комнатной квартиры на 3-комнатную в Омске, расположенной на улице Малиновского.   Это далековато от центра и особенно от детей. Но другого выбора не было. Наконец-то в конце сентября мы воссоединяемся и рады до безумия, что дети, внуки и родственники рядом. 
      7 ноября 1981 года отмечаем все вместе, «большим хуралом». Какое это счастье! Началась новая полоса в нашей семейной жизни. Место в городе, где мы сделали обмен, было привлекательно тем, что в нескольких метрах от дома находятся лесные полосы. Летом там собирали грибы, а зимой катались на лыжах по превосходной лыжне, проложенной спортклубом.
     И все-таки окраина, соседское окружение тяготило и, прожив там шесть лет, мы снова решаемся на обмен, чтобы быть ближе к детям и институту. Скажу честно, эти переезды дались совсем нелегко.


 
Преподаватели и слушатели первых курсов факультета повышения квалификации:
профессор Аплетаев М.Н., профессор Нефёдова К.А., профессор Чередов И.М.,
доцент Ошевская Е.И., преподаватель Аношкин А.П., доцент Конева Л.С.

     Профессиональная адаптация в Омском педагогическом институте на  ФПК, которым руководил мой друг и соратник И.М. Чередов, прошла нормально.   Здесь  был достаточно сильный состав преподавателей, поэтому работать было не просто интересно, но и психологически комфортно: шел постоянный творческий поиск по совершенствованию содержания форм и методов преподавания разных направлений, а именно: по вопросам дидактики (школьного, вузовского и последипломного обучения); психологии общения; вопросам управления (менеджмента). В центре опытно-исследовательской работы приоритетными были проблемы сельской школы. В исследовательскую деятельность включаются слушатели ФПК, т.е. практические руководители школ, учреждений профессионально-технического образования, целые школьные коллективы.


    На ФПК учились по два месяца, что позволяло четко выстроить расписание занятий, а слушателям выкроить время  на самостоятельную работу в библиотеках (ОГПИ и им. А.С. Пушкина). Курсантам удавалось углубиться в изучение теории, прочесть немало известных и полезных научных трудов, провести, пусть скромные, но исследования своей живой практики, написать добротную выпускную работу, подготовиться к проводимым в ходе курсов практическим занятиям, круглым столам и т.д.
     Прошло более двух десятков лет, и последующая деятельность системы повышения квалификации руководителей школ еще более убедила в том, что краткосрочные курсы малоэффективны. Курсы  в объеме 72 часов могут проводиться более-менее с пользой, если они посвящаются отдельной, локальной проблеме управления. Удачным, считаю, был период длительного обучения (4 месяца) тех, кто готовился к должности руководителя.
      В первые дни пребывания на курсах повышения квалификации слушатель избирал тему курсовой (выпускной) работы. Определялся руководитель из числа преподавателей. К подготовке этой работы предъявлялись четкие требования: в первой теоретической главе слушатель, опираясь на изученную литературу, показывал знания теории, умение выделить главное из прочитанного, сопоставить точки зрения разных ученых, раскрыть ведущие понятия в избранной теме.
       Наблюдения показывали, что даже весьма опытным руководителям нелегко давалась письменная научная речь, тем более в строгом логическом изложении.
Многие руководители, несмотря на то, что были выпускниками вуза, не писали даже дипломные работы. Молодым по возрасту слушателям подготовка курсовой (выпускной) работы давалась легче, поскольку у них были хотя бы небольшие навыки.
       Считаю, что в работе над курсовой работой большую роль играла помощь преподавателя-руководителя. 
      Во-первых, в формировании уверенности справиться с поставленной задачей, в отборе литературы, в формулировке темы, глав, параграфов, делового и, в какой-то степени, научного языка. 
    У практиков, особенно у руководителей дошкольных учреждений, много эмоций, восторгов, но недостаточно способностей к анализу, сопоставлению, сравнению, к аргументации, доказательности и т.д. 
       Во-вторых, руководитель помогал подготовить материалы практики или опыта работы школьного коллектива к исследованию (анализу). 
    В-третьих, помогал в целом раскрыть и показать значение этого труда, насколько он обогащает, формирует потребность по-иному взглянуть на свою деятельность, приобщиться к ее анализу, осмыслению, овладеть приемами и методами исследования. Руководство курсовыми работами осуществлялось через организационные консультации. Неслучайно за период совместной работы между слушателями и преподавателями устанавливались доверительные, дружеские, открытые отношения, и они продолжались нередко и после окончания курсов.
       Все курсовые работы защищались в группах, а лучшие выносились еще и для выступления на итоговой научно-практической конференции. На факультете, по инициативе И.М. Чередова, введены отметки за выполненную работу: «отлично», «хорошо» и  «зачтено». Конечно, было далеко морально непросто руководителю школы, других образовательных учреждений получить за ответ или выполненную письменную работу только «хорошо» или «зачтено». И здесь требуется обстоятельная и справедливая аргументация как письменная (при подготовке отзыва преподавателем), так и устная – во время защиты. Бесспорно, соблюдение педагогического такта, основанного на глубоком и истинном уважении к личности руководителя. Другого не дано! 
       К оценке курсовой работы нередко привлекались сами слушатели, которые, как показывала практика, становились предельно справедливыми, а то и более строгими судьями. 
      Считаю, весьма полезными были занятия со слушателями, организованные на базе сельских школ, в  том числе основной школы. Мы выезжали всего на один день, но успевали ознакомиться с оснащением школы, учебно-воспитательным процессом, происходящими изменениями (инновациями), достижениями, с деятельностью по связи с социокультурной средой, с качеством управления школой. Практические занятия проходили на базе лучших школ, в основном Омского района: Дружинской, Троицкой, Новотроицкой, Новоомской, Лузинскими № 1 и № 2, Сибирской № 1. Слушатели ФПК всегда выражали искреннюю признательность за такой вид учебных занятий.
      Постепенно интерес к учебе на ФПК, его деятельности возрастал. ФПК получает должное признание у ректората пединститута, и редкий раз проходило закрытие курсов очередного потока слушателей без присутствия ректора. Слушатели без излишних фраз, притворства и лести положительно оценивали организацию работы курсов. Несмотря на испытанные трудности,  высказывали удовлетворенность приобретенными знаниями, уезжали с установкой на улучшение своей деятельности. 
       У нас появилась кафедра управления, которую возглавил вначале Иван Михеевич Чередов, затем Михаил Николаевич Аплетаев. Все мы постоянно учились не только непосредственно на факультете, но и в Москве, других городах. Не припомню хотя бы одного отказа от командировки на курсы, от приглашения на научно-практические конференции. 
       Особое значение придавалось организации научно-исследовательской работы каждого из преподавателей.
       К сожалению, на местах в то время имелись крайне небольшие возможности для публикации наших статей и разработок, но подготовленные по результатам исследований пособия по решению совета института все-таки издавались неплохо.
    На ФПК того периода учились руководители школ из двух областей – Омской и Тюменской. Учиться приезжало немало интереснейших и отличных руководителей – носителей передового опыта. Нельзя было упустить возможность ознакомиться с этой практикой. На организационных занятиях слушатели постоянно отмечали наибольшую активность представителей Тюменской области. И, видимо, это неслучайно, ведь в краю добычи нефти и газа был построен ряд прекраснейших современных городов. Сюда приехала жить, в основном, молодежь из разных уголков СССР, в том числе и педагоги, руководители образовательных учреждений. Здесь сосредоточился опыт всей великой страны. Перекрещивались идеи, шли поиски нового. Надо было не только учитывать в работе с каждым слушателем особенности его ОУ, но и разумно организовать занятия по обмену опытом работы. И далее, предоставить возможность слушателю описать свой опыт, а нам, преподавателям, помочь осмыслить его практику, структурировать накопленные материалы, и, выделив главное, помочь описать важнейшие моменты, логически выстроить доказательность результатов работы школы и деятельности самих руководителей.
      В 80-е  и в начале 90-х годов создаются новые типы общеобразовательных учреждений: гимназии, лицеи, колледжи. И снова нам предстояло осмыслить и хорошо усвоить особенности каждого из них, вместе со слушателями дать характеристики целей, назначения, особенностей организации в них образовательного процесса. 
    В управлении этими общеобразовательными учреждениями появляется немало специфики, и лишь грамотный учет ее дает возможность реализовать предполагаемые цели и обеспечить желаемые результаты.
      Считаю, что руководители инновационных образовательных учреждений  Омска и Омской области не были обделены вниманием ФПК.
Несколько позже, уже в ИПКРО, когда, казалось бы, уже был накоплен некоторый опыт, мне придется вести спецкурсы «Особенности управления инновационным учреждением». Почему потребовались такие курсы? Видимо, во-первых, потому что менялся состав руководящих кадров инновационных образовательных учреждений; во-вторых, был накоплен положительный опыт, и его надо было грамотно транслировать; в-третьих, появились первые серьезные исследования по особенностям управления этими ОУ. Однако полагаю, что их роль и место в российском образовании остаются недостаточно оценены и раскрыты в специальных исследованиях. 
      В 1983 году Министерство просвещения России поручает нашему пединституту исследовать проблемы передового педагогического опыта. Научная часть института предложила провести исследование данной проблемы и подготовить соответствующие рекомендации кафедре управления, а заведующий кафедрой  и декан факультета И.М. Чередов поручает мне выполнить эту работу и представить отчет по предложенной схеме. У меня же были другие планы, которые касались проблем развития взаимодействия имеющихся звеньев как элементов системы повышения квалификации педагогов. Но Иван Михеевич, обладая необыкновенным умением убеждать, уговорил меня заняться этой темой. Пришлось приступить к работе. Признаюсь, выполнить это задание было делом непростым, поскольку предстояло, прежде всего, изучить имеющиеся источники (а их оказалось немало), выделить то, что заслуживает внимания современности, изучить практику, т.е. состояние формирования, изучения, обобщения и использования передового опыта. Эта работа была выполнена мною за два года, после чего был представлен соответствующий отчет.
      Прошло несколько месяцев. Меня вызывает к себе проректор по научной работе П.П. Бобров и сообщает, что Министерство просвещения РФ довольно выполненным исследованием и институт получил благодарность. «Ну, - говорю, - слава Богу!»
      Институт публикует подготовленное мною пособие и представляет меня к награждению знаком «Отличник просвещения СССР». 
      Через ФПК этого периода прошло несколько преподавателей пединститута, получивших рекомендации кафедры управления в очную и заочную аспирантуры для выполнения и защиты диссертации. Среди них: А.П. Аношкин, А.А. Петрусевич, Б.А. Барсуковский, Г.П. Кукла и др.   
Заслуга ФПК, на мой взгляд, состоит в том, что он давал возможность обучающимся на курсах повышения квалификации проявить себя, развить свои способности в плане исследовательской деятельности, организации опытно-экспериментальной работы.
Приобретя необходимые аналитико-исследовательские умения, руководители ОУ стали смелее и грамотнее выделять проблемы,  имеющиеся в образовательном процессе, в своей управленческой деятельности. А затем определяться и с темой исследования. 
На кафедре появились первые соискатели на предмет подготовки кандидатской диссертации по педагогике и менеджменту. Это был период перехода кафедры управления в качественно новое состояние. 
Сегодня можно назвать немало имен бывших слушателей курсов, успешно защитивших кандидатскую, а затем и докторскую диссертации.
    -    Шипилина Людмила Андреевна, директор школы № 42. После завершения курсов на ФПК приглашается старшим преподавателем на нашу кафедру управления. Успешно защищает кандидатскую диссертацию, а через несколько лет и докторскую. Ныне она профессор, руководит кафедрой в Омском педагогическом университете, создала свою научную школу по проблемам управления, менеджмента.
     -    Маврина Ирина Андреевна, принята на кафедру управления ФПК с должности зам. директора школы № 77 г. Омска, ныне доктор педагогических наук, зав. кафедрой в Омском педагогическом университете. Под ее научным руководством многие педагоги защитили кандидатские и докторские диссертации.
    -    Дубенский Юрий Петрович, учился на курсах ФПК как директор Большереченской средней школы. Успешно защитил кандидатскую диссертацию по методике физики, а затем докторскую. Ныне профессор, зав. кафедрой в Омском государственном университете, активно осуществляет научную связь со школами Омска и области.
     -    Коноплина Надежда Васильевна, бывший директор педучилища Тюменской области. Проучившись на нашем факультете, избирает тему исследования и защищает кандидатскую диссертацию по управлению. А затем, через несколько лет, – докторскую. Ныне она профессор, ректор Сургутского пединститута. И поскольку я пишу о себе, то скажу, что мы встретились с Надеждой Васильевной в 2002 году в Сургутском институте. В нем в течение двух дней я читала лекции по передовому опыту. На второй день руководитель курсов говорит, что меня приглашает к себе ректор. Прихожу на встречу и узнаю в ректоре нашу бывшую слушательницу курсов, радуюсь как ребенок. В ходе разговора она подходит к книжной полке и достает тетрадь с записями лекций на ФПК, в том числе и моих, читает несколько выдержек, а затем дарит свою монографию «Управление развитием педагогического вуза». Искренне пишу, что для меня это весьма дорогой подарок! И была безмерная радость за эту женщину, сделавшую немало в науке и пользующуюся заслуженным авторитетом у коллег. Сургутский институт стал для меня более чем родным.
      Назову еще ряд лиц, которые учились на ФПК и пошли в науку:
     -    Гильманов Сергей Амирович (Тюменская область), ныне доктор пед. наук, профессор;
     -    Шмачилина Светлана Витальевна, доктор пед. наук, заведующая кафедрой ОмГПУ; 
     -    Тараданова Ирина Ивановна, кандидат пед. наук, ныне заведующая отделом Министерства образования РФ;
     -    Синицина Галина Петровна, кандидат пед. наук, доцент, возглавляет магистратуру ОмГПУ;
     -    Агалакова Елена Анатольевна, кандидат пед. наук, доцент, зам. зав. кафедрой управления Омского ФПК;
     -    Шпакина Ирина Геннадьевна, кандидат пед. наук, директор частной школы в Омске и другие.
     За каждого из них все мы с кафедры управления радовались как нашим взрослым детям, достойно продолжающим развитие образования в области и России.
      Ректорат института поручает мне непростое дело – организовать регулярную связь института с сельскими районами, образовательными учреждениями, так как я знаю сельскую школу не понаслышке или учебникам. Руководить данным направлением работы было поручено проректору по научной работе П.П. Боброву. Прежде чем приступить к выполнению этого поручения, надо было обдумать последовательность действий: 
    во-первых, очертить примерный круг вопросов, по которым необходимо осуществлять взаимодействие с селом, определить задачи, направления деятельности, ее формы, способы;
       во-вторых, распределить все возможные подразделения института (прежде всего кафедры) за конкретными районами;
      в-третьих, по каждому подразделению института назначить ответственных за организацию этой связи и за взаимодействие с сельским районом. Провести с ними инструктаж по содержанию и возможным формам деятельности;
      в-четвертых, встретиться с заведующими районо, РМК, информировать облоно, получить «добро» на организацию совместной деятельности.
Медленно, но эта работа все-таки развертывалась. Представители кафедр побывали в районах, выявили потребности, обговорили характер связи. Наметили примерный план действий, пока на учебный год. В итоге встреч оказалось, что имеется немало направлений, по которым есть общий интерес как в работе с педагогами, так и с детьми, а нередко и с населением.
    Качественный состав педагогических кадров института позволял проводить весь комплекс планируемых дел, и все это выполнялось на общественных началах. 
       Предусматривались в работе с педагогами:
       -    организация набора учителей на заочное отделение, пожелавших получить высшее образование;
       -    организация и проведение различных форм учебы по теории преподаваемых предметов;
       -    организация в ОУ опытно-экспериментальной работы;
       -    помощь в изучении передового педагогического опыта, его обобщение и другое;
       в работе с учащимися:
       -    обеспечение набора студентов в ОГПИ из числа лучших выпускников сельских школ, ориентация в будущем на работу учителями в сельских школах;
       -    организация занятий с учащимися по предметам (с выездом в районы);
     -    участие сотрудников института в крупных мероприятиях, организуемых в районах (олимпиады, августовские совещания, научно-практические конференции и т.д.).
       Наиболее памятными моментами оказались коллективные выезды в сельские школы Русско-Полянского (совхоз «Сибиряк») и Омского районов (сёла Ачаир и Дружино). Выезжали всего на один день, где знакомились с жизнью школы, ее успехами и проблемами. Наблюдали разные уроки, проводили беседы с учащимися и педагогами. Обсуждался ряд вопросов за круглым столом. Педагогические коллективы принимали нас как своих, поскольку большинство педагогов школы были наши выпускники. Считаю, что подобные встречи были небесполезными для обеих сторон.
      Интересным и полезным был состоявшийся двухдневный выезд большой группой (около 20 человек) преподавателей пединститута в  Русско-Полянский район, в совхоз «Сибиряк». Возглавлял поездку П.П. Бобров – проректор по научной работе. Населению района были прочитаны лекции, в том числе по международному положению (в то время эта тема была не просто модной, но и востребованной – прим. автора). 
Проведены занятия:
      - с педагогами по таким актуальным темам, как «Изучение личности школьника», «Организация профориентационной работы», «Микроклимат педагогического коллектива», «Демократический стиль общения с учащимися, коллегами-учителями, родителями»;
             - с учащимися выпускных 11-х классов по математике, физике, русскому языку;
             - с родителями-мужчинами по приобретению знаний и некоторых умений работы с деревом (резьба по дереву).
        В это время в совхозе «Сибиряк» шло интенсивное строительство домов. Жителям хотелось украсить их резными наличниками, ставнями и т.д. Мужчины так увлеклись, что, по их просьбе, нашим преподавателям – мастерам резьбы по дереву – пришлось еще не раз съездить в этот совхоз. Скажу о главном, уважаемый читатель, весь этот труд никто не оплачивал, и не потому, что не было средств, а потому что так было принято в жизни. Многое делалось на общественных, дружеских началах. Наверное, это не совсем справедливо, но так было. Словесная благодарность была выше денежной. Однако нас принимали и угощали (без спиртного) достойно, по-сибирски щедро!
       Пединституту в 1981 году выделяют землю под индивидуальные дачи в черте города Омска по Пушкинскому тракту. Создается садоводчество «Учитель».   Спешу получить землю и я. Пишу заявление. Всем нам бесплатно выделяют участки площадью в пять соток, начинается освоение нового вида труда… Все мы, в основном преподаватели, доценты и профессора, помогаем друг другу, советуемся, работаем, тащим многое на себе, но делаем все с шуткой и интересом. Хотя трудностей было немало! Особенно по строительству домика. Негде было ничего купить: ни кирпича, ни дерева. Все требовалось «достать». Каждая доска, каждый кирпич давался с трудом, и было  больно за нашу действительность. Столько леса, природного строительного добра, а купить ничего невозможно. Это ли не парадокс? Вот она декларированная  забота о человеке! Непродуманности в налаживании жизни и быта людей ой как было много! Но, с другой стороны,  какая же мы  будем Русь, если разучимся трудности преодолевать?
     Все преодолели, постепенно появились домики, зацвели яблони, кусты ягод, цветы. Наше садоводство становилось приглядным. Мы тоже с помощью сыновей  и их семей построили летний дом, баньку и даже тепличку.
       Мой муж, Иван Ильич, очень увлекся садоводством, стал одним из активных членов общества, ходил на курсы, приобретал новые знания о работе на земле. И даже стал «консультантом» у садоводов по ряду вопросов. Любил трудиться на даче до конца своих дней. 
      Ну а если сказать пообстоятельнее, то до сих пор существует  непродуманность и неэффективность использования профессиональных знаний, умений, навыков людей, ушедших на пенсию. Сколько же могут эти люди еще сделать полезного!
        Занятость огромная была в это время и в семейных делах: сын Борис и его жена Людмила учились в заочной аспирантуре. Один в Свердловске, другая – в Ленинграде. И, слава Богу, проучились успешно. В 1986 году сын защитил кандидатскую диссертацию по международному праву, а в 1987 году невестка – по педагогике. Конечно, это была большая радость в семье.
      Ректорат и партком «не забывали» про меня. И снова – поручение. На сей раз возглавить группу народного контроля (НК) по образовательным учреждениям. Комитет НК Центрального района располагался в здании администрации района.
     Не стану описывать его деятельность, хотя и полагаю, что НК – полезный орган управления, олицетворяющий народовластие. Он позволял выявлять недостатки в области расходования средств, рационального использования сил, создания нормальных условий труда и т.д. 
       В эти же годы меня включают в состав рабочей группы Законодательного собрания по разработке Закона об образовании Омской области. Потрачено и на это дело немало времени и усилий. Со многими доработками закон впоследствии будет принят. В нем есть и доля моего посильного труда.
      И все-таки, несмотря на сверхзанятость в эти трудовые годы, своему родному Омскому пединституту, ныне университету, в котором проработала двенадцать лет, выражаю огромную благодарность. Это были годы дальнейшего профессионального роста. За что же? Институт представил меня к знаку «Отличник просвещения СССР», избрал на должность профессора, а затем представил документы в ВАК на получение звания профессора.
    Институт, оплачивая командировки, давал возможность побывать на многочисленных научно-практических конференциях, участвовать в работе координационных советов министерств просвещения РСФСР и СССР. Особая признательность за предоставленную возможность побывать на научно-практических конференциях (НПК) в Ульяновске – по демократизации и гуманизации образования; в Смоленске  – по управлению качеством образования; в Ленинграде – по развитию системы повышения квалификации; в Москве на конференции, посвященной юбилею кафедры управления ФПК  педуниверситета им. Ленина, возглавляемой Т.И. Шамовой и др.
        Особо скажу о пребывании в Смоленске. Здесь мне было особенно интересно и значимо не только как управленцу, но и как историку. По предварительной договоренности на этой НПК я была руководителем одной из секций, выступила с сообщением на пленарной части. Смоленцы частично оплатили расходы по моей командировке. 
        Здесь же прошла незабываемая встреча с митрополитом Смоленским и Ленингргадским Кириллом, ныне патриархом Русской православной церкви России, известнейшим Человеком и Гражданином планетарного мышления, уважаемым и верующими, и неверующими. Все присутствующие на встрече были покорены его необыкновенно стройной, логически красивой и грамотной речью, умением общаться со слушателями. 
         Встречи с ведущими учеными страны, участие в НПК, дискуссиях давали возможность обогатить свои знания по управлению, осмыслить все то новое, что вводилось в системе образования.
          Чем примечательно участие в совещаниях и научно-практических конференциях? Отвечу так:
       - во-первых, они дают огромную информацию для осмысления обсуждаемой проблемы, позволяют знакомиться с интересным опытом работы, инициативами, находками;
             - во-вторых, они дают возможность общения, в котором лучше познаешь людей.
         - в-третьих, они расширяют твой кругозор, открывают видение того, чего ты не мог и представить. Ведь всякий раз организаторы НПК любого города  стремятся рассказать об истории, экономике, культуре своего региона. А в нашей стране много интересного и достойного. 
          Так, находясь в Белгороде, мы побывали в городе Губкине, где открытым способом добывается руда, встретились с учеными – исследователями этого производства. В Молдавии, в Кишиневе, – на винодельных заводах, расположенных в подземелье,  на заводе шампанских вин. В Псковской области посетили места, связанные с именем А.С. Пушкина, а также мужской монастырь, где нас принял настоятель монастыря и организовал обед в монастырской трапезной. 
          И сегодня стоит в глазах посещение шахты в Донецке. Группа участников, в которой была и я, спустилась в угольную шахту – лучшую шахту Донбасса.   Замечу, что работать в шахте женщинам запрещено. Но нам сделали исключение, чтобы посмотреть условия добычи угля. Всех, а нас было человек 10, полностью экипировали. И вот мы в лифте-подъемнике спускаемся вниз, выходим на небольшую площадку, по обеим сторонам которой стоят длинные скамейки для шахтеров. Выходя из забоя, они отдыхают, ожидая очереди подъема на поверхность.
        Мы сели в маленькие вагончики. Юмористы написали на их стенах: «Только для черных». И вот мы едем километра два по узкому проходу, в нем деревянные подпорки, некоторые уже и подгнили. Вообще-то было страшновато. Подъехали к месту непосредственной  добычи угля и вышли на небольшую площадку. Шахтер, управляющий комбайном, приостанавливает работу. Руководитель нашей группы предлагает нам – желающим – проползти (не иначе) к месту работы комбайна. Уголь располагается  слоем в 60-65 см. Чтобы его добыть, надо выбрать остальную породу. Да, труд шахтеров по своей сложности ни с чем несравним.  
        Руководитель группы рассказывает кратко о характере добычи  и, показывая на кучу угля, уже готового к подъему, обращает наше внимание на его качество. Все мы восхищаемся им, а он говорит: «Как-то к нам в шахту спускались бизнесмены из Англии. Увидев добытый уголь, один из них упал на такую же кучу, обнял ее и сквозь слезы произнес: «Каким же Вы владеете золотом, вы богатейшая страна». И, не стесняясь, вытирал слезы. 
          Прошло много лет, а перед глазами и сегодня эта шахта. И всякий раз хочется воскликнуть: «Люди, правители, проявляйте достойную заботу о шахтерах, ведь они целыми днями не видят солнца и находятся каждую минуту в рискованном состоянии, причем часто не зависящем от них!»
          К сожалению, в начале 90-х годов ХХ столетия начались серьезные трудности в деятельности ФПК, прежде всего из-за финансового положения области и в      целом образования. Коллектив кафедры распадается. Уходит на работу в Омский городской методический центр доцент Л.С. Ровкина (Конева), доцент Е.И. Ошевская – на другую кафедру пединститута, а меня пригласили заведовать кафедрой дошкольного воспитания в Институт повышения квалификации работников образования.
          Ухожу с моего родного факультета с болью, поскольку чувствую себя неким «предателем». Но нет,  я не была им никогда.
       Благодарю судьбу, что она дала мне возможность работать с умными, талантливыми руководителями – Иваном Михеевичем Чередовым и Михаилом   Николаевичем Аплетаевым. Они умели видеть в каждом сотруднике Человека с его индивидуальными особенностями, дарованиями, успехами и трудностями. Этим руководителям было присуще главное – творчество и забота о профессиональном росте каждого: от лаборанта до профессора. Все преподаватели, методисты и лаборанты ФПК того времени остались близкими друзьями по духу, по жизни, а потому всегда готовы подать знак внимания, а если понадобится, то и прийти на помощь. А это, думаю, немалого стоит в нашем быстротечном времени, в его изменчивости, к сожалению, далеко не всегда в радужном направлении. Одним словом,«Спасибо, ФПК!»




 

Отзывы о ФПК

 

Борсуковский Борис Александрович,
кандидат педагогических наук, доцент.

    Ноябрь 1983 года. Обучение в аспирантуре успешно завершено. Диссертация в двух главах написана, проведён эксперимент, подведены его итоги, но третья глава пока в набросках. Меня этот недостаток не волнует, спешить пока не куда, совет по защите диссертаций закрыт.
    Собираюсь домой. За три года проживания в Челябинске накопилась куча вещей: пишущая машинка «Унис», наша гордость и выручалочка; черновики диссертации, конспекты, книги, даже казан для плова, который мне подарил Хусейн. За один раз всё не вывезешь. 
    Дома мне неожиданно предложили перейти работать на кафедру научных основ управления школой (НОУШ), работать с директорами, завучами, работниками РОНО. Я растерялся.  Как же так, я же учитель физики, окончил аспирантуру по методике преподавания физики, почти кандидат наук, а тут что-то новое неведомое, педагогика. Что делать? Поехал к Антонине Васильевне Усовой, были ещё какие-то дела, рассказал о предложении ректората, повозмущался. Антонина Васильевна меня терпеливо выслушала и неожиданно заявила: «Соглашайтесь. Методика преподавания значительно уже педагогики, там вы найдёте много интересного». Получается, учился, писал по одной науке, а переходить работать по другой. Но я привык верить опыту и мудрости моего научного руководителя. Сомнения резко уменьшились, попробую.
    Конечно, это был более резкий поворот в моей работе, чем переход их школы в институт. Там было поступательное движение профессионального развития. В школе учил учеников физике, в институте – студентов, что соответствовало более глубокому пониманию предмета профессиональной деятельности. А теперь совершён скачок на другой научный уровень. Никогда не был руководителем профессионального коллектива. Руководитель студентов на уборочной и классное руководство в школе не в счёт. Плохо понимал, с каким контингентом буду работать, потому, наверно, так легко согласился на смену предмета деятельности. Да и выбора-то не было, приходилось соглашаться.
    Так я оказался на Сенной, 22, где располагался факультет повышения квалификации руководителей образования. Переведён ассистентом кафедры НОУШ. Здание представляло собой двухэтажный старинный особняк, располагалось за «Домом туриста». Три учебные аудитории на первом этаже, на втором большой актовый зал, одна аудитория и три небольших кабинета для преподавателей. К учебной части здания примыкало трёхэтажное общежитие для слушателей. Столовой не было, так что многие слушатели готовили пищу на плитках, привозя съестные запасы из дома.
   Кафедрой заведовал Михаил Николаевич Аплетаев, кандидат наук, в будущем, доктор наук, профессор. Михаил Николаевич, человек добрый, интеллигентный, внимательный, отзывчивый, работать с ним было очень легко и интересно.
   Деканом факультета повышения квалификации (ФПК) был Иван Михеевич Чередов, бывший директор школы, известный в городе педагог, маститый учёный, умница. Мне тридцать три года, а им под шестьдесят. Они для меня мэтры, корифеи науки управления, в которой я ничего не смыслю. Но понимание своей ограниченности в данном научном направлении компенсировалось желанием дальнейшего личного развития, стремлением к познанию нового. От незнания к познанию – естественное условие развития. Тем более, что в аспирантуре нас учили самостоятельности в поиске нового, не освоенного, не познанного.
   Забегая на несколько десятилетий вперёд пытаюсь сравнить себя, зелёного ассистента кафедры НОУШ и современную научную молодёжь. Боюсь, что такая задача может оказаться мне не совсем по силам, но попытаюсь. 
    Прошло почти тридцать лет с описываемых событий той жизни. По возрасту сравнялся с моими первыми учителями педагогики, кандидат педагогических наук, доцент. Но волнует вопрос: «Достиг ли я вершин профессионализма, на которых стояли мои учителя?» Нет у меня положительного ответа. Вероятно, это связано с некоторой заниженностью самооценки или видением неизведанных просторов педагогики и ощущения ограниченности своих знаний и возможностей. Не исключено, что это состояние совершенно нормально для учёного. Не стала же Антонина Васильевна отрицать мой нахальный вопрос о том, что она ничего не понимает в педагогике, согласилась, вероятно, испытывала такое же состояние, что и я теперь. Убеждён, что чем меньше у нового молодого специалиста знаний и опыта, тем больше профессионального самомнения. Излишним самомнением я не страдал, наоборот, постоянно ощущал ограниченности своих умений и желание их преодолевать. Причём не имело большого значения содержание и формы ограниченности. Полагаю, что поиск нового в себе и моём окружении, постоянное неудовлетворение своим состоянием, желание его изменить - основные черты моей личности.
    Последнее время ощущаю себя в состоянии Николая Звягинцева. Познакомились в Челябинске, я аспирант, а он уже кандидат наук, умница, готовый доктор наук. Если уходил в библиотеку, то забывал про усталость, еду, готов сидеть за книгами сутками. Но докторскую не писал. Мы удивлялись, Антонина Васильевна поругивала его за это, но я так и не знаю, защитил ли он диссертацию. Начинаю понимать, что сама диссертация его мало волновала, он искал неизведанную проблему, которая могла бы быть им исследована, разработана. Перед ним был постоянный пример профессора Усовой, которой он восторгался и подражал. Почти все мои друзья по аспирантуре защитили докторские диссертации, я же всё тот же кандидат наук. Лодырь, наверно. Защитить докторскую не проблема, особенно сейчас в век компьютера и интернета. Докторов наук пруд пруди, но какие они учёные или как себя мнят таковыми? Нужна проблема, не высосанная для введения, а настоящая, неизведанная или в крайнем случае малоисследованная. Последнее время, похоже, я её нащупал, нужно развить, доказать её состоятельность.
   Но вернусь к молодёжи. Конечно, старею, излишне ворчу на аспирантов и молодых преподавателей. Есть умнички, но ещё больше лодырей. Темы исследований занаучены, но в них нет практической новизны, крутятся около одной и той же избитой проблемы. В глазах многих аспирантов нет огонька задора, нет поиска нового, занимаются перефразированием известного, которое плохо понимают. Но я и сам в науке ничего не понимаю, но разница в том, что не понимаю то, что мало кто знает, а у молодёжи вижу непонимание в известном. Диссертации как кандидатские, так и докторские нередко представляют из себя неплохо подобранные сборники цитат из интернетных источников. Целью защиты становятся сами диссертации, получение учёной степени и звания, а не проведённые исследования и открытия. 
     Не исключено, что наши педагоги, глядя на нас думали как мы сейчас: «Наука мельчает, скоро не кому будет её развивать». Прекрасно, что этот пессимизм, как правило, не оправдывается. В серой массе околонаучных учёных на небосклоне науки всё же находятся яркие звёздочки.
    На кафедре НОУШ подобрались замечательные учёные, наставники для нас зелёной молодёжи. Сюда же была направлена Галина Кукла, с которой проучился все три года в аспирантуре, но она хоть защищалась по педагогике. 
    Значимой учёной фигурой кафедры была Капиталина Алексеевна Нефёдова. Она пользовалась непревзойдённым авторитетом среди руководителей школ, читала курс управления системой образования. Лекции и семинарские занятия были образцом научной логики и доступности. Опыт директора  школ, интерната, директора института усовершенствования учителей, инспектора различных уровней, конечно, способствовал успеху её занятий. В ней удачно сочетались женская красота и сила характера, приветливость и строгость, простота и достоинство. Проведение занятий её никогда не угнетало, не читала лекции, спрятавшись за кафедрой, а последовательно, научно, доходчиво раскрывала содержание заявленной проблемы. От её занятий слушатели постоянно приходили в восторг, а для меня было у кого учиться. Строгий, но в то же время приветливый голос уверенно звучал в аудиториях, заставляя опытных завучей, директоров, руководителей методических кабинетов районных отделов образования находиться  в состоянии постоянного глубочайшего внимания. Не помню, чтобы она когда-либо обсуждала нерадивость слушателей.
    Елену Ивановну Ошевскую знал по студенческим годам, она читала нам курс педагогики. Фигурой, манерами, проведением занятий напоминала мою школьную учительницу по истории Полину Никаноровну. Сам курс педагогики нас студентов первого курса, конечно, привлекал, мы же готовились стать учителями, а вот содержание лекций не помню, что вполне естественно – теория педагогики и сейчас для меня большая мура.
   Лидия Степановна Ровкина (Конева) была самой молодой из плеяды корифеев кафедры. Энергичная, улыбчивая, со смешинкой на губах, разговорчивая, интересный собеседник - такой мне запомнилась Лидия Степановна по тем давним годам. Позже мы работали вместе в институте развития образования, но на разных кафедрах. Годы нисколько не изменили её темперамент, она постоянно в поиске справедливости.
   Ближе к нам молодым преподавателям был Анатолий Поликарпович Аношкин, старший преподаватель. По возрасту он был немного старше нас, но, конечно, профессионально значительно опытнее. Всегда готов подсказать, помочь, разъяснить. К сожалению уже много лет назад после тяжёлой болезни он ушёл в мир вечный.
    Кафедра на удивление была дружной, мобильной. На кафедрах физики Омского да и Челябинского педагогических институтов было немало раздоров, доходящих до открытой вражды, а на ФПК конфликты не наблюдались или они в зародыше умело гасились Иваном Михеевичем Чередовым, замечательным педагогом и воспитателем.
    В то время ассистенты не читали лекций, но вели семинары и практические занятия. Основная нагрузка выполнялась по руководству написания выпускных работ слушателями ФПК. Неподготовленность к такой работе была просто огромная, выручало только то, что был некоторый опыт написания диссертации, да почти десять лет работы в школе. Конечно, старшие преподаватели видели наши ляпы, но ни разу не позволили себе устроить нам разнос. Терпение, помощь, поддержка старших коллег придавала силы и желание подняться до их образовательного и научного уровня.
   Написание слушателями выпускных работ было коньком, козырем факультета. Огромная ответственность ложилась на слушателей и преподавателей. Слушатели работали над темами с творческой настойчивостью, прилежание школяров, стараясь полно и привлекательно раскрыть накопленный педагогический опыт, а мы старались придать тексту некоторую научную логику обоснования. 
     Защита выпускных работ проводилась в торжественной обстановке. Слушатели и преподаватели в строгих красивых костюмах, на столах цветы, аудитория наполнена торжественным волнением. Несколько преподавателей сидят за экзаменационным столом, рядом стоит трибуна для выступления, на столе лежит стопка выпускных работ, все ждут вступительного слова председателя комиссии. Начинается защита работ. Слушатели волнуются, но держатся вполне достойно и уверенно, грамотно отвечают на вопросы комиссии. Возникают и споры, но безобидные, деловые. Вопросы задают корифеи кафедры, мы же слушаем и удивляемся их чёткой, грамотной постановке. Задавали и мы свои вопросы, но это лишь для того, чтобы показать, что мы здесь не безмолвные статисты.
    Защита заканчивалась, объявлялись довольно объективные отметки, все радуются, цветы передаются женщинам, преподаватели идут пить чай. Не помню, чтобы слушатели накрывали по этому поводу столы, как это стало принято сейчас, если что и было, но очень скромно и только чай.
   Прошли годы, точнее почти тридцать лет. Окончили свой жизненный путь И.М.Чередов, Е.И.Ошевская, А.П.Аношкин, память им светлая. Тёплые воспоминания о ФПК согревают моё сердце. Сохранились добрые отношения с К.А.Нефёдовой. Она такая же бодрая, энергичная, отзывчивая и потрясающе мудрая. Находим общие интересы с Л.С.Коневой, надеюсь, что поработаем в музее «Книга жизни», но об этом напишу позже.
      Всего год проработал на ФПК. В сентябре 1984 года (мне 33 года) защитил диссертацию.
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: