+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Вишняков Николай Иванович

12.12.2014


















 

Вишняков Николай Иванович

 

ШКОЛА И ВСЯ ЖИЗНЬ

 
Затих опустошительный смерч Великой Отечественной войны. Солдаты-победители возвращались в родные гнёзда, похоронив в европейских и российских могилах своих погибших товарищей. Но ещё долго будут их вспоминать, видеть в беспокойных снах тех, с кем замерзали в окопах, тонули в болотах, стонали от боли и горя людского и погибали. И забыть это невозможно, не имеем права. Об этом должен знать каждый, чтобы дети и внуки смогли передать другим поколениям рассказ о подвигах солдат той суровой кровопролитной войны, об её ужасе и страданиях людей, чтобы похоронить навсегда страшный, нечеловеческий образ фашизма со всеми его зверствами. 

Наверное, с такими намерениями переступил порог 65 омской школы Николай Иванович Вишняков, демобилизовавшись после мировой бойни. Элегантный, молодой, подтянутый, в офицерской форме без погон, в начищенных до блеска хромовых сапогах, он раз и навсегда поразил молоденьких школьных учительниц, которые служили тогда в мужской школе. Образование у него было не самое высшее, но директор, принимая его на работу учителем физкультуры, дал направление на заочное отделение пединститута.

Школа переживала не лучшие времена. Здание недавно освободил военный госпиталь, где лечились раненые с фронтов Второй мировой. Не хватало парт, учебных пособий, учебников, не было тетрадей, дети писали на чём придётся. Холод, окна с выбитыми стеклами и кое-как зашитые фанерой, неустроенность, бедность, которая лезла из всех углов, безусловно, влияли на поведение мальчишек-переростков. Обстановка в школе была не лучше, чем в колонии А.С. Макаренко. Редкий школьный день обходился без драк среди старшеклассников, без конфликтов с учителями. Чтобы переломить ситуацию, директору нужны были мужские руки, мужское влияние на трудноуправляемых подростков, как правило, "безотцовщины" с городских окраин, где жили в глинобитных, насыпных домах рабочие предприятий, эвакуированных с запада. Так что новый физкультурник был находкой для школы, для обездоленной ребятни. Не было спортзала, уроки зимой проводились в коридоре школы. Без лыж занятия на улице не проведёшь, да и одежка мальчишек была аховая: заштопанная телогрейка да затасканные штаны, подвязанные шнурочком. Однако новый учитель был неумолим. Все на улицу, строим крепости из снега, берём их с боем! А какие ледяные горки появились у школы на склоне берега реки! Вся местная ребятня до позднего вечера на ней развлекалась, носы разбивая. Это он вместе с педагогами и учениками, подбадриваемый и поддерживаемый директором, активно помогал закончить строительство первого в городе школьного спортзала. Этот зал до сих пор верно служит ребятам шестьдесят пятой школы. Он стал местом проведения массовых мероприятий. В разные годы немало здесь подготовлено спортсменов-разрядников и даже мастеров спорта. Николай Иванович бесстрашно крутил "солнце" на турнике на зависть мальчишкам. Ну какой пацан устоит от желания повторить такой трюк солдата Победы! Кумир он и есть кумир, и за ним любой драчун-забияка пойдёт в огонь и воду. Да и в воду, когда он идёт в поход на шлюпке по реке. Многодневный поход на лодках от истока реки Омь до устья, где раскинулся город Омск, закалил ребят не только физически, но и морально. Они получили стёртые в кровь ладони, а главное -  понимание, что такое взаимопомощь в трудную минуту, взаимопонимание и взаимовыручка в сложной ситуации.

Такими учителями всегда славилась 65-я школа. А Николай Иванович был повязан крепкими узами дружбы с ребятами этой школы до своей преждевременной кончины. Человек он был увлечённый, неравнодушный, жизнь любил до самозабвения. Я с ним познакомился в 1967 году, когда мы с семьёй переехали в Омск из древней столицы Сибири, города Тобольска. Он в то время окончил институт и преподавал географию. Спокойный, уравновешенный, даже мне показалось как будто равнодушный на фоне вечно спешащих учительниц, что-то бурно обсуждающих на переменке в учительской. Как сейчас вижу, сидит он в отдохновении на диванчике в углу, весь погружённый, возможно, в далёкие от школы думы, закрыв глаза, а может, просто задремал перед очередным уроком географии, набираясь сил, чтобы вместе с ребятами пробираться сквозь джунгли Южной Америки. Прозвонил звонок, окрылился учитель и, что-то напевая, с деловым настроем врывается в класс, чтобы передать ученикам без остатка накопленную энергию и неуёмную страсть к природе, её совершенству. Как вечные туристы славились многие педагоги школы и района в те годы, где мне пришлось служить долгое время, но уроки на природе Николая Ивановича остались навсегда в памяти и делах повзрослевших ребят. Многие из них стали учёными-краеведами, экологами, педагогами, понимающими всю мудрость и власть законов природы и умеющими вложить эти знания в головы и сердца своих учеников.
 
Неуёмная страсть к общению с природой в любое время года нередко загоняла его и вместе с ним и меня, когда мы с ним подружились, на зимнюю рыбалку куда-нибудь на старицу Иртыша или на дальние северные озёра.
 
Однажды рано утром стук в окно. Мы жили на первом этаже двухэтажного деревянного дома. Открываю дверь. На улице темно, за ночь вызвездило, тянет ветерок. Иванович ко мне с упрёками.

 - Собирайся в темпе, ребята в машине ждут. Договаривались пораньше, а ты спишь! Надо к рассвету успеть, иначе рыбалка по нулям будет.
 - У меня всё готово. Через пять минут буду.
 - Давай, давай, время не ждёт.

Пока добирались до озера, ветер сменил направление, пошёл снежок. Выпили по стопочке - и на лёд, сверлить лунки, настраивать удочки. А тут и рассвет пришёл. Но рыба не идет к нашим мотылям, видимо, погода неподходящая. Скучно. Все устроились в машине за круглым столом, где было что выпить и закусить. Один Николай Иванович не сдаётся. Как машина, лунки сверлит в одном, другом месте, мечется к удочкам, ледок быстро затягивает лунки. Подбежит к машине, хлопнет рюмку, пошумит на нас, лентяев, и снова к удочкам. Вдруг закричал от дальней лунки, что  на подветренной стороне: "Ребята, помогайте, кажется, заработало, на крючке что-то крупное!" Захватив пешню, бросились на помощь. Раздолбили пошире лунку  и - вот она, красавица щука, в руках счастливого добытчика. Обычно флегматичный учитель сиял от радости, что он первый размочил рыбалку, показал нам, лентяям, что фарт - это не случайность, а труд и упорство, переходящее в настырность. Началась позёмка, руки уже не гнутся и водка не греет, но поклёвка пошла без передышки у всех, не успеваем наживку менять. Даже у меня, первогодка, на льду больше десятка окуней скрючилось, знатная будет уха. Такого удовольствия я давно не испытывал. Дай, Бог, здоровья тебе, учитель! Вот такой он был - отчаянно настойчивый в достижении намеченной цели и в работе, и на отдыхе.

Такой педагог - находка для школы, для детей, а для директора - бесценный клад. Правильность утверждений древних, что сведущий человек может выполнять своё дело здорово, а талантливый, способный - талантлив во всём, подтверждено многовековым опытом великих людей от Леонардо да Винчи до М.В. Ломоносова.

 Не пришлось Николаю Ивановичу учиться музыке. Времена были бедные, довоенные, а потом - беспощадная война, где звучала другая музыка, другой тональности, с особенными вариациями на свободные темы. Но нередко поддерживала фронтовых друзей в блиндажах, в лесу прифронтовом до конца войны музыка, которую виртуозно исполнял на гармонике будущий учитель омской школы. Не расстался он с нею и в педагогические будни. На фоне школьной неустроенности музыкальные пассажи Николая Ивановича привлекали ребятишек не меньше футбольного мяча. Зазвучали с трудом купленные для школы инструменты в оркестре народных инструментов, первом в городе, под управлением всё того же незаурядного мастера-дирижёра. Когда учитель на вечеринке запевал небольшим, правильно поставленным голосом своих любимых "Дроздов", почему-то у меня слеза набегала, народ дружно подхватывал пение, но так, чтобы не нарушить теплоту и сердечность музыки. Хор учителей школы № 65 - тоже его детище, был лауреатом городского смотра художественной самодеятельности. Организатором таких мероприятий выступал, как правило, профсоюз. Удивительно, но факт. За какой бы инструмент он ни брался, всё звучало свежо, вдохновенно, музыкально и достаточно профессионально. И с балалайкой он творил чудеса, и гитара ему была подвластна, а баян и аккордеон он сам любил необыкновенно. Такой человек был тогда весьма востребован чрезвычайно. Не было в ту послевоенную пору развлекательных фирм и заведений, а какая свадьба или день рождения без музыки? Как говорят, ничто человеческое ему было не чуждо. Любил, и выпить, и закусить, и погулять всласть.

Мы жили тогда недалеко от школы, на одной улице. Зимним вьюжным вечером заходит Николай Иванович в наш коммунальный дом с печками и гнилыми углами.

- Здравствуйте, извините за поздний визит. Иду мимо, подумал, надо навестить больного Андреича. Как вы, дорогой, себя чувствуете? Народ соскучился без физики, без ваших законов  Бойля-Мариотта,- заговорил он от порога.

Мы заканчивали ужин, семья большая за столом. Пригласили отведать, что Бог послал. Он не отказался. С большим вдохновением познакомился с нашими домочадцами, с удовольствием выпили по фужеру вина, а потом долго пили чай с малиной, разговаривая о том, о сём. Дочка, извинившись, пошла отрабатывать свои музыкальные уроки на пианино.

 - О! У вас музыкант есть. Замечательно! Разрешите мне исполнить для вас небольшую пьеску, как-то слышал поппури из произведений Дунаевского.

Всю нашу хату заполнили бравурные мелодии самодеятельного исполнителя, в ней стало даже теплее и уютнее. Завершившийся аплодисментами этот музыкальный пассаж слегка взволновал исполнителя, он даже поклонился, привстав
- Вот так, дочка, надо играть, учись, пока я живой.

Наш дед только головой качал, приобнял Николая Ивановича и искренно поблагодарил своего собрата-фронтовика за доставленное удовольствие, он тоже любил петь, особенно старинные романсы. Все разошлись по своим комнатам, а боевые товарищи ещё долго вспоминали лихие сороковые, я лишь изредка вставлял в их разговор свои реплики.

Вот такой он был, человек с удивительной учительской судьбой, из тех педагогов, кто был без ума от детства, от детей, наполняющих их жизнь не только заботами, но и радостью. И в то же время Николай Иванович без энтузиазма вникал в дела общественных детских организаций, хотя постоянно его к этому понуждали. Бесполезно! Но пионеры и комсомольцы в его классе были достаточно самостоятельны. Если интересно, они сами находили себе дело по душе, и право же, находили, без ведома классного руководителя. Его ребята всегда были первые на субботниках, на дежурстве, в спорте, в туристских слётах, да что греха таить, и в хулиганских выходках.

Когда в 1969 году опытного педагога назначили директором школы, он и тут пытался внести свежую струю в работу коллектива, хотя к тому времени в школе было немало интересных педагогических наработок. Его основной принцип в поборе кадров: учитель должен иметь непременно какое-то увлечение (как теперь говорят, хобби) на уровне мастера, кроме капитального знания своего предмета. Поэтому в школу стали приходить педагоги-сообщники, заинтересованные непростой работой с детьми. Коллектив медленно, но обновлялся. Появились настоящие профессионалы своего дела. Устанавливались связи с учреждениями дополнительного образования. Хормейстеры, музыканты, спортсмены - мастера спорта, преподаватели учебно-производственных мастерских с новыми технологиями оживляли работу коллектива. А молодые учителя математики так заворожили своим предметом учеников, что они "дневали и ночевали" в школе с учебником математики, по окончании школы все ребята из математических классов поступали в вузы на технические специальности.

Но так уж повелось в жизни, во всяком случае, по моим наблюдениям: всегда на новенького сваливаются непростые проблемы, а то и беды. Не избежали такой участи президенты нынешней России, пришла беда и в школу 65, когда строители во время ремонта системы отопления устроили пожар. Этот случай унёс немало здоровья у Николая Ивановича. Разборки в комитетах партии, в исполкоме. Наказание он пережил с трудом. Давняя болезнь давала о себе знать. После пожара директор подал заявление об освобождении от должности. Поработав учителем непродолжительное время, талантливый замечательный педагог ушёл из жизни, оставив о себе вечную память в наших сердцах, а главное - в своих учениках, многие из которых повторили его путь и пошли дальше своего учителя.

 
В.А.Демидов

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: