+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Борсуковский Борис Александрович

03.04.2017





































 

ДЕСЯТЬ ЛЕТ ОБЩЕНИЯ
С  ЮРИЕМ ЯКОВЛЕВИЧЕМ ГЛЕБОВЫМ

 
Прошло три месяца со дня трагического сообщения о смерти Юрия Яковлевича Глебова. Конечно, указав имя необходимо перечисление громких званий и должностей: Почётный гражданин г. Омска; председатель горисполкома Омска; почётный строитель и т.д., и это правильно, но я в течение десяти лет общался с беспокойным и мудрым человеком, о чём и хочу вспомнить.

Кажется, что только вчера впервые встретился с Юрием Яковлевичем. Раньше слышал о нём, помнил, что он был председателем горисполкома, баллотировался в депутаты и не предполагал, что на долгие годы судьба сведёт меня с этим замечательным человеком, подарит возможность общения для обсуждения непростых вопросов современной жизни.

В то время меня увлекла идея создания в городе Омске «Городка ветеранов». Она возникла ещё в Америке, где я прожил несколько лет, и имел возможность наблюдать за жизнью пожилых людей русской диаспоры города Детройта. Постепенно убедился, что условия американской жизни порождали у многих из них чувство одиночества, которое пытались приглушить воскресными общениями в трапезной небольшого уютного русского православного храма на улице Ливернойс. После литургии спускались в трапезную, где за обедом или кофе в течение часа или полутора рассказывали друг другу последние новости. Может быть, я и не обратил бы на это большого внимания, если бы не познакомился с профессором русской словесности Еленой Георгиевной Таракановой, позже с другими пожилыми русскими американцами. Меня приглашали в гости, не изжилась у них нехарактерная для Америки русская привычка гостеприимства, где имел возможность выслушивать интересные, нередко потрясающие рассказы о семейных корнях этих детей белой эмиграции, жизни в Европе и Америке. Особенно часто был в гостях у Елены Георгиевны. Она умела внимательно слушать, доступно рассказывать, а главное помогать. Однажды рассказала, что ей прислали красочный буклет о доме для пожилых людей, где в обмен на ваш дом и часть пенсии будут предоставлены отличные условия для проживания, отдыха, общения и оздоровления. Пять таких домов мы насчитали только в Детройте. В Америке старики, как правило, живут отдельно от своих детей и внуков. Елена Георгиевна, прожив большую часть жизни в этом городе, всё же собиралась продать дом и уехать в Сан-Франциско, где жил единственный сын. Дом был выставлен на продажу, а там уже подыскали удобную квартиру. Я понимал, что только чувство одиночества толкало её к этому нежелательному решению. «Как я не хочу уезжать», - с горечью в голосе повторяла Елена Георгиевна. И не уехала. Её похоронили на русском кладбище рядом с мужем и матерью.

Не удивляйтесь подобным отступлениям. Они показывают мой настрой в общениях с Юрием Яковлевичем, который нельзя ограничить перечислением обсуждаемых тем. Юрий Яковлевич имел удивительные желание и способность вникать в содержание источника разговора, которые не были праздным любопытством, позволяли понять причины, побудившие собеседника обратиться к нему.

Основа проекта была заложена ещё несколько лет назад в переписке с митрополитом Феодосием, который его поддержал и существенно дополнил своими суждениями. Это он сказал мне: «Возвращайтесь, мы будем строить городок», - хотя для выполнения обещания требовалось огромное финансирование, которого просто не было. Теория проекта обсуждалась, развивалась, но условия реализации не просматривались. Нужны были подсказки и помощь.

Поэтому однажды с Александром Васильевичем Дорошенко я зашёл в фонд «Юг». Идея встретиться и рассказать о «Городке ветеранов» принадлежала Александру Васильевичу, как человеку, в прошлом имеющему некоторый опыт обсуждения вопросов с Юрием Яковлевичем. В назначенное время мы вошли в небольшой, ничем особенно не примечательный, офис фонда «Юг», который состоял из двух комнат. В первой сидел Владимир Александрович, помощник президента фонда, во второй - Юрий Яковлевич. Впервые имел возможность рассмотреть его. Пожилой, грузный от малоподвижности, на лице небольшая с проседью щетина, неспешность в движениях и взвешенность каждой фразы речи, внимательный взгляд – вот небольшой портрет нашего собеседника.

В течение часа мы излагали содержание проекта, и меня поразила заинтересованность, с которой нас слушали. Тема «городка» привлекательна по содержанию, но очень сложна в исполнении. Нашей целью было - донести именно содержание проекта. Если идея не заинтересует собеседника, то обсуждение не получится. До этой встречи, заручившись благословением владыки Феодосия, мы прошли многие кабинеты областных и городских чиновников (административный ресурс), беседовали с раввином и настоятелем мусульманской общины, где нас слушали, но ощущение понимания прочувствовали только на этой встрече. Юрий Яковлевич своим терпением позволял нам, может быть, излишне, уточнять детали предложения. Задавал вопросы, которые не угнетали посетителя, но заставляли его сосредоточиться на отдельных важных моментах изложения темы. Не посматривал на часы, хотя ценил время.

Конечно, мы не ожидали от Юрия Яковлевича каких-то принципиальных решений и обещаний. Имея опыт делового общения, понимали, что цель любой первой встречи можно считать достигнутой, если собеседник не отказал в продолжении обсуждения поднятого вопроса. Этой цели мы тогда достигли.
С промежутками в две недели было ещё несколько встреч по проекту. Юрий Яковлевич внимательно выслушивал мои дополнения и уточнения, но чувствовалось, что подсказать источники и способ финансирования, которые тогда определялись в пределах одного миллиарда рублей, не мог. Организованные им встречи с первым заместителем губернатора, его помощниками и министрами результатов не дали. Все слушали, одобряли идею, но дальше дело не шло – денег нет.

Однажды Юрий Яковлевич пригласил меня и сказал примерно следующее: «Ты стараешься запустить весь проект. Это сложно и, скорее, пока невозможно. Но почему бы не опробовать его по частям? В социальной части проекта предусмотрена организация работы с пожилыми людьми, так и начинай её в домах для престарелых, набирайся там опыта». Потом подал мне вырезку из газеты, в которой рассказывалось о Нежинском геронтологическом центре, возглавляемом Почётным гражданином Омской области Натальей Ивановной Подойменко. Совет был до гениальности прост. Существует большая разница в предположении результата и его демонстрации. Далеко не каждый человек обладает развитыми способностями воображения, но почти все могут оценивать увиденное и достигнутое.

Созвонился с Натальей Ивановной, договорился о встрече. Она объяснила, как до них доехать. Разговор получился интересным. Мне показали помещения, познакомили с обслуживающим персоналом и активистами центра. Случайно речь зашла о поэзии, выяснилось, что многие проживающие здесь пишут стихи и с удовольствием их читают. Возникла идея создать в Нежинском центре «Литературную гостиную». Договорились о времени и форме проведения первой встречи. О своей поездке доложил Юрию Яковлевичу. Получил от него похвалу и пожелание успеха.

В «Литературной гостиной» мы проводили творческие встречи почти пять лет. Я приезжал на них со своими студентами, которые с большим интересом и удивлением слушали авторские стихи жителей Нежинского центра. Большая заслуга в проведении встреч принадлежит худруку Андрею Андреевичу Скибе. Но это особая тема.
Идея проекта получила одобрение, опубликована в газетах и научных журналах, но буксовала реализация – отсутствие возможности финансирования. К нашему огорчению проект пришлось «законсервировать».
Успокаивало, что из него наметился другой, менее затратный - социальное строительство. Этот проект Юрию Яковлевичу, как строителю и руководителю города, был близок в понимании его значения и реализации. Он не только активно включился в обсуждение, но и выезжал на встречи со строителями, докладывал о нём руководству города.
Идея заключалась в том, чтобы при проектировании многоэтажных домов первые или цокольные этажи оборудовать под социальные потребности жителей дома. Такие дома я видел в США. На первом этаже для всех жителей дома располагались комнаты для общения  и настольных игр, читальный зал, детская комната, бильярд, тренажёрные залы, сауна и пр. Мы предлагали увеличить набор социальных услуг, включая детский сад и начальную школу, комнат творчества подростков и молодёжи. И снова наблюдался интерес, но кризис обрушил строительство.  По совету Юрия Яковлевича была опубликована моя статья «Решение социальных проблем общества как удачный маркетинговый ход для привлечения покупателей на рынок первичного жилья» (неожиданный ракурс!) в информационно-аналитическом журнале «Архитектура и строительство» №№ 4-5 (79-80) за 2010 год. Там же Юрий Яковлевич опубликовал своё мнение на высказанную тему, в котором высказал полное одобрение предложенным условия организации проживания и социальной активизации жителей многоквартирных домов. И ведь были же руководители строительных организаций, которые приняли идею, обсуждали и дополняли её своими предложениями, готовились к реализации, но наша действительность очередной раз этому препятствовала. Юрий Яковлевич нередко сокрушался: «Ну что я могу сейчас сделать?» А мне было жаль и проект, и самого Юрия Яковлевича.

Юрий Яковлевич был, как говорят, на расстоянии телефонного звонка. Не помню ни одного случая, чтобы он отказал во встрече, если, к сожалению, это происходило всё чаще, не лежал в это время в больнице. Особенно в последний год мой первый вопрос звуча так: «Юрий Яковлевич, вы где?» Если на работе, то просил с ним встречу. Если же в больнице, то договаривались встретиться после выписки, а нередко слышал: «Говори, я под капельницей». Он сильно похудел, ходить ему стало трудно, да и то с тросточкой, но мудрость этого человека не претерпела ни малейшего изменения.

Мы стали обсуждать наш третий совместный проект – социальный музей в интернете «Благолетие». Его идея возникла у меня ещё в США, когда писал владыке Феодосию о «Городке ветеранов». Последние месяцы меня стали приглашать к себе домой пожилые русские американцы и рассказывали об историях их рода. Они хотели сохранить эти воспоминания, которые являлись для них неотъемлемой ценностью. Я записывал основные эпизоды, запоминал, но, к сожалению, вскоре уехал и потерял с этими стариками связь. Тогда интернет был ещё редкость, а разговоры по телефону не сохранишь. А жаль!

Поводом возврата к идее воспоминаний стали записи моей учительницы, классного руководителя, замечательного педагога Людмилы Сергеевны Евстигнеевой. Я получил в «наследство» записи её воспоминаний о детстве, работе в школе, своих учениках, Ленинском районе Омска, творческих личностях и многом другом. Появилось желание сохранить воспоминания, но денег на публикацию не нашёл. Вот тогда и возникла мысль, разместить их в интернете. Обсудил с Юрием Яковлевичем, получил одобрение, хотя и не сразу – интернет был для него чем-то инородным, но интересным. Однажды был приглашён к нему домой, чтобы провести занятие по работе в виртуальной сети. Учеником он оказался довольно способным.

19 января 2012 года мы торжественно объявили о создании Центра социального развития «Благолетие». Юрий Яковлевич отсутствовал на встрече по банальной причине – презентация проходила на третьем этаже Бизнес-инкубатора, а лифта в здании нет. Рассказывать о «Благолетии» нет смысла, так как, читающий эту статью находится на его сайте, там много написано и представлено.

Идея социального музея в интернете увлекла Юрия Яковлевича. Этот проект был нами особо обсуждаемым. Нередко он ставил неудобные и сложные вопросы, поиск ответов на которые заставлял изучать проект с непривычных позиций. Главные вопросы касались философии виртуального музея: «Зачем и кому он нужен? Как влияет информация о прошлом народа и семьи на их настоящее состояние?» Однажды Юрий Яковлевич преподнёс мне вопрос о технологии сбора и написания материалов виртуальных стендов. Мы уже имели десятка два персональных стендов, когда я поинтересовался: «Когда же мы оформим стенд Юрия Яковлевича?» «Когда рак на горе свистнет», - последовал ответ. Но тут же добавил: «Ты знаешь, сколько мне лет? Хоть бы вопросики набросал. А то сунет диктофон и думает, что я заговорю».

Я был потрясён простотой его логики. Тем более, что уже не раз испытывал сложности интервьюирования. Люди не знали с чего начать, о чём говорить, чем закончить. Написал более двадцати последовательных вопросов для проведения интервью, показал их Юрию Яковлевичу: «Вот другое дело».

Но интервью так и не состоялось. Мешали частые болезни, срывались намеченные сроки. Тогда он подарил мне книги «Воспоминания» и «Вчера и сегодня», которые были выставлены на стенде Юрия Яковлевича. Читателей объявилось столько, что уже насчитывается почти три тысячи выходов на стенд. Не уверен, что все читали, но «в руках» уж точно книги держали.

Последние годы в темы наших разговоров вошли проблемы ЖКХ. В новых домах, в частности в нашем доме и моей квартире, были установлены счётчики учёта использования тепловой энергии. Несколько лет тепловой компании ТГК-11 я исправно платил за тепло по индивидуальному тепловому счётчику. Но тепловиков раздражало, что разница между суммами оплаты, выставляемых собственникам по нормативам, и оплатой по индивидуальному тепловому счётчику отличалась в несколько раз. Они теряли большие суммы, на которые услуга не предоставлялась. Начались суды, появились постановления правительства РФ, дублируемые указами губернатора, ограничивающие в нарушении законодательства РФ использование индивидуальных счётчиков учёта тепла. Конечно, Юрий Яковлевич не мог остаться в стороне от обсуждения проблемы. В интернет-журнале «bk55» по совету Юрия Яковлевича я опубликовал шесть статей на эту тему, которые предварительно внимательно им вычитывались и правились. Приносил распечатки статей и отзывов, которые он перечитывал. Мой наставник рассказывал, что и у них в доме творятся безобразия в ЖКХ, консультировался у меня по вопросам изменения системы управления домом. Нередко наши беседы затягивались более чем на час.
Я приходил с новыми проблемами, ожидая мудрого совета. Но всё чаще стал замечать усталость в тоне и суждениях Юрия Яковлевича. Конечно, это было связано с его здоровьем, но и со внутренней беспомощностью перед совершающимся в стране произволом. Он много читал, писал острые статьи на городские темы. «Ну что ты ко мне ходишь? Что я могу теперь сделать?» - однажды услышал от него. Это не было приказом встать и уйти, но вздох отчаяния в этой фразе явно ощущался. Только однажды я ушёл от него чем-то раздражённый и обиженный, совершенно не помню тему того разговора. Три недели мучился, не звонил. Не выдержал, набрал номер его телефона. «Юрий Яковлевич, нужна встреча», - с волнением произнёс в трубку. «Ну, приходи», - последовал ответ. Вот так бывает в жизни – обидимся на что-то, давно забыли причину, а обида держится месяцами, годами, нередко всю жизнь. Это был ещё один урок от Юрия Яковлевича.

И его таскали по судам, предавали бывшие друзья и партнёры. Он это тяжело переживал. «Бардак, всюду бардак. Ну что ты один можешь сделать? Чем могу тебе помочь?», - нередко повторял Юрий Яковлевич. «Мудростью», - отвечал я.

Мудрость - это высшее качество личности человека. Юрий Яковлевич ею обладал в высшей степени. Мог предвидеть последствия и находить основные причины социальных явлений, но, главное, открыто заявлять о них, что дано далеко не каждому. Не случайно Виктор Шрейдер свою статью в «bk55» (07.01.2017) памяти Ю.Я. Глебова назвал «Он умел в глаза говорить правду».

Болезнь мешала работать, всё чаще он оказывался в больничной палате. Хотелось бы написать, что недуг его не очень беспокоил, но это будет, скорее всего, пафосным преувеличением. Да, на следующий день после выписки в девять-десять часов утра Юрий Яковлевич обязательно приезжал в свой офис, который уже сократился до одной комнаты. Принимал посетителей, отвечал на телефонные звонки, читал интересные ему публикации в газетах и журналах, писал свои аналитические статьи.

Однажды я показал ему послание, которое получил с «того света». У одной нашей родственницы неожиданно открылись паранормальные способности. Она в трансе стала записывать сообщения от умершего отца, в которых довольно точно рассказывала о жизненных ситуациях, о которых просто не могла знать, предсказывать некоторые события, которые в определённой степени проявлялись. Такое послание однажды передала для меня. Было любопытно читать, так как с частью его содержания можно было соглашаться. Юрий Яковлевич слушал с интересом, прочитал текст. «Ну и что ты об этом думаешь?» - спросил меня. Пояснил, что текст меня интересует мало, но факт послания «оттуда» любопытен. Читал о таких «записях под диктовку», полагаю, что это не подделка. Вопрос только в том: «Кто диктовал?» Юрий Яковлевич слушал меня, его лицо отражало одновременно интерес и недоверие. «Так ты веришь, что есть Бог, а после смерти мы уйдём к нему и будем там жить?» - продолжил он. Мой ответ сводился к тому, что не знаю, как и где будем жить, но то, что смерти нет, уверен. Я верующий человек, хотя не отношу себя к воцерковлённым, скорее маловерный, но думающий и ищущий. Мы долго разговаривали, хотя больше говорил я, вероятно, потому, что видел перед собой внимательного слушателя.  
При следующей нашей встрече Юрий Яковлевич поинтересовался: «Получил ли новое послание?» Пришлось объяснить, что у меня появлялось желание встретиться с родственницей, поговорить с ней, расспросить, но всё откладывал. Удерживал всё тот же вопрос: «От кого оно пришло?» Авторами могут быть как силы светлые, так и тёмные бесовские, что более вероятно. Такими «правдивыми» сообщениями бесы завлекают маловерных. Но сам факт послания подтверждал, что другой мир реальность, туда уходит душа, освободившись от привычного нам тела. Ещё несколько раз мы возвращались к этой теме, инициатива исходила от Юрия Яковлевича. Полагаю, что она была интересна, а, может быть, и полезна.

Последний наш краткий диалог состоялся 31 декабря. Я позвонил, чтобы поздравить с Новым годом. Юрий Яковлевич поблагодарил и добавил, что ждёт «скорую помощь».

Последняя встреча состоялось через несколько дней при прощании в Концертном зале. Всё было достойно: много цветов, венков, делегации от области и города, депутаты и предприниматели, речи и благодарности.

А я с грустью думал, что процесс забывания человека начинается на следующий день после похорон. Так уж устроена наша социальная память. Очень хочу эту коварную традицию нарушить, чему и посвятил свою запись воспоминаний о Юрии Яковлевиче Глебове.

 
                              Борис Борсуковский, руководитель «Центра
                              социального развития «Благолетие»

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: