+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Бельмач Иван Георгиевич

10.03.2015




















 
Иван Георгиевич Бельмач


Жители деревни Бокиничи Пинского района Брестской области уже через 3 дня после начала войны попали под оккупацию. В большой деревне, состоящей из 400 дворов, проживала и семья Бельмач – родители, дед и четверо ребятишек. Одному из братьев, Ване, в ту пору исполнилось 7 лет.  Немцы согнали всех к сельсовету и объявили, что за связь с партизанами любого ожидает расстрел, а за выдачу партизана – награда в 10 тысяч дойчмарок. Настало время лихолетья, безжалостного диктата и полной зависимости от чужой воли, когда за жизнь человеческую никто не дал бы и ломаного гроша.
 

Враги на родной земле

Новые господа сразу же установили свои порядки. Богатые плодовитые сады вырубались до последнего деревца. Почти всех жителей выгнали из домов, и им  пришлось ютиться в сараях. Семья Бельмач соорудила в сарае печку-времянку, кормилась овощами. Всю скотину, что имелась на подворье, – коров, овец, свиней, уток, кур, гусей – тоже отобрали.

- Матка, курка, млеко! – выкрикивали немецкие солдаты, распоряжаясь, как у себя дома.

Они частенько били ребятишек прикладами.  А кому пожалуешься? От врагов какая защита? В детскую память Вани врезалось, как посреди деревни соорудили виселицу и на ней повесили сельчанина, одного из  дальних родственников их семьи, за связь с партизанами. Труп много дней не разрешали снимать – для устрашения жителей. А в расположенных рядом лесах народные мстители под предводительством знаменитого командира Сумского партизанского объединения Ковпака героически сражались за освобождение Родины, и в деревнях то и дело узнавали, как они пускают под откос вражеские поезда.

В апреле 43-го их Бокиничи внезапно окружили, подогнав множество техники. Приказав взять с собой одежду и еду, всех жителей собрали и повезли на грузовых машинах на железнодорожную станцию Парахонск. Лишившиеся вначале крова, люди понимали, что теперь они лишаются и Родины. Ведь за прошедший год оккупации фашисты несколько раз принудительно  отправляли из деревни партиями молодежь в возрасте 15-16 лет – Германии требовалась рабочая сила. Теперь эта горькая участь постигла и остальных. Загнав несчастных в вагоны, их наглухо закрыли, оставив вверху зарешеченные окна.

Двое суток ехали до города Белосток, и это уже была Польша. Там перегрузились в другой поезд и через 4 дня прибыли в город Бонн. Дальше их погнали пешком до концлагеря в городе Ульцен, что находился неподалеку. Здесь, в пересыльном лагере, прибывших разместили по баракам.  Вся семья Бельмач, и в том числе младшенький Коля, родившийся в 42-м, попала в один барак. С 7 утра дед Сильвестр и мать Павлина вместе с другими взрослыми уходили работать на завод, а ребятишки оставались в лагере. Спали невольники на нарах, трижды в день им давали жидкую баланду.

 

В батраках у бауэра

Через 2 месяца в барак явилась некая фрау, муж которой, будучи военным, погиб под Москвой. Фермерша оценивающе разглядывала пленных русских, подбирая себе работников. Выбор пал на семью Бельмач, ее отвезли на подворье, расположенное в деревне Баром. Казалось, судьба благоволила к ним. Пережив  лихие жизненные перипетии, все семеро остались вместе.

Теперь и Ваня вместе с братом Петром и сестрами были заняты на сельхозработах. Проживали они в отдельном домике, для растопки печи в лесу заготавливали хворост. Одежонка ветшала, мать постоянно штопала ее, а также перешивала, ведь дети росли. Вещи Ивана затем носил Петро (он с 1938 года рождения), а ставшие ему тесными рубахи и штаны перешили самому младшему – Коле. Сын хозяйки Кристиан невзлюбил батраков, и все старался ударить кого-нибудь из ребятишек, зато дочь Мария относилась к ним с сочувствием, не обижала.

По соседству проживала полячка, у которой бы радиоприемник. От нее узники с замиранием сердца узнавали последние новости об освобождении Белоруссии и о переходе русских войск в наступление. В летний период 10-летнего Ваню вместе с дедушкой отправили пасти на пастбище хозяйский скот, там же и жили в будке до самой осени.  Иногда к ним наведывалась фрау на двуколке с проверкой. И вот как-то в очередной  приезд она осталась довольна осмотром стада, похвалила:
- Эй, Сильвестра, телки гут!

Вдруг лошади чего-то испугались и понесли повозку.  Парнишка, заправски ездивший верхом, не растерялся, вскочил на оседланного коня, и рванул вдогонку. Догнав бешено мчавшихся лошадей, он сумел ухватить их за уздцы и остановить обезумевших животных.

В тот момент Иван даже не подумал, что рискует своей жизнью, прекрасно понимая, что в случае гибели фрау обвинят его родных. Перепуганную насмерть женщину молодой пастух сам отвез назад в усадьбу. С тех пор отношение к ним заметно изменилось – из карточек на питание хозяйка перестала вырезать такие продукты, как мясо, шоколад, конфеты, масло, колбасу и даже спиртное.

 

Домой, на Родину

Наступил сорок пятый… 17 апреля пленников освободили англичане. Эта весна была особенной, она пахла свободой. Русские семьи еще оставались в деревне до августа, а затем их стали отправлять сначала на сборные пункты, а оттуда  в родные места. По дороге мама с горечью сказала: «Едем домой, а как и где жить будем?» Старшие давно знали, что деревню их фашисты  спалили, всего 15 дворов чудом уцелело.

В одном из таких домов проживала родня Бельмач, временно приютившая скитальцев. Чтобы не быть родным в тягость, соорудили землянку. Старшие вскоре отправились в Пинск, устроились на работу, им предоставили скромное жилье. В октябре детей забрали в город, где Иван вместе с Петром пошли в школу. Началась мирная жизнь, нужно было учиться, приобретать профессию. По окончании семилетки Иван закончил училище по специальности штукатур-маляр, а потом вечерние  водительские курсы.

Отслужив, бравый моряк Иван Бельмач отправился навестить родную сестру в Казахстане, да так там и остался. Работал водителем, женился, с женой Анной Петровной они вырастили двоих сыновей. Тридцать шесть лет прожили на казахстанской земле вплоть до развала Советского Союза, и не думал Иван Георгиевич, что ему, пережившему оккупацию, под старость лет доведется услышать в свой адрес обидные слова: «Оккупанты!» Так, в 1992 году произошел еще один поворот событий, когда семья Бельмач переехала в сибирские края. Сейчас пенсионеры проживают в деревне 2-я Пятилетка Тюкалинского района. В большой уютной квартире их постоянно навещают дети и внуки.

В настоящее время из всей семьи Иван Георгиевич на белом свете  остался один – его мать умерла еще в 1969 году, дед Сильвестр продержался до 99 годов, раньше других (в 1990-м) не стало самого младшего брата Николая, два года назад похоронили Татьяну. Самое удивительное, что 71-летний Иван Георгиевич, на чью долю хватило лиха с избытком, на жизнь не сетует. Бывший узник, переживший плен, спокойно рассуждает о прошлом:
- Да, много я, конечно, позабыл, но то, что помню, не изгладится из памяти никогда. Что ж поделаешь, видно так на роду было написано. Хорошо, что жив остался, и за то я судьбе благодарен…


Людмила Захарова, Тюкалинский район
На снимке: Иван Бельмач во время учебы в горнопромышленной школе, 1952 г.

 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: