+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Евстигнеева Людмила Сергеевна

550 0

Евстигнеева Людмила Сергеевна

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПЕДАГОГ 

08.03.2013

 

Немного о современной живописи, творческих людях, кино

 

   

    Очень люблю художников-передвижников. Всех. Особенно пейзажистов. Всегда думала: «Девятнадцатый век, век серебряный, так его называют, имел столько талантов в музыке, литературе, живописи!!» А что теперь? Идёт XXI век и  в этом плане, я считаю, его ещё хуже XX-го. Там были хотя бы поэты, писатели, но в музыке, живописи… Увы. Какая-то абстракционная, какой-то постмодернизм, какофония, рок, рэп, что-то ещё не наше, не русское. И вдруг! Явление! Художник Александр Шилов. Кажется он оттуда, XIX-го века, где жили Кипренский, Тропинин, Боровиковский, Васнецов, Брюллов и др. Но лучше! Потому что наш современник. Потому что портреты его – наши старики, наши женщины, наши ровесники. 
    Я давно начала собирать его репродукции, Но началась вакханалия в искусстве, выползли бездари во всех его сферах, заполонили экраны, сцены, литературу. Дилетанты. У меня есть знакомый художник, известный в Омске, который художников Поленова, Левитана и других назвал фотографами. Я была возмущена! Попробуй ты напиши шишкинский лес, левитановское озеро. Абстракция. Краны в порту рисовал с наших балконов, церкви, соборы. Не Суриков… А апломба, амбиций… 
    Сегодня увидела передачу о Шилове. Событие небывалое: впервые при жизни художника открыта его картинная галерея, До этого ни один художник у нас не был удосужен подобного. Впервые увидела его работы на экране. Репродукции не передают тех красок, что на экране. Портреты стариков, казалось бы, чем привлекательна старость? Но глаза… в них и тоска, и гордость. Хозяин земли, русский человек на фоне родной русской земли. Он идет с сенокоса, устал, но лицо счастливое: уродилась травка, будет много сена, на лице прописана каждая морщинка, каждый волосок небритого лица. Где он теперь тот хозяин земли? Кто теперь хозяин земли? А вот ещё «Непобедимый» седовласый старый сержант: орден Красной звезды, гвардеец с двумя медалями «За отвагу» на широкой груди. Портрет написан в 1982 году. Прошло 22 года. Непобедимый, если ещё жив, живёт на жалкую пенсию, ордена носить не рискует: засмеют «тинейджеры»… Побеждённая им Германия – самая богатая страна в Европе, а он в нищей России, которую защитил своей грудью.
    Или вот ещё, непобедимый в солдатской форме, но без сапог, не на что их надевать: он без ног, мы таких немало видели в сороковые - роковые, он сидит на самодельной тележке «каталке» доска на четырёх колёсиках, в руках что-то не то железное, не то из камня, он ими упирается в землю и катится. А в глазах такая тоска, обида… Жутко смотреть, слёзы душат, обида берёт. Это старики, которых Шилов очень любит! 
А вот старушки: «Солдатские матери», писал в 1985 году. Их уже нет в живых. Одна в телогрейке, чёрном платке, другая в белом, в руках у неё миска, в ней три картофелины, ножик, она чистила картошку и задумалась. Это деревенские женщины, очень старые, бедно одетые, сидят на старых стульях, в печке чуть тлеет огонь. Обе думают об одном: «Где сынок, жив ли? Дождусь ли?» Руки натруженные, уставшие, выражение глаз – тоска. Они пахали на коровах, урожай собирали вручную, жили впроголодь. 
     Ещё картина называется «С базара». Старушка с добрым лицом, полненькая, в белом платочке, в руках кошелёк. О чём она думает? Или что купить внуку к празднику, или что-то иное, важное. Но в лице нет печали, тоски, она привыкла считать копейки…
    Картина «Зацвёл багульник». Старая, интеллигентная женщина сидит у подоконника в городской квартире, на стене картины, в окно виден дом напротив (хрущёвка). На подоконнике стеклянный кувшин с водой, в нём  веточки багульника. Кажется, женщина думает о прошлом, очень грустное у неё лицо! Седые волосы забраны в пучок, она тепло одета, в квартире холодно, но багульник зацвёл, жизнь продолжается, весна. А у неё осень. Всё в прошлом… рядом никого. Одинокая старость, а когда-то она любила, была любима, где все, почему одна? 
     Критики пишут о старости тела и молодости духа, но в женских портретах я молодости духа  не заметила. Грусть. Тоска. Много в галерее молодых женских лиц. Балерины, актрисы. Лица чистые, красивые, наряды особенно поражают, так и хочется потрогать атлас, который переливается на свету, женщины красивые. Не показали «Портрет Виолетты». По-моему это дочка художника. В 80-м году ей лет 5 – 6. Сидит она на стуле, в руках держит рыжего котика, который пытается заглянуть её в глаза, она нежно обнимает его, улыбается, глаза голубые, волосы тоже рыженькие. Блузка с глухим воротом, длинными рукавами, в длинной синей юбочке. Блузка с оборками, девчушка премиленькая. Знаю, какая-то дочка Шилова умерла в детстве. Она ли?
      О своём сыне рассказывала его мама Людмила Сергеевна Шилова. Саша родился в Москве, после семилетки работал грузчиком и учился в вечерней школе. Затем окончил институт им. Сурикова. С детства любил рисовать, уже тогда знал, что будет художником. С первой получки купил всем по паре ботинок (родителям, сестрам), а себе попросил тридцать копеек на кино или мороженное.
      Все свои картины (более шестисот) подарил государству. Работы экспонировались в Париже, Берлине, Лондоне и т.д. У него много званий и наград. Ещё молод, трудоголик, много напишет портретов, пейзажей.
      Считаю, что Шилов даже лучше, талантливее художников-портретистов ХIХ века. Хороши его пейзажи, напоминают левитановские. Конечно, как у настоящего талантливого человека есть завистники, которые попортили ему нервов в 90-е годы. Да и близкий ему когда-то человек (жена) играла в этом не последнюю роль.
      Вообще в среде людей творческих, особенно актёров, много зависти, интриг, недаром говорят: «Помогать надо таланту, а бездарь прорвётся сам». Недавно в печати вспоминали Марка Бернеса (его подлинная фамилия Нейман). Кумир с 50-х годов, киноактёр. В каждом фильме, где он снимался, обязательно поёт. После фильма, его песня звучала с пластинок, с эстрады, становилась любимой. Бернес любил песню в себе, а не себя в песне. Пел душой, особенно песни, связанные с Отечественной войной: «Враги сожгли родную хату», «Темная ночь», «Любимый город» и много, много других. Песни запоминались сходу, в момент. Перед смертью записал «Летят журавли», где летит «клин усталый» среди которых есть и «место для меня» поёт он. Это прощание артиста с теми, кого он оставляет, с нами, с семьёй. У него осталась дочь, пасынок, вдова. Первая жена умерла, когда Наташе было пять лет. Когда привел дочку в первый класс, жена француза (а она русская) привела сына в тот же класс. Увидев Бернеса, сказала мужу: «Смотри, Крючков, привёл дочку в школу». А муж ей ответил: «Это Марк Бернес» Так случилось, что их дети сели за одну парту. Мальчика звали Жан. Как-то на родительском собрании Бернес с этой женщиной тоже оказались за одной партой. Она стала его второй женой. Теперь, став вдовой, она оказалась очень одинокой. Дети выросли. Дочка живёт в Америке, но судилась с мачехой за квартиру. Нет, что-то я запамятовала, кажется, сын судился, а дочь наоборот, очень помогает неродной матери. 
     Я опять в среде творческих людей, бомонда. Известный композитор Георгий Свиридов очень нелицеприятно отозвался как-то о Бернесе: «Песни его мещанские, блатные, например, «Шаланды, полные кефали, в Одессу Костя приводил» и другие. Не советские песни, да и голоса у него нет». Что значит - голоса нет? Не орёт. Голоса «не было» и у Утёсова? А народ пел их песни, вся страна пела! А Свиридов только тем и запомнился, что написал замечательную музыку к кинофильму «Метель» (по Пушкину). Всё!! Все его симфонии-оратории никто и не знает, и не помнит.
      Сегодня посмотрела передачу о Евгение Самойлове. Мы его полюбили после фильма «В шесть часов вечера после войны», а позже «Сердца четырёх» (самый мой любимый фильма, смотрела его столько, что все реплики, все песни помню). Он в основном играл военных, я имею ввиду фильмы, а не спектакли. Война, послевоенное время молодое мужское поколение было военным, с гордостью носило форму советского офицера, не говоря уж о девчонках: дружить с военным, выйти замуж за офицера, считалось счастьем, таков был авторитет нашей армии, победившей фашистов. Офицерские семьи материально жили лучше других. Единственный минус – жизнь кочевая, вокзалы, чемоданы, гарнизоны, в не очень благоустроенном жилье. Зато свет повидали, многие за границей пожили, это уж вообще – счастливый билет, после этого жили богато, имели дорогие машины. Сейчас всё иначе.
      Итак, Самойлов, удивительно обаятельная улыбка, красивые глаза, фигура, вообще красавец. И мы все в него влюблены. Потом он вдруг исчез с экранов. «Сердца четырёх» постоянно показывают по телевизору, но о нём теперешнем ничего не известно. Я всё думала Татьяна Самойлова кто ему? Или однофамилица? Оказалась, его дочь. Ему сейчас 94 года и он всё ещё играет в театре, для своих лет выглядит великолепно, речь чистая, без мычания э-э-э, (как у молодых) только весь седой. Если его дочь поставить рядом, она сойдёт лишь за жену: так старо выглядит, пьёт, озлоблена на весь белый свет, на пенсии, хотя её ровесницы играют в театрах до сих пор, а она всё жалуется на свою бедность. Как-то её пригласили на какое-то торжество, она не пошла: не в чем. А сын живёт в Америке, почему же мать в нищете? Об этом Самойлов, естественно, не говорил. Сказал, что с женой прожил 68 лет, хвалил её и больше о личном не говорил, видимо, ничего хорошего. А вот кем ему приходился Владимир Самойлов, я так и не поняла. Евгений сказал: «У нас с женой было двое детей: дочь и сын (его уже нет, а дочь Татьяна на пенсии) и всё. Но Татьяна всё-таки больше походит на Владимира, прямо копия. Всё-таки это её брат. Евгений больше говорил о своей работе, а мне хотелось узнать о личной его жизни.
Сейчас таких артистов нет. Ни одного лица не запомнишь. Вот Юрий Соломин, он вёл эту передачу, симпатяга, запомнился в фильме «Адъютант его превосходительства».
      Тоже офицер. А ещё красавец, с аристократическим лицом Олег Стриженов «Сорок первый», играл офицера, а начал работать с фильма «Овод». Все они играли мужчин-рыцарей, любимцев женщин. Таким играть Печорина. В кино-то мы раньше бежали на Самойлова, Стрижненова, Быстрицкую, Чурсину и т.д. Такие в мыльных сериалах не станут сниматься, тем более в рекламах, хотя и живут на скромные пенсии, но сохранили своё лица, не то, что Маша Шукшина: с экрана не слезает, всё мучается со стиральным порошком, всех уже довела до белой горячки со своими моющими. Странно, но её сестра никому не известна, а росли они погодками (как я с Томой, и маленькими тоже остались без отца). Маша в мамочку свою пошла, а та недолго горевала о муже, всё бросалась к богатеньким, особенно странным альянс был с Барии Алибасовым, ведь он голубой. Но одно время он содержал Лидию, машины ей покупал, заграницу возил. Но она женщина любвеобильная, а от голубого, кроме машины, ничего естественно…
     Когда-то гремели на весь мир хоры: Омский, детский Локтева, ансамбль «Берёзка», ансамбль Игоря Моисеева. Где они все? Куда всё исчезло? Когда я переписывалась с Гансом Прюфером (из Берлина), он как-то написал: «Сегодня мы с Ангелой (жена) слушали Омский хор, твоих земляков, и поняли, что Сибирь – не ссылка, не вечный мороз, если там живут такие таланты. Ещё не раз наш хор гастролировал в Германии, да и другие наши ансамбли.
      Сегодня всю ночь спала очень плохо после передачи о Серёже Парамонове. Когда-то мы, т.е. я, мама, Тома, очень любили солиста детского хора мальчиков им. Локтева, потом (и до сих пор) им стал руководить Попов. Серёжа пел  в хоре, был его солистом лет 5 – 8. Такая мордочка улыбчивая, счастливая, непосредственная. Его песни помнят до сих пор: «Голубой вагон», «Найдите собаку», «День рожденья» и много других. Что интересно: с 8 лет ребёнок пел, ездил с хором по свету, учился прекрасно, вёл себя на сцене непринуждённо, счастье петь для него было естественно, он не напрягался, не старался понравиться. Вчера смотрела на него и вспоминала маму, сестру, видела себя в детстве (тоже пела в хоре, но не соло), но чувствовала какую-то тревогу за этого мальчишку. Сразу подумала: а куда он исчез, по возрасту ещё молодой, но нигде и ничего о нём не слышно. Оказалось – трагедия настигла его (как и многих артистов) в 90-е годы (перестройка, развал всего, что было нам дорого). К 14 – 15 годам у Серёжи стал ломаться голос (мутация), как когда у Робертино Лоретти (его Ямайку помнят до сих пор). Однажды во время выступления Серёжа «пустил петуха». Слушатели не заметили, но Серёжа подумал: это конец. Звёздности он не понимал, но без песни, без друзей хора было страшно оставаться. На какое-то время он замолчал. А хор поёт, ездит на гастроли, поют другие солисты. Но не он. Как-то сразу он стал одинок. А он ещё ребёнок. Когда мутация прошла, он стал пробовать петь, но не то, это же пережил Робертино. Но пока итальянец Лоретти пел, прославился на весь мир, он вывел из нищеты родителей, сам жил совсем не бедно, через какое-то время запел тенором, стал ездить по свету, был, кстати, и у нас. Внешне ничего не осталось от задорного хорошенького мальчишки, он растолстел, постарел, но поёт, но богат, не одинок. Серёжа пытался собрать (после армии уже) поющих ребят, занимался аранжировкой, но ничего не выходило, не было человека, который бы помог пробиться на сцену. Рынок. Всё продаётся, всё покупается, раскручивают безголосых, записывают на фоно, торгуют. Однажды (не поняла каким образом) он попал-таки на сцену. Та же улыбка, высокий, стройный и запел «Голубой вагон». Зал взорвался аплодисментами, вспомнили Серёжку-мальчишку с чёлочкой, со звонким голосом (больше никто так не пел). Не могла сдержать слёз. Нашёл своё счастье: женился, она тоже его помнила по хору мальчиков, сама где-то пела. Родился сынок. Жена поёт, мотается по гастролям, ребёнка подсунула родителям. Счастье понемногу превратилось в будни, она оставила мужа. Серёжа затосковал и, как у наших мужчин водится, запил. Жил очень одиноко, всеми забытый. Умер от острой пневмонии. Ему было всего 36 лет. На похороны Попов (которого считали чуть ли не отцом), говорили: Попов сделал Парамонова (как теперь бы сказали «раскрутил»), не пришёл. Показали памятник: чёрный мрамор. Портрет крупный и даты 1962 – 1998 годы.
     Где теперь его сын, не сказали. Нынешнее поколение не знает Серёжи Парамонова, русского Робертино Лоретти. Если бы не развалили демократы страну, он был бы жив, пел и радовал нас. Но… Сколько талантов нас лишили, сколько из них живёт в нужде, даже в нищете, забытых всем! Это вам не Америка. Старики нашей страны мешают. Ведь сказал Гайдар - оладья: «Когда умрут старики (или когда из жизни уйдёт старшее поколение – так помягче), тогда жизнь у нас наладится». Он старым не будет – сдохнет молодым. (Так и случилось!)
     Появился на экранах «Тихий Дон» Фёдора Бондарчука. Это, как вторая книга «Поднятой целины», а именно: всё хорошо в меру. Не читается вторая книга с интересом, всё кажется надуманным, вымученным. Это как копия, как клон и т.д. 
    С оригиналом ничего общего. Так я думаю. Зачем ещё один «Тихий Дон»?? Лучше Герасимовских фильмов нет и не будет. Посмотрела с трудом первую серию, злилась и решила: зачем себя распалять, нервы тратить, пусть смотрит молодое поколение, ему сравнивать не с чем. Но обидно, досадно, что у молодых сложится ложное представление о романе, о казачестве. Если посмотреть «Тихий Дон» довоенный, не помню, но вроде он был немой (тридцатые годы). Главные роли играли Эмма Цесарская и Григорий (или Андрей) Абрикосов. Не производит впечатления даже на моё поколение. Грим изуродовал Цесарскую, да и манера играть - театральная, много мимики и жестикуляции. 
    А Герасимов – талантище!! Играют, как живут, настоящие донские казаки, донцы, как они себя называют. Первая серия, пока ещё мир, все дружат, нет врагов, все живы, смотрится на одном дыхании. Особенно свадьба Натальи и Гришки. Песни, пляски казачьи, как в жизни. Ведь Григория женил отец и на тост «Горько!», он едва касается губ Натальи, холодно, равнодушно. Она уже тогда поняла, что нелюбима. А в новом фильме поцелуй смачный, взасос, так теперь целуются. Нет нежности, любви, сплошной блуд, секс (любимое теперь слово). Казачки замужние никогда не выходили из дому с непокрытой головой, это считалось позором. У Бондарчука Аксинью играет француженка. Бегает по станице с распущенными кудрявыми волосами, как цыганка. Вспомним и Наталью, и Аксинью, и Дуняшку – сама женственность, скромность, загадка. И все хороши по-своему. Здесь Дуняшку вообще не видно, Наталья бесцветная (дочь режиссёра) серая мышь. Дарья Хитяевой – особая, хороша чертовски, но не вульгарна. Таких казачек, как у Андрейченко, не было: говорит прокуренным голосом, нахрапистая, как во всех других ролях. Быстрицкая – сама скромность, нежность, ведь со Степаном жила не любя. У Шолохова читаем Аксинью в детстве изнасиловал, по-моему, пьяный отец (точно не помню), она с тех пор относилась к интимной жизни с отвращением. Степан ей напоминал трагедию в детстве, она его боялась. И вот молодой, красивый сосед Гришка, она сразу потянулась к нему, хотя даже сама себе боялась признаться, избегала его долго, не сдалась под его напором, в нём она увидела мужчину совсем другого. И всё-таки в своей любви она была целомудренна. Она бы никогда не легла в постель даже с Гришкой обнажённой, казачки даже замужние носили длинные ночные рубашки), а в новом фильме Аксинья голая, вываливала свои прелести на него, целует хищно, противно смотреть. Французы целуются мерзко, жадно, с чавканьем, слюнями, языками. Это вызывает отвращение.
      Пётр Глебов – настоящий казак. Нос горбинкой, чуб налево (так принято у казаков), а у этого чуб направо, и зрители с хутора Татарский возмущались, увидев новый фильм. Бондарчуку казалось это мелочью, но чуб направо, но простоволосая Аксинья, но басом говорящая Дарья для зрителей, земляков Шолохова это не мелочь, их это возмущает. Играет Мелехова итальянец, красивый, но какой-то замороженный, души, темперамента Гришки в нём нет, а Аксинья только за смазливую внешность не смогла бы полюбить. Дальше фильм не стала смотреть и не знаю, как он сыграл мятущуюся душу Мелехова, его страданья, когда впервые в жизни он убил человека (в первую мировую войну немца), как он страдал, когда станичники разделились на два лагеря и убивали друг друга. Такое сыграть может только русский человек. Да и вообще наша жизнь иностранцу не понять и не сыграть.
     Вот сейчас кто-то из них снимает «Войну и мир». Ещё один клон. Посмотрела кадры. Болконский толстоват, грубоват, некрасив. Наташа, мягко говоря, старовата, далеко не девочка, Пьер – наоборот высок, строен, красив. Где его неуклюжесть, медвежистость. Смотреть ни за что не буду.
       А буквально вот-вот 1 января 2007 года выходит на экран «Карнавальная ночь – 2». Какая-то эпидемия на повторы. Гурченко уже 80 лет, но петь и теперь ту же песню будет, а голос прокуренный, вульгарный, столько надуманных, нежизненных трюков: Маковицкого надувают и он поднимается вверх, ну что за чушь!! Желание хапнуть денег или желание оставаться «на плаву», не знаю. Фёдора Бондарчука не люблю за его блудливый взгляд, за его желание стать Бондарчуком – 2, когда есть один Бондарчук Сергей. Это же всё жалкие копии, Гурченко никак не успокоится, уже своего ничего не осталось: ни кожи, ни рожи, а всё брыкается. А ведь как хороша была в «Карнавальной ночи», её платья мы, девчонки, сразу же скопировали, нашили себе. Нет, испортила мнение зрителей своей назойливостью, в 80 лет казаться девочкой смешно, жалкое зрелище. Мне по душе такие актрисы как Лариса Лужино, молодой была красивой, теперь играет пожилых и даже старых женщин. Годы берут своё, как не брыкайся, одеваться и вести себя надо по возрасту. Не хочу сказать, надень серое – чёрное, возьми палку и греби по улице, согнувшись. Бодрись, не шаркай ногами, не носи на лысеющей башке гребешок или тряпочку. Это уже перебор. Но и бантик на голове старухи смешон. Хоть не хочется на себя в зеркало глядеть, но иногда не мешает. Образец в этом отношении Эдита Пьеха. Знает чувство меры, да и Валя Толкунова. А вот ещё шестидесятилетняя «девочка» Пугачёва, всё ещё демонстрирует свою упитанную попку, а парики с каждым годом пышнее, лица (не первой молодости) не видно, да и рюшечки, бантики снизу доверху, вторая Гурченко. А Эллина Быстрицкая и сейчас бы сыграла Аксинью. О новом фильме и актрисе француженке не стала говорить ни да, ни нет. А вот внучка Шолохова и дочь Светлана были возмущены. Конечно, если бы был жив Сергей Бондарчук, что-то бы по другому было. Хотя бы озвучка. Где казачий говорок у этих дублёров? Что это за хохляцкое слово ШО. Так казаки не говорят. Да и фирикативное «Г» у них идёт с натугой, через силу, это раздражает. А смех Дарьи? Это ржание застоявшейся  кобылы. То ли дело Хитяева! Лукавая, смешливая, но и несчастная. Теперь артисты так не играют, их испортили сериалы, которые пекут, как блины, после каждого сериала актёр или актриса покупают иномарки, квартиры. И тогда за день съёмки они получали 50 рублей. И это были большие деньги. Но не цель. Артистов было немного, мы их всех знали, на них ходили. Если играет Борис Новиков, Вячеслав Невинный, Тихонов, Стриженов Олег – красавец, аристократ, часто играл дворян. Но запомнился как «Овод» Э.Войнич. А Василий Лановой, ему уже за 70 лет, но не обрюзг, стройный, моложавый, с приятным голосом. Это не смазливые мальчики, которые заполнили экран, это мужчины!
       У Булгакова есть роман «Белая гвардия». По нему уже в конце ХХ века В.Басов поставил фильм «Дни Турбинных». Я была просто сражена, тем более, что роман не читала, не издавали тогда Булгакова, мы много потеряли, многое не понимали. Хотя я темой всегда интересовалась. Главным образом, потому что наш дядя Вася был офицером белой гвардии, потому что я потомственная (по крови) казачка, хотя ничего этого во мне нет, об этом нельзя было говорить. Мне безумно жаль всех, кто погибал в гражданскую войну, кто попал в эту мясорубку, а те, кто выжил, всё нёс только в своей душе, в своей памяти. Но особенно тяжкая доля выпала эмигрантам первой волны.
   Помню в середине 50-х годов к нам в школу (№ 7) пришёл преподаватель английского языка Борис Иванович. Как-то заметно была какая-то в нём особенность, я бы сказала врождённая интеллигентность. Почтительное отношение к женщинам, причём любого возраста, предупредительное отношение к учащимся, эрудиция необыкновенная, а в послевоенные годы и семь классов у нас считалось образованием… Все прониклись к нему уважением, был у нас что-то вроде энциклопедии. И вдруг среди учебного года он исчез. Слухи пошли разные. Главный слух: английский шпион. Его арестовали, мы больше его не видели. А я тогда вела бурную переписку с немецким коммунистом из Берлина Гансом Прюфером, с чешской учительницей русского языка, с болгарскими пионерами. Он живо этим интересовался, переводил письма из Берлина. Мы ведь тогда всему верили. Раз арестовали, значит шпион. Но верить не хотелось. А он приехал к нам из Харбина. Это город в северном Китае, который строили русские эмигранты, когда Россия и Китай начали строить КВЖД (китайско-восточную железную дорогу). В Харбине было около тридцати православных церквей, больше десяти русских школ, витрины в магазинах реклама на русском языке. Всюду русская речь. Там стали рожать детей, появились смешанные (с китайцами) браки, дети, там родившиеся говорили на русском языке. Среди эмигрантов были евреи, и татары, и армяне. Все говорили по-русски. И все тосковали по России, все верили, что вернутся когда-нибудь на Родину.
     Русский консул (не помню фамилии) жил с семьёй не один десяток лет в Харбине. Когда его дочке исполнилось десять лет он вернулся (по службе) в Россию. И его тут же арестовали. Но так получилось, что дочка стала (в Москве) учиться в одном классе со Светланой Аллилуевой, дочкой Сталина. И Таня через её передала письмо Сталину. Свете, конечно, попало за посредничество, но консула освободили. А Таня (она родилась в 1926 году) всю жизнь мечтала побывать в Харбине. И через 70 лет совсем старая и больная с внуком приехала в Харбин. Её всюду водили под руки, она часто плакала, вспоминая своё счастливое детство, не узнавая города (от того, что строили русские ничего не осталось), попросилась в русское посольство. Оно пустовало, а когда-то там кипела жизнь, прошло её детство. У простых людей, а ведь это был цвет нации дворянство, казачество, офицеры белой гвардии, жизнь сложилась трагически. Они себя чувствовали чужими. Их было около 300-х тысяч, теперь осталось 306 человек. В 2006 году умерла последняя русская женщина 86 лет. Её навестили эмигранты, которые в 50-е годы вернулись в Россию. Она старенькая, совсем одинокая, почти нищая, плохо уже говорившая, горевала о своей доле, что досталось ей всех родных пережить, кто и как и где их похоронили, говорила плача. Недавно она умерла. Хоронили её китайцы с почестями, отпевали на китайском языке, на старом русском кладбище разбили парк, из церкви сделали концертный зал, дорожки устлали мрамором, снятым с русских могил. Но её похоронили на закрытом ухоженном русском кладбище. Наша мама родилась на границе с Китаем в г. Благовещенске, границей был Амур. Говорила о китайцах хорошо. Но её маленького братика украли китайцы, им не разрешали рожать детей больше одного. Перенаселение.
Так вот о судьбе тех, кто рвался на Родину, в Россию. Там долго жил Вертинский, там женился, там родилась Марианна, старшая дочь. Он пел такие тоскливые песни о родине, о судьбе русских людей, мечтал вернуться. Вернулся перед войной. И его сразу посадили. Правда, потом, не вдруг, освободили, но петь на родине ему не разрешили. Мы его впервые увидели в фильме «Анна на шее». Недолго пожил он на родине. Дочки и жена живут в Москве. Марианна вышла замуж за актёра В.Хмельницкого, а Анастасия за Н.Михалкова.
      Многие эмигранты долго думали куда податься, когда в 1955 году им разрешили покинуть Китай. Они уже (не все, конечно) догадывались, что никто их в России не ждёт. Многие уехали в Австралию, некоторые в Канаду. Они все не прогадали, мы об этом знали от своих соседей. Никита Хрущёв позвал их осваивать целину. Люди поверили. Всё таки родина. Русская речь, обычаи. Зов крови. Те, кто поехал в Казахстан на целину, оказались самые несчастными. В палатках, в холодное время. Дети болели, умирали, да и сами не долго пожили. Наши соседи выбрали Сибирь, оказались в Омске, в нашем доме. Люди были хорошие, старые муж с женой, сын, внук. Много рассказывали о Китае. Офицеры, бывшие дворяне, работали в ресторанах, рикшами (на каретах). Запрягались и возили пассажиров), Евдония Ивановна пела в кафе-шантане. Внучек был слепой, там не смогли ему вернуть зрение. Некоторые китайцы (мы так про себя их звали) покинули вскоре негостеприимную родину, другие в бедности доживали свой век. Любовь Ивановна рассказывала, что люди умирали в вагонах, не доехав до целины, от болезней, от голода. Вот вам и родина. Не всем она сказалась матерью. Я начала эту грустную повесть о «Белой гвардии». Меня поразило чувство преданности, патриотизма, чести у этих людей. За что же родине сделала их изгоями? Братоубийственная война – самая бессмысленная и жестокая. Вспомним Григория Мелехова. Его прототипом был доской казак Ермаков. Красные его расстреляли. Читатели просили Шолохова оставить в живых Мелехова. А ведь судьбу Ермакова разделили тысячи казаков Дона, Кубани, Сибири. Уничтожены были как класс!
       Вот из Харбина русские поверили Советской власти, вернулись и что? Они завидовали тем, кто остался в Китае. Были и такие, что вернулись обратно.
Когда был повтор фильма «Дни Турбинных», я позвонила Ольге: «Не пропусти, посмотри». Она потом звонит мне: «Как хорошо, что ты мне посоветовала, ведь я не собиралась его смотреть, какое жуткое время было, какие люди были, сейчас таких офицеров нет».
       Сейчас что солдат, что офицер, что генерал, по форме не отличишь, ходят все в пятнистом, через слово мат.
      А наши ребята какие формы носили! Мы бывало пойдём с ними в кино или в Дом офицеров, нам положено было от кавалера идти по левую руку, так как правой рукой принято было приветствовать старших по званию. Мы гордились нашими мальчишками, никто из них не курил, теперь в это никто не верит. А до революции ещё у офицеров, было при прощании говорить «Честь имею». Да, дорожила гвардия своей честью. Да и наша армия в 40 – 70-е годы могла быть примером. Мальчишки с гордостью шли на призыв, если не служил в армии, значит неполноценный, этого тогда стеснялись. Слова дедовщина не было в помине. Я помню как Андрюшка прямо с вокзала прибежал ко мне в форме десантника, ему хотелось, чтоб им гордились, об армии он говорил с уважением, с гордостью. В школу тоже ребята приходили сразу, в форме, мы, учителя, радовались, гордились: какие парни стали, любо смотреть. А теперь? В армию провожают как на похороны. Фактически, случись какая заваруха, армии у нас нет, защищать нас будет некому.
       Посмотрела передачу «Нет смерти для меня». Вела её Рената Литвинова. Героини – старые заслуженные киноактрисы:  Мордюкова, Самойлова, Смирнова, Вера Васильева, Окуневская. Тема: «Любовь в вашей жизни и дети». Конечно, показали кадры из фильмов, где они ещё молодые, красивые, любимые. Из этих актрис я в своё время любила Лидию Смирнову. Снималась она в наши юные годы, в неё одно время был влюблён И.Дунаевский, Наверно, поэтому снималась она в музыкальных фильмах. Теперь (в этой передаче) ей к 80 годам. Мне понравилось, что ни одна не назвала имени своей любви, кроме Мордюковой. Смирнова была влюбчива, кокетлива, непостоянна. Понравилось, как она сказала: «Если я забыла накрасить ресницы (брови, губы), значит пора умирать, жизнь кончилась». Детей у неё не было. У актрис, как и у учителей такое бывает не редко, горят на работе, не до детей. Она комплексовала по поводу формы своего носа, просила репортёров и фотографов не снимать её в профиль. Открыток с её изображением было очень много, стоили они 5 – 10 копеек. Но она от этого ничего не получала и, как сказала, теперь копить деньги на похороны, чтоб не пришлось чужим людям собирать деньги, как это случилось, когда умерла Алла Ларионова.
       Очень любили Нону Мордюкову – полная противоположность Смирновой. Первый мужчина, первый муж – В.Тихонов, красавец. Она до сих пор его помнит, любит, и если бы он к ней вернулся после нескольких десяток лет, она бы приняла, хотя понимает и говорит – это не возможно, он давно женат, да и слишком они разные. Он утончённый, спокойный, гордый красавец, она обыкновенная баба, казачка, горластая, взрывная, грубоватая, у неё, что на уме, то на языке, да и внешне она ему не пара, ей больше подходят такие как М.Ульянов. У Мордюковой был сын от Тихонова, копия папа. Начинал сниматься в кино, но увлёкся наркотиками, мать им и в детстве не занималась (работа, съёмки, гастроли), он был сам себе предоставлен, она даже долго не знала о его пагубной привычке, умер он молодым от передозировки. Сейчас Нона доживает век одна, ей уже немного за 80 лет, больные ноги, нигде не появляется, но бодрится.
     Татьяна Самойлова мне никогда не нравилась (кроме фильма «Летят журавли»), снималась она мало, хотя славы было много. Совершенно не удачно сыграла Анну Каренину. Ели в «Летят журавли» она снималась ещё студенткой, играла девчонку – это её. Но женщину 30 лет, она пыталась показать чуть ли не подростком экзальтированным, смотреть было неприятно. Дёргалась, вскрикивала, закатывала глаза, но особенно неприятна была сцена родов, хотя недавно она сказала, что это её любимая сцена. Американская актриса лучше сыграла эту роль. У Самойловой есть сын (не знаю кто отец), который давно живёт в Америке, с матерью связи не поддерживает, материально ей не помогает, она уже свыклась с одиночеством, хотя, если бы были деньги, слетала бы к нему, посмотреть, как он живёт, говорила она. Первым мужем её был Василий Лановой, но прожили они очень мало, когда оба снимались в «Анне Карениной» были в разводе. Внешне они смотрелись неплохо. У Татьяны был брат Владимир, тоже актёр, давно умер. Отец её Евгений Самойлов, наша детская любовь, жив, ему уже за 90 лет. Вообще династия актёров Самойловых старая, идет ещё с XIX века.
       Нина Окуневская мне запомнилась по давнишнему (в конце сороковых годов) фильму, где она играла императрицу. Казалась мне тогда красавицей. Потом вдруг она исчезла, её все забыли. Оказалось, она была репрессирована якобы за связи с КГБ, с Берией, она была его любовницей, а Никитка ей это припомнил. Она сидела вместе с Руслановой, потом к ним присоединилась Зоя Фёдорова. Отсидела Окуневская 8 лет. Мужем её был известный писатель Борис Горбатов, советский писатель, коммунист. Кто из них кого бросил, не помню, кажется всё-таки, он её оставил, уж очень много поклонников вилось около неё, и он считал, что она им прикрывается, всё-таки известный писатель, за книгу «Это было в Донбассе» получил Сталинскую премию. Она даже  в старости кокетничала, как девочка. Сниматься стала много, но на вторых ролях, так что следующее поколение её не помнит.
     Вот никогда мне не нравилась Вера Васильева. Глаза наивно распахнутые, рот до ушей, вечно счастливая, довольная, любимая зрителями, снималась, в основном в комедийных ролях. До сих пор работает в театре Ширвиндта, но теперь играет остепенившихся мамочек, но такая же счастливая, про таких говорят «нетужилка родила». Мне такие не нравятся, да и комедийного в её ролях мало. Видно, что она себя любит, холит, лелеет. Выглядит, конечно, прекрасно, толстовата, круглолица, но стройной она и в молодости не была. Когда она сыграла передовицу-колхозницу, или председателя колхоза (такое поветрие тогда было на передовых баб) в фильме «Свадьба с приданным», все с ума посходили от неё. И замуж она тут же вышла за напарника по фильму (не помню фамилию), где он тоже передовик. Не знаю, жив ли он, но замужем за кем-то она не была.
     Из всех, кого показала Репота в этой передаче живы трое: Самойлова, Мордюкова, Васильева, все они бездетны на данное время. Живут по их словам, бедно, за исключением Васильевой, так как она всё ещё работает. В старости за 80 умерли Смирнова и Окуневская совсем недавно. Жаль мне их всех, таких актрис теперь нет.
      Бедность – хороший воспитатель. Так сказала Вера Алентова. Ей было три года, когда умерла мама. «В бедности, знаешь, что платье у тебя одно и другого быть не может. Получив на Новый год маленькую шоколадку, почувствовала себя принцессой. После школы пошла работать на завод». «Душа должна трудиться и день и ночь, и день и ночь», - сказал поэт. А если душа обросла жирком, трудиться она не способна. Знаю многих людей, известных, достигших всего благодаря тому, что были ограничены во многих своих желаниях, умели обуздывать свои страсти. Когда смотрю передачу «Как уходили кумиры», вижу и слышу, как люди учились и трудились, и стали людьми, да ещё какими! Артист и режиссёр В. Меньшов учась во ВГИКе, работал в булочной, а Евгений Урбанский, работал грузчиком. И так многие.
      Алентова хотела, да и начинала ограничивать свою дочь Юлю, привозя из-за границы наряды для дочки, но запрещала их надевать в школу. Но изменила своему девизу, когда увидела на школьном вечере свою дочь в простых чулках, а все девочки богато (?) одеты в капроне. И выросла из Юли потребительница, если и достигла чего-то, то благодаря имени отца, талант её только в смазливой мордочке. Не более. Правда, кто-то сказал: таланты родителей на детях отдыхают. Семья Бондарчуков большая (Фёдор, Наталья и ещё много), а Сергей один. Михаил Ефремов далеко не Олег Ефремов, бывают, конечно, исключения.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: