+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Борсуковский Борис Александрович

555 0

Нефёдова Капиталина Алексеевна

       Автор книги – Капиталина Алексеевна Нефёдова  – прошла нелёгкий путь от школьного учителя до профессора, известного в России своими трудами по управлению учреждениями образования, подготовке и повышению квалификации учителей и руководителей школ. 
      В её серьёзном исследовательском багаже более 100 публикаций научного и учебно-методического характера. Её знают и любят все педагоги Омской   области. Её ценят коллеги. Без неё трудно представить Омский областной институт повышения квалификации работников образования. Она человек светлого ума и блистательной логики, натура творческая и увлечённая, способная на нестандартные педагогические решения. Её энергии и жизненной силе можно по-доброму позавидовать. 

28.12.2015















 

Через тернии к звёздам
(воспоминания профессора педагогики)
 

 

Прошло два года после памятной встречи с волками. Год как закончилась война. Уцелевшие в той страшной бойне мужики стали возвращаться домой. Первыми пришли солдаты, кому было лет за сорок или около того. Молодёжь пока попридержали. Война закончилась, но не всё ещё в мире спокойно, нельзя армию распускать по домам. Если возвращался молодой солдат, то чаще всего по ранению или расформированию части, в которой служил.

Веселее стала жизнь в деревне. Где-то зазвучала гармонь. Засидевшиеся в девках молодушки после работы по вечерам пели песни. Запоёшь тут, когда на пять красавиц один парень, да и он выбирал тех, кто моложе его лет на восемь, а то и десять. Девичья гордость не позволяет вешаться на шею понравившемуся герою, все перед ним равны. Пусть выбирает среди девчат самую бойкую и звонкоголосую.
 
Нашей молоденькой учительнице исполнилось девятнадцать лет. Два года работы Катерины в школе пролетели почти незаметно. Она учила детишек, училась преподавать и продолжала заочное обучение в районной школе в девятом и десятом классах, сдавая экзамены экстерном. То, что дети послушные, по-детски предупредительные и заботливые, существенно облегчало её работу. Они все разные. Одним обучение даётся сравнительно легко, для других же это непосильный труд. Как ни старалась юный педагог всех научить читать, писать и считать, у многих детей желаемого успеха добиться не могла. При всём старании не давалась им учёба. Удивительно, но родители, нередко сами имеющие за плечами лишь обучение в начальной школе, мало переживали за успеваемость детей. «Не всем же учёными быть, кому-то и работать надо, а для деревни немного читать и считать достаточно. Лишь бы человеком выросли», - прагматично оправдывали они своих отпрысков перед соседями. Разумные советы учителя по улучшению обучения неуспевающих внимательно выслушивали, соглашались, обещали принять меры, иногда за двойки пороли бестолковых отпрысков ремнём, но делалось это скорее из уважения к школе и собственного бессилия.

Не было нашей юной учительницы среди сладкоголосых подружек. Ничем она им не уступала: личиком пригожая, стройная фигурка, коса ниже пояса, быстрая в движении, упорная и решительная в работе. Парни, прошедшие фронт, заглядывались на неё, но подойти не осмеливались. Она же не просто красивая девушка, она учительница!

Рабочий день Катерины Алексеевны, так уважительно к ней обращались односельчане, начинался в семь часов, хотя школа в нескольких минутах ходьбы. В класс нужно войти бодрой, аккуратно одетой и причёсанной, строгой и приветливой. Красота и задор молодости, конечно, помогали компенсировать недостаток опыта, но этого было недостаточно. Нужен ещё упорный труд в профессии, которая становилась всё более любимой. А его было не занимать.
           
Ответственность и упорный труд всю жизнь были её основными правилами. Свою мать не помнила, хотя всегда ходит на её могилку. Воспитывал её и ещё пятерых братьев и сестёр отец. Как привычно звучит слово «воспитывал». Воспитание - это пример тяжёлой работы с раннего утра до позднего вечера. Крепкое было хозяйство, просторный рубленый дом, пасека – ко всему нужно было приложить руки и сноровку. Старшие дети - посильные помощники и воспитатели для младших. Немало семей вокруг превращалось тогда в дружную трудолюбивую коммуну взрослых и детей.
           
Но дошла до сибирского села беда под названием раскулачивание. Как её могла воспринимать пятилетняя девочка, когда на двор пришли незнакомые дяди и тёти и стали растаскивать по своим домам их вещи и инвентарь. Забрали весь мёд, который отец и так не редко раздавал бесплатно. Из погреба вынесли все запасы солений. На испуганных детей, прижавшихся к отцу, никто не обращал внимания. Что творилось в душе этого сильного человека - даже он сам не понимал до конца.
           
Но вот двор опустел и от людей, и от всего хранимого в нём. Понимали дети боль исстрадавшегося сердца отца - этим не закончится, надо ожидать худшее. Хозяйство уже спасать не требовалось, нужно спасать детей. Старших взяли к себе родственники. Младшую Катюшу, которой было пять лет, отец отвёл к её крёстной с просьбой приютить на год. Прошёл год, два, десять. Не вернулся отец, сгинул где-то в Васюганских болотах.
           
Младшенькая в родительской семье, в семье крёстной оказалась старшим ребёнком со всеми вытекающими из этого обязанностями. По началу дед, отец крёстной, противился неожиданному появлению лишнего рта. Но девочка не стала обузой для новой семьи, скорее, старательной помощницей. Утром, когда взрослые принимались за работу, мыла посуду, заправляла постели, присматривала за малышами. Летом с дедом шла в лес собирать ягоды, а после дождей грибы, да чтобы не меньше ведра принести. О трудолюбии никто и не думал. Чтобы выжить, взрослые и малые, любишь – не любишь, должны много и тяжело работать. Вот в таких условиях жизни и формировался выносливый сибирский характер, который удивил весь мир во время войны.
           
Через два года Катеньку забрала к себе сестра отца - нужна была помощница на домашнее хозяйство. Тётя Нюся, инициативная, бойкая женщина, бригадир, целыми днями на работе, домой приходила не просто уставшая, а вымотанная. Детская работа - убрать, накормить, помыть, постирать, насобирать ягод и грибов - взрослела вместе с девочкой. Добавился огород с прополкой и поливом. Двадцать вёдер воды в гору из неблизкой речки, да по два больших ведра. Весь день был расписан на труд, а хотелось ещё выбрать время на чтение.
           
Училась легко по всем предметам, получала похвальные грамоты. Но не всё было гладко. По окончанию четвёртого класса девочку наградили путёвкой в пионерский лагерь. Директор школы пришёл к тёте Нюсе просить, чтобы она отпустила девочку отдохнуть. Тётя возражала: «Кто будет дома на хозяйстве, встречать и отгонять скотину, носить воду, отводить и забирать детей из детского сада?» И на самом деле некому в доме эту работу выполнять. Сама днями на работе, малые дети в садике, а огород год кормит. Договорились, что во время дневного сна Катя будет приходить домой и быстро выполнять всю работу.
           
Начался первый в её жизни отдых. Записалась во все кружки, библиотеку, спортивную и акробатическую секции. Везде успевала. Днём, пока лагерь отдыхал, убегала домой – главное успеть наносить воды. Так прошла неделя.
           
В понедельник следующей недели горн возвестил построение на линейку. Отряды выстроились перед небольшой трибуной с флагштоком. Около них стоял директор лагеря и два незнакомых мужчины в кожаных куртках, хотя стояла летняя жара. Один из них вышел вперёд и неожиданно для всех сказал: «Ваш пионерский лагерь создан для отдыха детей рабочих и крестьян. Но почему-то в лагере отдыхает дочь врага народа». И назвал фамилию и имя Кати. Она испуганно сжалась и растерянно смотрела по сторонам с надеждой, что ослышалась. Но тот в кожанке продолжал говорить, что ей не место среди детей трудового народа.  Она помнила, что отца куда-то забрали, и он обещал вернуться, но никто не называл его врагом народа. Детская память цепкая, но прощающая в своём непонимании случившегося. Вперёд вышел директор и сказал, чтобы Катя собрала свои вещи и покинула лагерь.
           
Жестокая травма, которую получила сирота, могла сломать всю её жизнь. Дочь врага народа, изгой общества, насмешки детей, тщательно скрываемое сочувствие взрослых – всё это в неполных одиннадцать лет. Уже взрослой она непроизвольно вздрагивала, когда случайно видела человека в чёрной кожаной куртке.
           
Домой возвращалась задами огородов, чтобы никто не видел. Вечером удивлённая тётя спросила почему она дома. Выслушав рассказ о лагерной линейке, воскликнула: «Да они что там с ума посходили!» Тут же пошла в правление колхоза, зашла к председателю. «Это где вы нашли врага народа? Какую фамилию она носит? Мы её удочерили. Так мы тоже враги народа?», - бушевала там тётя. Председатель пытался объяснить, что в райком пришло соответствующее донесение, прислали комиссию разобраться и принять меры.
           
Через день в дом тёти пришёл начальник лагеря и сказал, что девочка может вернуться в лагерь, но на этот раз она не отпустила. «Как это она вернётся дочерью врага народа, чтобы дети косились и насмехались над ней. Не отпущу!», - твёрдо отрезала тётя Нюся.
           
Катя любила учителей, была для них первая помощница. Но с шестого класса стала проявляться твёрдость её характера. Разные были учителя. Один учитель во время урока всегда заглядывал в учебник. Однажды на вопрос девочка не смогла точно ответить. «Не знаешь», - заявил учитель. На что тут же получил дерзкий ответ: «А вы тоже многого не знаете». Были и другие конфликты с учителями, слабо владеющими своим предметом. Где в то время на селе было взять подготовленных учителей. Немецкий язык вёл вчерашний выпускник этой же школы, физику – латыш, плохо владеющий русским языком, заменить их было просто некем. Да и сама вскоре стала учителем в начальных классах.
           
С аттестатом окончания средней школы получила возможность продолжать обучение в институте, и, конечно, выбрала учительский. Нравилось ей работать в школе, каждый день встречаться со своими такими разными, но доверчивыми учениками. Не всё у неё получалось на уроках, понимала, что нужны какие-то новые подходы к обучению малышей, найти которые мешало отсутствие у неё педагогического образования. Решено. Чтобы работать в школе, необходимо на время покинуть её, чтобы вернуться педагогом.
           
С подругой Галиной решили ехать в город поступать в педагогический институт. Вдвоём всё же веселее и спокойнее. Сшила из овчины сапоги, затолкала их в калоши – вот и всё имущество будущей студентки. В деревне удивлялись: «Куда поехала голая, раздетая?» Мест в общежитии было мало, да и не хотела Катерина туда. Сняли с подругой комнатку в частном доме. Ей как сироте ректорат выдал матрас, постельное бельё и выплачивал квартирные. Дом находился недалеко от библиотеки, что особенно радовало студенток. Для них библиотека стала как родной дом, сказочная мечта: уютно, тепло, книги, учебники.
           
В студенческой группе было четырнадцать парней – все фронтовики. Многие имели ранения, поэтому нередко вынуждены были пропускать занятия, так как уходили на перевязки. Пропущенные темы переписывали из конспектов Катерины, которая за все годы обучения не пропустила ни одного занятия и к тому же имела красивый почерк, выработанный работой в школе. Почти все преподаватели тоже были фронтовиками. Отдельные предметы вели учителя соседних школ. Многие были эвакуированы из оккупированных территорий и блокадного Ленинграда. Лекции этих замечательных педагогов были ярким образцом изложения глубин науки и педагогического мастерства и творчества.

А в перерывах между лекциями группа пела народные песни. Это красивое, душевное пение плавно разливалось по коридорам храма науки. Молодёжь, только что вырвавшаяся, пусть израненными, больными, инвалидами из жестоких лап страшной войны, изнурительного труда во имя Победы, искренне хотела жить, быть счастливыми, любимыми, приносить пользу Родине. Что лучше песни могло отражать это ожидание? Песней в душе оживала надежда.

Прошёл год. Страна восстанавливала разрушенные войной города и сёла, жизнь ещё была довольно тяжёлой, но всё же менялась к лучшему. Отменили продовольственные карточки. Вот эта отмена чуть не стала причиной ухода Катерины из института. Увлечённости в обучения было недостаточно для обучения. Нужно было где-то жить и как-то питаться. Выручали продовольственные карточки. На карточку полагалось пятьсот грамм хлеба, который можно было сразу же съесть и остаться голодной. Но этот хлеб вместе с хлебом Галины можно продать на рынке за семьдесят рублей. На пятьдесят рублей купить пять или шесть стаканов крупы, которых хватит на два-три дня, если сварить из неё кашу или суп. На оставшиеся двадцать рублей можно купить на два дня двадцать полешек дров. Грешно признаться, но в сильные морозы незаметно разбирали заброшенные заборы. И вот карточки отменили. Как дальше жить?

Девушки вернулись домой. Помощи нет, обучение в институте необходимо оставить. Горькое было возвращение. Желание учиться не уменьшилось, скорее, возросло. Не помнит, когда ела досыта, а теперь и этого нет.

В поисках работы поехала в районный центр. Там жила семья дальних родственников отца, к которым всегда заходила в гости. Тётя Анастасия всегда приветливо встречала, если было поздно, то оставляла переночевать. Вот и в этот раз зашла к ним. Встреча совпала с большая радость семьи – вернулся из армии сын. Пока готовится обед, Николай предложил Катерине прогуляться. Пошли на Иртыш, много разговаривали. До службы в армии Николай закончил один курс учительского института, но возвращаться не собирался. Во время обеда Катя рассказала, что вынуждена оставить институт и очень об этом сожалеет.

Семья тёти жила по тем временам хорошо. Дядя Паша работал бухгалтером в райпотребсоюзе, дома было небольшое хозяйство: корова, поросята, куры. Разговор за обедом очень расстроил добрых родственников, да и убеждённость Катерины, что Николаю необходимо продолжать обучение, конечно, была им по душе.

«Катя, мы поняли, что собираешься оставить институт, только потому, что не на что жить, - переглянувшись с дядей Пашей, твёрдо произнесла тётя Настя. – Коля должен учиться, но за ним нужен женский пригляд. Нужно приготовить покушать, помыть посуду, постирать – мужчине это не сподручно. Если ты согласишься это делать, то мы обеспечим вас продуктами».

Такого решения родителей не ожидал даже Николай. Но оно единственное давало возможность продолжать обучение. Выбора просто не было, согласились. Созвонились с деканатом института, узнали, что восстановиться возможно, если сдать экзамены по двум предметам. Для фронтовиков тогда все двери были открыты.

Вернулись в город вдвоём. Сняли комнатку. Чтобы не было лишних разговоров, объяснили, что они брат и сестра. Между собой договорились, что никаких поползновений между собой не допускать. Поставили две кровати у противоположных стен, между кроватями стол для обеда и учёбы. Уговор соблюдался всеми сторонами. Из деревни передавали продукты, даже замороженное молоко. Катя готовила пищу. В комнатке всегда чисто и опрятно. Однажды тётя Настя, привезя очередную партию продуктов, обнаружила, что ещё осталось много муки. Её это раздосадовало, но хозяйка успокоила: «Она каждую субботу жарит разные пирожки, кормит Николая. Экономная дивчина, молодец».

Николай на несколько лет старше Катерины, красивый парень, заботливый, внимательный, но, главное, человек слова. За тот год, что они прожили в одной комнатке, не позволил себе даже намёка на желание близости с «сестрёнкой». Нередко у них засиживались за подготовкой к занятиям студенты группы, оставались ночевать, так как транспорта никакого.

Обучение в институте закончилось. Когда приехали на родину, то тётя Настя достала из сундука большой узел приданого. «Вот готовила невестке, - грустно сказала она. - А мы так надеялись, что вы поженитесь». Подарила Катерине большой красивый платок.

Катя нашла своего Ваню, вышла замуж, уехали в северный район работать. Николай женился, но вскоре развёлся. Второй брак оказался удачным, вырастили троих детей. Работал директором школы, инспектором районо, заведующим отдела образования.

Прошло несколько лет. Катерина Алексеевна оказалась в родном районе, конечно, пришла домой к любимым родственникам. Встретили её как родную дочь, накрыли праздничный стол, были слёзы и воспоминания. А когда все легли спать, Катя и Николай сели за столом напротив друг друга и проговорили всю ночь.


Прошло ещё пол века. Катерина Алексеевна, доктор педагогических наук, профессор выступала перед учителями на презентации своей книги воспоминаний. Из зала задавали вопросы, звучали отзывы. «Назовите основную причину вашего успеха», - прозвучал очередной вопрос.

Профессор внимательно осмотрела зал. Вопрос не простой, требующий точного ответа. За плечами большая и сложная жизнь. Что в ней можно принять за стержень, на котором выстраивались прожитые события? О чём ещё не сказала и не убедила?

«Советская власть!» - твёрдо произнесла Катерина Алексеевна.

В зале прошёл ропот удивления. Власть, которая сделала её круглой сиротой, обрекла на скитание по чужим, пусть и родственным семья, дочь «врага народа», один эпизод с пионерским лагерем чего стоит, да мало ещё чего не сказано. Уже то хорошо, что не озлобилась, не замкнулась в переживании горькой несправедливости.

Зал внимательно смотрел на профессора, добрый и в тоже время твёрдый взгляд которой давал понимание, что есть другой ответ.

«Да! Советская власть, - после небольшой паузы повторила Катерина Алексеевна. – Трудолюбие у меня от нашего мудрого работящего народа. Здоровье – это гены родителей. А цель жизни - от советской идеи, которую народ принял и поддержал. Власть деревенской сироте дала возможность бесплатно получить высшее образование, обучаться в аспирантуре, защищать диссертации, руководить институтом, писать и издавать статьи и книги. Много было трудностей, но у кого их тогда не было. Много хороших людей помогали мне по жизни, хотя встречались разные люди. Но судьбы человеческие зависят не только от внешних условий, но и от внутреннего упорства его души.
 И только верой в добро и умения преодолевать трудности можно достичь успеха».
 
 
 
 
           
           
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: