+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Евстигнеева Людмила Сергеевна

901 0

Евстигнеева Людмила Сергеевна

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПЕДАГОГ 

06.03.2013

         

Моя родина – Омск, Ленинский район

       
Атаманский хутор,
Атаманская станица, 
Ленинский посёлок,
г. Ленинск – Омский,
Ленинский район
города Омска.
    Есть много на свете славных городов – старых и новых, больших и малых, шумных и тихих. У каждого из них свои достопримечательности, своя неповторимая судьба. У многих людей связаны с ними дорогие воспоминания детства, юности, а иногда и целой жизни. Люди всегда помнят города, в которых они жили.
    Но нередко и города помнят людей, когда-то живших в них. Бывает, что человека давно уже нет, а имя, дела его по-прежнему живут там, продолжая волновать новые поколения горожан. Когда я познакомилась с литературой о Ленинском районе, о своей малой родине, поняла, как много сделал человек за эти десятилетия, как много пережило старшее поколение, создавая своим трудом всё то, чем мы теперь пользуемся, что имеем, но не храним.
    Богата и интересна история нашего района.
    Район наш железнодорожный, им он стал в 1895 году, точнее, когда был построен железнодорожный мост через Иртыш и пошли поезда с запада на восток в сторону Новониколаевска (Новосибирск). В 1894 году произошло историческое событие: на станцию Куломзино (это левобережье) прибыл первый поезд из Челябинска, железная дорога заменила великий Сибирский тракт. В 1896 году сдан мост через Иртыш. Началось постоянное движение по Западно-Сибирской железной дороге - три пары поездов в сутки со скоростью 20 км. в час. Вокзал был построен годом раньше.
    Началось заселение степного края казаками из Омской станицы и рабочими железной дороги. Так 29 января 1899 года был образован Атаманский хутор, а к 1916 году хутор стал станицей, самой богатой и влиятельной в Сибирском казачьем войске. Казаки имели хорошие дома, богатые лавки, пивные, построен был маслодельный завод (лаки, краски, олифа и пр.), паровая мельница, кирпичный завод, даже не один, завод мясных консервов Жителей насчитывалось восемь тысяч человек. Между городом и станицей, взамен гужевой дороги, была построена железнодорожная ветка в 3,5 версты  до товарного двора (сейчас сквер 30-летия ВЛКСМ, напротив транспортной академии. Ликвидировать товарный двор, заваленный углём, платформами собирали горожан и даже школьников). За проезд был установлен тариф: второй класс 10 копеек, третий класс – 5 копеек. Это был единственный вид транспорта, соединяющий район с городом до 1936 года, когда пошли первые трамваи: кольцо на привокзальной площади до сада им. Куйбышева (теперь там кинотеатр им. Маяковского). Линия была одна и на площади «Карлушка» (теперь Серова) трамвай ждал встречного, там была развилка. Вагоны были совсем не такие. Двери не закрывались, люди висели на подножках, окна были открыты, из них можно запросто вылезти и залезть, что и делали люди, много было трагедий: срывались под вагон. Кондуктор дёргала за верёвку, которая соединялась со звонком вожатой, и громко орала название остановки. Так однажды она столкнула мальчишку, который уцепился за окно, он упал под колёса, ему отрезало обе руки, было ему 13 лет. Через много лет мы с ним встретились. Он, окончив педагогический институт, пришёл в 114 школу, в наш класс, преподавать историю, у него были протезы. Ребята его любили.
    Начала бурно развиваться промышленность: маслодельный завод, мельницы, бойня, завод мясных консервов, красочный завод, железнодорожные мастерские. На запад пошли составы с хлебом и знаменитым сибирским маслом, а на восток потянулись эшелоны с безземельными крестьянами-переселенцами.
    Появились электротеатры «Арарат», «Фурор», «Саргон». Открываются церковно-приходская школа для девочек, двухклассное училище для детей железнодорожных рабочих, отдельно для казаков, воспитанию которых казачество уделяло большое внимание: десятилетних казачат увозили в степь за озеро Чередовое, где обучали конному строю, владению шашкой, джигитовке, преодолению построенных препятствий. Девочек учили вышиванию, ведению домашнего хозяйства.
    Перед империалистической войной открылись три больницы, аптека. В полутора верстах от станции на Шпрингеровкой улице (ныне улица Серова) находился переселенческий врачебно-питательный пункт с бараком на 1500 человек. Здесь скапливалось более 3 тысяч переселенцев из голодной России в богатую землями Сибирь. Фельдшерский участок, баня, полицейский пост и столярная мастерская обслуживали прибывших. В январе 1916 года была освящена богослужением в Атаманской станице больница им. Сухомлинского (был губернатором края) на 30 мест. Лечение было платным, но бедноту лечили бесплатно. К 1923 году стало уже три амбулатории, большая больница с несколькими отделениями: инфекционным, родильным, хирургическим, гинекологическим, терапией. Открылась климатическая лечебница на берегу Иртыша, магазин «Санитария и гигиена». К 1935 году появились ещё две поликлиники, три аптеки, три бани, тринадцать магазинов.
    Население быстро увеличивалось, на 1931 году было более тридцати тысяч человек. С приходом советский власти название Атаманский хутор заменили на посёлок Ленинский. Станция Омск становится крупным железнодорожным узлом (Новониколаевск, Екатеринбург, Челябинск), развивается судоходство (от Китая до Северного Ледовитого океана), резко возросла промышленность, хозяйство возглавил горсовет с его отделами, и в 1925 году посёлок был переименован в город Ленинск-Омский.
    Шестьдесят процентов населения составляли рабочие железной дороги, которые селились у железнодорожного моста вдоль берега Иртыша. Название улиц повторяли профессии обитателей: Бригадная, Котельная, Токарная и т.д. Жили здесь кочегары, смазчики, простые чернорабочие. Ходили с работы в мазутных робах, жили в бараках, в бедности. Селение получило название Чёрный городок. После революции бараки заменили добротные частные дома, улицы уже назывались Пролетарскими. Теперь это район Труда. С юга улицы подошли к железнодорожному полотну, за насыпью стал появляться посёлок из приезжих крестьян. Это был период русско-японской войны, и за отдалённость посёлок назвали Порт-Артуром. Кроме скотобойни там ничего не было. Потом появился пивоваренный завод. 
    В двадцатые годы люди стали обживаться, жилье ставили добротное, с огородами, небольшими чистыми улочками, тротуарами, зеленью. Называться улицы стали уже по-другому: Свердлова, Катаева, Кутузова, Половцева, и даже была улица Троцкого. Дальше шли пустыри, огороды, выпасы. В 30е – 40е годы посёлок разросся, были построены три большие школы, детский дом. Монастырь и кладбище оказались в черте города. Теперь это зелёный частный сектор, появились многоэтажные дома, освещенные улицы, посёлок связан с центром автобусным транспортом.
    Выселком из Атаманского хутора был Селивертовский посёлок на казачьих землях, где жили казаки и железнодорожная «элита»: служащие, кондукторы, машинисты. Это самый старый посёлок за железнодорожным вокзалом до Сортировочной станицы. Здесь построена железнодорожная больница, ТЭЦ-2, кстати, самая старая, до неё в Ленинске не было электричества, это где-то конец двадцатых годов. Там же когда-то была большая оранжерея. Рядом проходные завода «Октябрьской революции». В начале, это был завод ПВРЗ (Паровозо вагонный ремонтный завод) им Рудзутака (был такой большевик-прибалтиец). Завод ремонтировал вагоны, относился к железной дороге. В Ленинске почти всё и все были связаны с железной дорогой. Во время войны его переоборудовали в танковый завод №174, который был эвакуирован из Ленинграда.
В 1900 году выселок назвали Семипалатинском, потом Сахалинским, а с 1957 года Привокзальным посёлком. К нему через железную дорогу ведут два виадука для пешеходов, в посёлок ходят автобусы. 
    Параллельно железной дороге шли улицы: Семипалатинская (потом назвали Красный путь, Привокзальная), Дюгамильская (Желиховского), Казначеевская (Бакунина), Хрущёвская (Толстого), Колпаковского (Горького), Крымская (Кропоткина), Волковская (Некрасова), Ребровская (Никитина). 
    Дальше за Сортировочной тоже очень старый посёлок Сахалин, грязный, неблагоустроенный, в распутицу улицы не проехать и не пройти, жильё бедное. Во время Отечественной войны сюда стали селить эвакуированных с Ленинградских, Ворошиловоградских заводов. Для них построили деревянные двухэтажные дома (Большие и малые Каркасы), двухквартирные бараки. Школы располагались в таких же деревянные домах с удобствами во дворе. Связи с центром района не было, люди ходили пешком 3 - 4 километра через Сортировку по железнодорожному полотну, лезли под составы.
    Одной главных улиц посёлка Сталинского (теперь Привокзального) была улица Блусевич, она была секретарём Ленинского (тогда III-го, потом железнодорожного РК ВКПб). На этой улице находилось 6-е отделение милиции, где я работала вскоре после войны паспортисткой. У меня проходили учёт немцы, депортированные с Поволжья, а спустя три года, наверное, я учила их детей, уже  в 1949 году, окончив педучилище экстерном. До сих пор помню фамилию Мандель Шая Срульевич, отмечался часто, а мы с девчонками, читая документы, хохотали до слёз (дуры) над фамилией и отчеством. А потом учила его сына Мишу (Мойшу) Манделя до седьмого класса в школе № 7, теперь он спортивный комментатор и чуть не ежедневно слышу его голос по радио. Мальчик невысокого роста, кудрявенький, очень тихий, учился хорошо, как все евреи, часто читаю о нём в газетах, видела там его фото. Если бы встретились, не узнали бы друг друга.
    Год проработала в милиции, учась в педагогическом училище, там же, в этом посёлке в здании школы № 8, где и я, и Тома успели поработать пионервожатыми. За один год окончили 3, 4 курсы, тут же сдав государственные экзамены и получив дипломы в 1949 году. 
    До того как прийти в школу № 7 на 10-й Чередовой, начав учительскую деятельность (а мне уже 23 года), поработала на военном заводе, в детском доме (Куйбышевский район), на заводе № 174 в химической центральной лаборатории, наконец, в милиции, да ещё пионервожатой в школе, каждое лето в пионерских лагерях, отпуска никогда не имела до 1956 года, когда впервые в жизни поехала на курорт.
И только в 60-е годы посёлок стали благоустраивать заводы № 174 (потом им. Ворошилова, теперь «Октябрьской революции»), № 53 (Телевизионный). Теперь там прекрасные школы №№ 3, 59, 79, дворец Культуры им. Свердлова, им. Гуртьева, новые магазины, детские сады, школа-интернат, теплично-парниковое хозяйство, улицы заасфальтированы, освещены, посёлок связан автобусным транспортом. Сейчас этот посёлок носит имя Свердлова. Но старожилы его называют по-старому – Сахалин.
    В самой южной части района есть ещё посёлок, который все называют «Карьер». Интересна история этого места. Земля до революции принадлежала казачьему Сибирскому войску (Никольской церкви), называлось оно «Дикое озеро» и находилось в шести километрах от хутора. Озеро это солёное, в одной версте от Иртыша, это круглая котловина, 80 сажень в диаметре.  Ещё в прошлом веке казаки лечили свои недуги и лошадей. Летом на возвышенной части степи ставили юрты, строили балаганы. Станичное правление решило устроить лечебницу. Наблюдения врачей не было, больные обмазывали себя грязью и лежали кому сколько вздумается. И только в 1920 году началось строительство грязелечебницы. В 1923 году здесь был открыт курорт «Карьер».
    Под слоем воды этого озера, которое ещё звали «Чёртовой ямой» находится толстый слой лечебной грязи (рапы). Большое количество соли, родников, животный мир: лечебные пиявки, веслоногие рачки, у озера лягушки. По лечебным свойствам (химическому составу) озеро близко озеру Карачи. На курорте лечили суставы, ревматизм, нервы, катар горла, малокровие. Учёные подсчитали, что в год там может лечиться 300 – 400 человек, то есть 15 грязевых ванн на одного больного, хватит рапы лет на тридцать. Рапа соляно-щелочная, черного цвета, имеет запах сероводорода. Была построена железнодорожная ветка, спальный корпус, столовая. Но постепенно озеро зарастало камышом, затягивалось тиной, никто за ним не следил, и к концу 30-х годов курорт перестал существовать. Железная дорога создала у озера летний пионерский лагерь для своих детей, а зимой он был дом отдыха для рабочих. Сейчас все корпуса благоустроены, проведены коммуникации, проложен асфальт, автобусы соединяют посёлок с районом. Краеведческий кружок пионерского лагеря в 1947 году провёл химический анализ воды, изготовил коллекции, гербарии. Глубина озера не более двух метров. Питается за счёт источников дна, встречаются глубокие ямы. Мы заметили, что вода выталкивает ныряльщиков, хорошо держит начинающих пловцов. В 1970 году, когда администрация района поставила вопрос о восстановлении лечебницы, учащиеся школы № 75, по инициативе Тамары, через Томский университет вновь сделало химический анализ воды озера. Уникальным он оказался: аммиак, соляная кислота, натрий, кальций, магний, следы алюминия, железо, кремний, хлор, серная кислота, сероводород. Вся таблица Менделеева. Документы были готовы, а курорта так и нет.
      Озеро мелеет, усыхает, дачники его окончательно засорили, богатый когда-то лес почти уничтожен, раскинулся жилой массив, лагерь военного училища, ПТУ.     Хозяина у озера нет. А ведь курорт в черте города – большое благо для населения!
     С ностальгией вспоминаю Ленинский район довоенный. Это действительно был хутор. Самый большой дом был на улице Труда, его поэтому называли сумасшедшим. И наш трёхэтажный дом напротив клуба Лобкова, построенный в 1928 году. Ещё не построили его правую половину, когда мы въехали в левую на второй этаж в двухкомнатную, отдельную, с окнами на клуб. Отец работал в железнодорожном ГПУ, ему дали эту квартиру. За улицей Лобкова шла улица Рассохина, потом она же Ежова, а теперь Серова, Героя  Советского Союза, первого мужа актрисы Валентины Серовой, он погиб при испытании самолёта. Улица застроена частными домами, место низкое, заболоченное, осенью и весной грязь непролазная. Когда разливался Иртыш, вода доходила до улицы, и трамвай еле-еле тащился почти по воде.
     Следующая улица Советская (сейчас ул. Котельникова), по ней я ходила в школу № 16. Улица была застроена частными домами с резными наличниками, парадными подъездами, палисадниками с цветами и кустами сирени. За ней шла улица Ярославского, потом С.Стальского, Пролетарская, Белинского у самого Иртыша.
     Эти улицы пересекали Ленинские (с первой по одиннадцатую). На четвёртой Ленинской в войну был оборонный завод №14, там мы Томой после 7 класса работали, делали мины, работали по 12 часов без выходных и праздников. В праздники бывало и сутками нас не выпускали. В цеху, где делали стабилизаторы к минам, работали одни подростки, вечно голодные, иногда с голоду у станка падали в обморок. В обед (если днём) ходили в столовую на этой же улице, «аромат» обеда чуялся за квартал, суп из мороженной картошки и капусты и каша на воде. На улице 8 Ленинская до войны я жила у маминой сестры тёти Нюры, это время вспоминаю, как счастливое. Она меня очень любила, хорошо одевала, устраивала дома детские праздники. Я немного отвлеклась от темы.
Что из себя представляет цент района? Улицы, про которые омский поэт написал стихи-песню «Я люблю, я люблю эти омские улицы». Первая из них от железной дороги называлась Атаманской. Начиналась она от Черного городка (ул. Труда) и до площади «Карлушка» (потом площадь Третьего Интернационала и, наконец, площадь Серова). Всё это строила железная дорога, мимо шла ветка. Сын начальника дороги ездил в городскую гимназию, ветка здесь останавливалась, он садился, и остановку назвали «Карлушка», т.к. сыночка начальника звали Карл. Так было до 40х годов.
В 1936 году начали строить кинотеатр «Октябрь». Мы жили напротив на улице Серова. Сейчас в этом доме адвокатские конторы и ещё что-то. Построили кинотеатр и однажды ночью раздался страшный грохот, здание рухнуло. Начали строить заново. На 7 Ленинской (теперь ул. Маркова) в магазине работала наша мама (теперь это мясной магазин, а тогда по правую сторону стояли витрины с продуктами, а по левую промтовары). Он был самый большой магазин в то время. В конце улицы была баня №5 (у Иртыша). Много лет она нас обслуживала. Там были номера, которые стоили 1 рубль. А общая – 20 копеек. Мы ходили чаще в номера, потому что в общей была духота, и мы с Томой иногда падали в обморок.
Асфальта на улицах не было, только ул. Лобкова была покрыта булыжником. Машин почти не было, телеги грохотали на всю улицу. Везли за город из выгребных ям (из уборных) в бочках жижу, вонь стояла ещё долго после этих обозов. Возчиков этих называли «золоторями».
В районе улиц Пролетарская и Труда у железнодорожного моста жили когда-то кочегары, машинисты паровозов и это место называлось «Чёрный городок», так как работяги шли с работы чёрные от угля и копоти. Но жили они не бедно, дома были богатые. У них была «своя» баня, мы её считали лучшей, чем баня №5, но туда редко ходили, не по пути. В конце ул. Лобкова было техническое училище (до революции), потом в этом здании расположился железнодорожный техникум. Сейчас там колледж. Напротив в деревянном доме была почта, до революции этот дом принадлежал тёте Наташе, сестре нашего дяди Васи, мужа моей любимой тёти Нюры.
      До войны магазины были маленькие, деревянные, базар (тогда не говорили рынок) маленький с одним деревянным корпусом, в основном всё продавалось под открытым небом, даже зимой. Зеленью (помидоры, лук, огурцы) торговали жители Порт-Артура, молочными продуктами тоже. Были такие большие бутыли литров на 3 – 4 стеклянные, в них молоко, торговки зазывали громко наперебой  попробовать. Зимой молоко продавали замороженными кругами, сверху видно качество по наличию желтых сливок. Мы с Томой любили их ложкой соскребать и в рот. Никаких петрушек, сельдереев и прочих приправ, кроме укропа, не было и в помине. Поэтому их не люблю. Сразу за базаром был каток, до войны катки были очень популярны, вечером играл духовой оркестр, модны были коньки «гааги» и «норвеги», а мы, дети привязывали к валенкам «снегурки» и путались под ногами у взрослых, иногда возвращались с разбитыми носами. Родители не боялись за детей, не очень нас опекали, главное, во время домой явиться.
       Освещения улиц почти не было, кое-где одиноко горели лампочки. Интересна история наших улиц. Раньше они назывались в основном по месту чего-либо рядом или характеризовали того, кто на ней проживает: Пролетарская, Техническая (училище), Санитарная (у больницы), Озёрная. Сразу после революции пошла мода на фамилии революционеров. В Ленинске были улицы Троцкого, Бухарина, Набоковская, Коллонтай, М.Спиридоновой. Когда эти люди стали не угодны власти их тут же переименовывали. Переулки Базарный, Заводской, Церковный, Кирпичный, Школьный. Потом стали они Ленинскими, целых одиннадцать, Рождественского, Маркова, Крылова, Марченко и т.д. А кто эти люди многие и не знают. Переименование стоит больших денег. Надо сказать фантазии у тех, кто этим занимается не много. Однообразие Марьяновских, Амурских, Рабочих, Ремесленных, Северных, Комсомольских наводит уныние. Столько интересных имён! Жаль, что нет улицы Манякина, омичи его до сих пор вспоминают добрым словом. Действительно, был хозяин!
Там, где сейчас дом «металлургов» на улице Серова, находилась баня, в которой мыли переселенцев, и больница барачного типа. Случалось маме нас возить на санках (поставив стиральное корыто, уложил нас валетом) в эту больницу, мы страшно боялись врачей, орали на всю улицу, если надо было заходить в этот страшный барак на уколы (домой врачи не ходили, родители таскали детей в больницы). Хорошо помню эту больницу на Карлушке, мальчишкой нередко бывал там, снесли в начале шестидесятых годов.  Б.Б.
       Виадук был один в сторону Семипалатинска (теперь Привокзальный посёлок), уже тогда он доживал свой век, если по нему побежать, шатался и скрипел. Недавно его снесли.
       Сразу от туннеля по тротуару вела дорога к Иртышу. Тротуары были деревянные, с торчащими досками, с провалами, заплёванные, зимой заледеневшие – достопримечательность довоенного Омска. Итак, мы идём на Иртыш из Семипалатинска, с улицы Озёрной впереди болото, грязь, брёвна, бараки, одуванчики, комары и мошки, лесоперевалка, кустики, общипанные козами, орут петухи, лают бродячие собаки. Одним словом, трущобы сразу за улицей Серова. Каждую весну наводнения, Иртыш-то был как во времена Ермака широкий, другого берега не видать. Мостов не было ни одного, кроме железнодорожного. Переправлялись на пароме, на лодках. Пляжей не было, купались где попало, тонули ежедневно и дети, и взрослые, спасать было не кому. У кинотеатра «Октябрь» было, если можно так называть административное двухэтажное здание, деревянное, там где сейчас девятиэтажный дом № 26 (у базара), в нём размещался райсовет (так назывался исполком), потом построили кирпичное здание рядом и райком партии, комсомола, райсовет перебрались туда, потом там стал Дом пионеров, сейчас это здание стоит, не знаю, что в нём и кто. 
       В 1946 году завод им. Ворошилова начал застраивать площадь Серова. Построил большой дом для ИТР, его стали звать домом металлургов, для рабочих трёхэтажные благоустроенные дома на ул. Серова. Сама улица (её теперь назвали им. Лобкова) была ещё долго неказистой: по нечетной стороне растянулся товарный двор, по чётной – частные домишки. В 60 – 70 годы всё снесли и построили большой жилой массив. В место булыжной мостовой, по которой грохотали телеги. А вот сад, самый большой в Ленинске, что за клубом Лобкова, уничтожен со всем недавно. В начале 30х годов на улице построили четырёхэтажную школу с просторными залами, высокими окнами, широкими лестницами. Дали ей № 2 (потом № 13), напротив трёхэтажная в старинном деревянном здании № 10 (сейчас музыкальное училище).
     Следующая улица Серова (бывшая Шпрингеровская, Рассохина, Ежова). Кто эти люди? Шпрингер генерал-поручик, Рассохин – первый председатель исполкома, большевик, Ежов – нарком внутренних дел, расстрелянный как враг народа. А.Серов – Герой Советского Союза, лётчик. Улица грязная, всё лето стояла вода, потом пыль, ближе  к Иртышу болота, берег изрытый балками, свалка, склады лесоперевалочной базы, тощие, общипанные козами кусты. Осенью и весной не пройти и не проехать. Во время наводнений Иртыш заливал даже улицу. 
Менять свой облик улица стала в 1946 году, когда завод им. Ворошилова начал сносить баню, бараки, частные дома, озеленять и асфальтировать. В конце 60-х годов появились первые девятиэтажки с лифтом, мусоропроводом, улица стала самой зелёной в районе, потом появилось административное здание в пять этажей, напротив разбили сквер, поставили скамейки, вечерами играл духовой оркестр. Это единственное место отдыха для населения в районе, больше таких уголков у нас нет.
       Наша улица имени В.Иванова совсем новая. На пустырь, на болота намывали песок, забивали сваи, началось строительство в начале шестидесятых годов. Построили школу №125, педагогическое училище №1, гостиницу «Омск», детские сады, спортплощадки, катки, детские площадки с песочницами, качелями, скамейками для старичков. Дома однообразные, «хрущовки» в пять этажей, позже построили 9-этажные коробки.
      Имя улице дали в честь омского писателя Всеволода Иванова, который родился в 1895 году Семипалатинске в семье учителя. После окончания школы он был матросом, актёром бродячего цирка, типографским рабочим. Печататься начал в 1016 году. С 1917 года по 1921 год жил в Омске, работал в газете «Советская Сибирь». В это время он начал переписку с М.Горьким, посылал ему на суд свои произведения. Горький хорошо о них отзывался. Известность ему принесли такие произведения как «Партизаны», «Бронепоезд 14-69», который был поставлен МХАТом. В.Иванов очень хотел учиться, и Горький вызвал его к себе в Петроград. Покинув Сибирь, он навсегда остался сибиряком, Сибирь осталась в его сердце. «Сибирского мне хватит на всю жизнь», - заявлял он. Так оно и было.
       Где-то в 1947 году началось интенсивное строительство, благоустройство улиц, переулков, озеленение, цветоводство, особенно при Рождественском. Город стал соревноваться с Ленинградом, занял первое место по озеленению и назывался городом-садом, об этом много писали в газетах, фотографии наших балконов печатали в журнале «Работница», был объявлен конкурс на лучший балкон. Не разрешали на них делать кладовки, должны быть только цветы. Писали, что после балконов Баку (по озеленению) шёл город Омск. В хрущёвские 50-е годы начали строить жильё, панельные «хрущёвки». Люди переселялись из бараков и вагончиков, были счастливы. Начали сносить частные дома и другие деревянные строения, строить, уже в 60-е годы высотки с лифтами, мусоропроводами. Там, где теперь живёт Тамара, до 1965 года был товарный двор, он тянулся до улицы Серова.  По чётной стороне улицы Серова завод № 174 (им. Ворошилова) начал строить трёхэтажные дома для своих рабочих, они и сейчас стоят там, облупленные, на месте больничного городка построили большой дом металлургов, это дом № 1 (на первом этаже парикмахерская и магазин), а уже в 70-е годы начали строить девятиэтажные дома, снесли покосившиеся частные домишки. С вокзальной площади убрали трамвайное кольцо, трамвай пошёл по улице Советская (теперь Котельникова) до улицы Труда. Планировали вести линию в Порт-Артур, даже одну улицу назвали Трамвайной, но не получилось - помешали тоннели. Наши окраины до сих пор не связаны электротранспортом. 
      Город строился, перестраивался, исчезали одни улицы, появлялись другие. Никто, наверное, даже из старожилов не помнит, что были такие улицы, как Техническая, Озёрная, Магистральная, Дачная, Войковская, Семипалатинская, Троцкого, Набоковская, Колонтай, Водопьянова и др. Совсем недавно исчезли Ленинские, их было одиннадцать. На их месте Ф.Крылова, Рождественнского, Марченко и другие.
Когда-то наш город называли городом-садом. Каждую осень озеленять улицы выходили школьники, рабочие железной дороги, заводов. Была масса красивейших цветов! А весной устраивались субботники, улицы после зимы чистились, прихорашивались, всюду с шутками, смехом, кое-где с оркестром кипела работа. Город было не узнать! Очень много средств на благоустройство района выделяла железная дорога, заводы «Октябрьской революции», телевизионный.
Завод «Октябрьской революции» - старейший, он создавался на базе завода имени Рудзутака, потом ПВРЗ. Во время войны сюда эвакуировали военный завод №174, выпускавший танки, знаменитые «Т–34». Именно этот завод застроил улицы Лобкова, Серова, Труда, совершенно преобразил посёлок Сахалин. Школы, детские площадки во дворах, асфальт вместо деревянных тротуаров, дворцы культуры «Красная гвардия», имени Свердлова. Благоустроил и расширил пионерский лагерь в Чернолучье, туда же на лето выезжали детские сады, завод имел свой профилакторий, где рабочие лечились бесплатно. Построил поликлинику на 700 посещений. Территория завода утопала в цветах и зелени.
      Телевизионный завод создавался на базе трудовой колонии, потом завода «Штамповщик». Во время войны из Ростова на Дону и Тулы были эвакуированы военные заводы, которые через три месяца уже выдавали первую продукцию: гильзы и боеприпасы для авиации. Дали заводу № 513 п/я 70. 
На заводах работали только подростки и женщины, работали по двенадцать часов, без выходных и отпусков, голодные, плохо одетые, но на судьбу не жаловались: верили, придёт Победа, пойдут учиться, а отцы и братья вернутся с фронта и заменят их, детей. 
И вот она пришла! Заводы начали переходить на мирную продукцию: запчасти к сельхозмашинам, больше тридцати наименований изготавливал телевизионный завод. В конце 1959 года завод был переведён на радиотехнический профиль по выпуску радиостанций и телевизоров. А с 1979 года завод начал выпускать цветные телевизоры.
       Прекрасный жилой массив «Радуга» построил Телевизионный завод: благоустроенные дома, две школы на 1500 человек каждая, дворец имени Гуртьева, спорткомплекс, кафе, кулинарию, поликлинику на 500 посещений, аптеку, новые заводские корпуса. За Усть-Заостровкой завод имеет свой пионерский лагерь, где за лето отдыхало около 700 школьников. Путёвка стоила рабочему 34 рубля, остальные платил завод. За озером Чередовым профилакторий. Путёвки на курорт, ссуду на индивидуальное строительство – всё это имели рабочие.
       В школах рабочей молодежи №№ 4 и 11 училась заводская молодёжь, а завод имени «Октябрьской революции» имел свой вечерний техникум.
       Всё это было, а теперь ничего нет. Заводы стоят, рабочие без средств существования, детские сады закрылись, дома требуют ремонта, имеют жалкий вид.
Как должно быть обидно старшему поколению за такую разруху, как много даже одно поколение смогло создать, преобразить, построить, подумать только: хутор из сотни дворов превратить в такой красавец район! Будет ли помнить новое поколение первого директора завода «Октябрьской революции» Поторацкого, директора Телевизионного завода Альфреда Иосифовича Фальчевского, директора теплично-парникового хозяйство Лиходида? Вот чьими именами надо называть улицы. Улица Полторацкого, правда, у нас есть.
      Разве могли омичи до войны покупать в магазинах свежие огурцы и помидоры зимой? Не привезённые из-за океана, а свои сибирские! И в этом заслуга наших предприятий: всем миром, сообща построили теплично-парниковый комбинат! Убирали урожай горожане тоже сообща, хватало на всю зиму и стоило копейки. В первые годы уже продавали по 3 – 5 тонн овощей. Возглавлял это хозяйство замечательный агроном Лиходид. Его уже не стало, а люди все называли хозяйство «у Лиходида».
      Есть ещё старейшее предприятие в районе, без которого уж точно замрёт жизнь во всём районе, не будь его: это ТЭЦ – 2. Теперь это уже самая старая ТЭЦ. Началом её работы считается 1935 год. До этого была просто тепловая установка при заводе имени Рудзутака. Район расширялся, росла промышленность: завод имени Коминтерна, Сибсельмаш, ПВРЗ, мясокомбинат, НКПС (железная дорога), пивзавод Юргенсона, механический завод Розы Люксембург и др. Число жителей увеличилось к 1937 году до 40 тысяч, ширилось жильё. ТЭЦ – 2 обслуживала энергией южную часть города, начиная от мясокомбината до окраинных посёлков. Она и сейчас работает без перебоев с горячей водой и теплом, как другие районы. Часть нашей ТЭЦ – 2 уже работает на природном газе.
Сделано много, но и много утеряно. Молодёжь, должны не только знать историю нашего района, но и быть его патриотами, беречь всё, что создали люди до нас и для нас. Человек – гражданин, человек активной жизненной позиции не может быть равнодушным потребителем, он должен быть созидателем. Надо возродить былую славу города-сада, принять участие в восстановлении разрушенных детских площадок, принять участие в уборке территории при доме, при школе, всюду могут пригодиться наши молодые руки.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: