+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Борсуковский Борис Александрович

60 0

Борсуковский Борис Александрович

Человек который пытается заглядывать в неведомое, составлять проекты и реализовывать их в действительности.

8 951 423 2820

03.07.2019














 

Трудовой десант

 
- Пап, выручай, - прозвучал голос дочери в телефонной трубке, - ты мог бы съездить с Виталием на две-три недели в Сургут? 

Месяц назад по телефону она разговаривала с молодой семьёй, заинтересовавшейся рекламой услуги, которой Юля несколько лет успешно занимается. Бизнес небольшой, имеющий шансы быть востребованным, для начинающих предпринимателей вполне доступный, не требующий большого финансирования и профессионального опыта. Телефонные и компьютерные переговоры завершились командировкой в северный город. Понимала, что в бизнесе главное не навязать предложение, а выявить возможности для формирования устойчивого спроса в каждом отдельном городе, для чего на месте необходимо определиться с формированием и развитием нового коммерческого направления. Семья заказчика представилась активной и предприимчивой. Двух дней достаточно, чтобы составить бизнес-план, определить количество и качество необходимого оборудования, в новом доме для офиса снять помещение, разметить его перепланировку. Работу планировали выполнить в короткие сроки и, конечно, недорого. Предложения местных строителей в полтора, а то и два раза превышали финансовые и временные лимиты. Тогда Юля и предложила услугу Виталия, который не был профессиональным строителем, но мужиком с умелыми руками, хорошо работающей головой и добросовестным отношением к делу, имеющий опыт оборудования двух больших офисов для Юлии. Договорились.
           
По возвращению домой и состоялся тот телефонный разговор. Отец Юлии был, что говорят, в возрасте - в следующем году предстоял семидесятилетний юбилей. Кандидат наук, доцент, но всё в прошлом, сегодня пенсионер, хотя и занимающийся наукой в меру ограниченных возможностей для личного удовольствия. Идей много, но кому они сегодня нужны. Ведя малоподвижный образ жизни, набрал вес под сто килограммов. Любил ходить, но бесцельные перемещения игнорировал. Какие цели у пенсионера – в магазин за продуктами, да до поликлиники и обратно раз в две недели километров пять.
           
- Почему бы не съездить, - размышлял несколько секунд Николай Александрович, - нужно помочь, да самому поразмяться, скоро ноги носить не будут от этой сидячей жизни. Когда выезжать?
           
Юля рассказала о предстоящей работе и условиях проживания. На пол положить керамическую плитку, гипсокартонными перегородками разделить две большие комнаты на несколько небольших помещений, подвести в них электричество, наклеить обои и покрасить, собрать подвесной потолок,  да ещё кое-что по мелочи. Ничего сложного. Жить на месте работы, чтобы не терять время на переезды. Привычный по воспоминаниям студенческой жизни выезд строительного отряда, правда, в пенсионном возрасте, который определяется прожитыми годами, но не состоянием души человека. Скоро семьдесят лет, но воспринимает себя где-то на сорок пять или чуть больше.
           
В пять часов утра подъехал Виталий. Микроавтобус и прицеп полностью заполнены инструментами и материалами для работы. Но начало поездки не заладилось. Не успели выехать за город, как спустило колесо прицепа, перегруженного коробками с керамической плиткой. Пришлось возвращаться в гараж, менять колесо, прихватив запасное, но и оно оказалось с браком. В придорожной шиномонтажке заклеили дыру одного и выправили обод другого. До Сургута тысяча двести километров, проблемы в дороге не желательны. Одно беспокоило – Виталий в сборах сумел поспать всего два часа, что для такого пути было маловато. Сон, по закону подлости, стал донимать в конце пути при въезде в город. Постукивание по спине, умывание водой, болтовня ни о чём помогали мало. Повезло, что на заправке при въезде в город удалось выпить кофе. Взбодрился. В три часа ночи перенесли груз в помещение, из которого нужно было соорудить офис.
           
Осмотрелись. Первый этаж 17-этажного дома проектировался под коммерческие офисы с раздельными входами. Вдоль дома тянулся длинный коридор, разделяющий помещение пополам, с обеих сторон которого располагались большие комнаты. Наше помещение состоит из четырёх таких комнат, которые ещё предстояло отделить от остальных. Первым делом собрали унитаз, подсоединив его к канализационной трубе. Затем поставили две походные раскладушки, привезённые с собой, при этом выяснилось, что постельное бельё забыли дома, не раздеваясь, легли спать. Проснулись рано, замёрзли: дома весна, а в Сургуте зима с сугробами снега. Если наш дом в Сибири, то Сургут – север.
Виталий, опытный рыболов и строитель, привёз разборный столик, электрические чайник и плитку, кастрюлю, сковороду, тарелки, кружки…            

Согрелись чаем, подкрепились припасами, которые дали в дорогу. Ещё раз осмотрели объект работы, составили план действий, расписали список необходимых материалов. Работу планировали выполнить за две-три недели, но сдали объект только через пять, хотя работали по 12-14 часов в сутки. Но не о ней пойдёт речь.

Условия проживания были воистину «спартанские». Пол и стены цементные. Всюду пыль, которую постоянно добавлял работающий перфоратор и штукатурка от затирки стен. Ни присесть, ни прикоснуться к чему-либо, всё обязательно нужно укрывать, что мало спасало. Одна розетка и пять переносок. Освещение отсутствует. Холодная вода из крана возле унитаза, которую набирали в вёдра или бутылки. Умывались из тазика. Через полчаса работы вся одежда и тело покрывались слоем цементной пыли. Расчесать волосы невозможно. Зеркала не было, лицо зарастало щетиной. По субботам ездили к родственникам Виталия мыться, бриться, что-то постирать. Два часа цивилизации, подкреплённой сытным ужином, и возвращение «домой», где до сна ожидало завершение какой-либо работы. Обед привозили хозяева, за что им спасибо. Ужин готовили сами из простейших продуктов из соседнего «Магнита». По мере выполнения работ условия для проживания улучшались, а когда установили бойлер и появилась горячая вода, провели освещение, то по стройотрядовским меркам стали просто великолепными.

Сорокалетний, тренированный постоянными физическими нагрузками организм Виталия легко включился в работу. Но и он к концу пятой недели стал сдавать, проявляя нервозность и раздражение. Отдых на сон составлял не более пяти часов. До двух часов ночи делал «тихую» работу, чтобы не мешать отдыхать Николаю Александровичу. Ещё час смотрел фильмы по смартфону, подъём в восемь часов. По городскому закону шумную работу разрешалось выполнять с 9 до 21 часа. Обязательный «тихий час» - с 13 до 15 часов: работать перфоратором, дрелью, стучать не разрешается, можно получить приличный штраф. По воскресеньям и праздникам - обязательные выходные: шуметь нельзя в течение всего дня. Понятно, что закон приходилось нарушать, работая с соблюдением тишины.
           
Николай Александрович терялся в обозначении своего возраста. Называть себя стариком было неловко и неприятно. Годы своё взяли. Вероятно, нужно относиться к категории пожилых людей, которые ушли на пенсию, нахватались каких-то болезней, но сила, пусть не та, есть, старческая немощь ещё не наступила. По-молодецки включившись в работу, довольно скоро понял, что четыре операции, которые ему сделали за последние полтора года, напоминают, что тяжести уже противопоказаны, нужно поберечься. Что ему стоило лет десять назад переносить мешки цемента или что-то ещё более тяжёлое! Сейчас же все тяжести приходятся на руки Виталия. Пару дней втягивался в работу, так как первые нагрузки отразились в усталости спины и всех мышц. В руках силушка ещё чувствуется, но подводят колени. Подниматься приходится, опираясь на стенку. Куда ушли силы молодости, когда на тренировках приседал на одной ноге по несколько десятков раз, а на двух, так без счёта? Давно ли всё это было? В памяти, так только вчера. Что будет завтра? Стала приставать навязчивая мысль: не опрометчиво ли согласился на эту трудовую авантюру. Сидел бы уж за компьютером, забивая голову бесполезной информацией, размышляя о мировых проблемах. Нет же, безденежная ответственность толкает на трудовые подвиги, которые противопоказаны ослабленному организму.

Наступило время укладывать пол керамической плиткой. Пол неровный, но промеривание уровнем показывало, что отклонения по высоте небольшие. Решили использовать классический приём – выкладывать пол от верхней точки. Инструмент, раствор клея, плитка – всё готово. Надев наколенники, приступил к работе. Уложив три плитки почувствовал, что коленки заныли. Встал, в наклон положил ещё две. Заныла спина. Наработался. А выложить нужно почти сто квадратных метров. Несложной зарядкой размял замлевшие мышцы. Ещё парой плиток закончил первый ряд. В одной комнате их почти тридцать, комнат же четыре. Назревала паника.
           
- Приехал, решил повыпендриваться, - с раздражением выговаривал сам себе Николай Александрович. – Пожилой человек, старик конченый… Работничек… Что теперь делать-то будешь? Коленки и спину не обманешь, напомнят о себе. Терпеть, надолго ли этого терпежа хватит? Вот подвёл детей, так подвёл. Униженно возвратиться домой гордость не позволит. Ситуация становилась патовой.
           
Виталий по растерянному лицу тестя догадывался о его состоянии. Чем помочь? Русская сообразительность, всегда найдёт решение. Взял привезённую с собой старую табуретку, отпилил ножки, получилась невысокая скамейка. Напряжение на колени и спину резко уменьшилось, передвигать скамейку можно не вставая, слегка подпрыгивая с ней – вот оно спасение!
           
Уложил ещё три ряда. Устал, но это усталость физической нагрузки, а не болезни. На следующий день положил десять рядов плитки. Мог бы больше, но неровность пола стала довольно заметна. Расход клея резко возрастал, времени на укладку и выравнивание плитки уходило больше.
           
Шла вторая неделя работы. Сознание придумало шутку: «Можно ли устать от сидячей работы? Можно, если сидя выкладываешь половую плитку». Так себе шутка, но Николаю Александровичу понятна. Сделано много, но, похоже, что из запланированного графика выбились. Для Николая Александровича положительным результатом было то, что он стал  легче делать наклоны и даже подниматься со спасительной скамеечки без помощи рук. Усталость присутствовала, но тело становилось более послушным и трудоспособным. А когда недели через три изрезанный, покрытый шрамами операций, бессовестно выпячивающийся живот легко втянулся почти до позвоночника, то это событие доставило его хозяину огромное удовольствие. Можем ещё! Работа по шестнадцать часов в сутки, без выходных, дала свои положительные результаты восстановления  пожилого организма.
           
Офис приобретал свой запланированный вид: половая плитка положена, швы заделаны; перегородки поставлены, стены оштукатурены, неровности на несколько раз затёрты наждачной бумагой; обои наклеены и покрашены, потолок подвешен; двери установлены, замки врезаны; бойлер установлен, вода подведена во все комнаты. Но шла уже пятая неделя работы. Физическая усталость дополнялась усталостью моральной: бесконечные мелочи, доработки раздражали. Два раза планировали день отъезда, но ответственность за качество результата труда переносила сроки. Близилась дата, когда требовалось обязательно быть дома. Рабочий день увеличили ещё на два часа. Последнюю ночь работали без сна. В запланированные пять утра отъезд не получился, так же как и в девять. Только в двенадцать часов, с удовольствием осмотрев плод своих трудов, получив благодарности от подъехавшего заказчика, загрузив вещи и инструмент в машину, выехали домой.

Наконец-то! Знакомая дорога преобразилась. Вместо снега вдоль дороги огромные лужи. Обь ещё не вскрылась, когда на Иртыше ледоход уже прошёл. Листья на деревьях не распустились, но видно, что почки стали набухать. Зеленеет трава, мелькают первые одуванчики. Но два часа восторга стали сменяться усталостью с признаками подстерегающего сна. Николай Александрович боролся с ним наравне с Виталием. Включили музыку, разговаривали, посмотрели видео, минут пятнадцать подремали – боролись из последних сил. Мужество молодости, желание скорее доехать, внушали уважение. В полночь, когда до города оставалось примерно километров двести, зазвонил телефон. Виталий, продолжая вести машину, ответил, что-то объясняя звонившей Юлии. В этот момент сон, воспользовавшись тем, что водителя отвлекают от него разговором, сморил Николая Александровича. Сквозь дремоту слышал, что разговор ни о чём продолжается, машина движется, его участие не требуется. Проснулся уже в городе. Телефонный разговор продолжался. Умница доченька всё это время болтовнёй отвлекала Виталия от сна. Вот ещё один признак русской находчивости. В четыре утра подъехали к дому.

Ветеранская стройотрядовская командировка закончилась уверенной победой над старостью!  Возраст вспять не повернуть, но как полезно даже в мыслях не записываться в старики, притягивая к себе немощь, а уж пожилой организм оправдает оказываемое доверие. 
Можем ещё! Проверено!
 
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: