+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Борсуковский Борис Александрович

19 0

Борсуковский Борис Александрович

Человек который пытается заглядывать в неведомое, составлять проекты и реализовывать их в действительности.

8 951 423 2820

08.02.2020














 

УНИЖЕНИЕ
(Вагонные беседы)

 
В вагонном купе четыре пассажира: семейная пара начального пенсионного возраста, учитель физики средних лет и пожилой мужчина, представившийся Владимиром Андреевичем. Заканчивались первые сутки их знакомства и проживания в замкнутом железнодорожном пространстве вагона. Компания оказалась общительной. Темы бесед традиционные и животрепещущие – бардак в стране. Последний час обсуждали школьное образование, до этого говорили о медицине.

Наибольшую активность проявляли пенсионеры, хотя их профессии далеки от учительских. Внуки школьники, интерес к учёбе у которых постоянно снижается, хотя первые годы поводов для беспокойства не было. Две девочки, учатся в шестом и седьмом классах. Домашние задания выполняются небрежно и, как правило, перед сном. На замечания отвечают, что им ничего не задано, часами с кем-то переписываются по смартфонам. Уже перед сном вспоминают, что нужно написать сообщение или какой-то доклад, иначе получат двойки. Это задание выполняют родители с помощью компьютеров и интернета.

Во всём, конечно, виновата школа и учителя, которые не могут заинтересовать учеников в учёбе. Ещё и ЕГЭ придумали.

Учитель физики активного участия в беседе не принимал, больше слушал, вставляя некоторые реплики. Образованным пенсионерам и не требовались ответы. Они старались как можно подробнее передать своё недовольство школьным образованием и тревогу за внучек. Соглашались, что учителя за свою работу получают нищенскую зарплату, педагогов не хватает, вынуждены вести большую учебную нагрузку, что сказывается на качестве уроков, делали прискорбный вывод, что образование и медицина в упадке. Выпускники педагогических университетов не спешат устраиваться работать в школы. У многих молодых специалистов профессиональная подготовленность на низком уровне. Конечно, через несколько лет она станет значительно выше, если учитель проработает эти годы. Физик добавил, что за пять дней в неделю в одну смену его нагрузка 32 часа. Нет учителей. Два дня у учеников по семь уроков. Какое преподавание на седьмом уроке! Они устали, вымотаны, просто отбывают время. В итоге нервная перегрузка и у детей, и у учителя.

- После таких уроков, - с грустью сообщил учитель, - захожу в лаборантскую, сажусь на стул, вытягиваю ноги и полчаса сижу с закрытыми глазами, восстанавливая силы. Потом нужно подготовить к урокам демонстрации опытов (лаборанта нет), проверить тетради с выполненными лабораторными и контрольными работами, составить планы уроков на следующий день, а дома лечить горло. И это при том, что освобождён от классного руководства, которое сопровождается огромным объёмом различных отчётов. Вот и не выдерживают учителя такую перегрузку, бегут из школы. Голубая мечта современных пожилых учителей – скорее бы отпустили на пенсию. Но не уходят – не выжить на неё, заработанную.

- Только ли современным учителям, - спросил, молчавший до этого Владимир Андреевич. – Моя супруга работала учителем, потом директором школы. Могу ошибаться, но пик школьного образования приходится на семидесятые и восьмидесятые годы. Советская система образования признавалась лучшей в мире, учителя получали хорошие заработные платы, профсоюз предоставлял и оплачивал курортные и санаторные путёвки. Правда не всем, молодёжи они доставались редко, но она могла поехать отдыхать «дикарём». Полагаю, что проблем и тогда хватало, в стране развивался «застой», в который многие ветераны хотели бы вернуться.

- И это верно, - согласилась пожилая пара, - мы были молоды, в жизни имели цель, добивались её. Жить было трудно, но интересно.

- Но в жизнь страны ворвались девяностые годы, - продолжил Владимир Андреевич. – Не буду вспоминать о той растерянности, развале страны, который разрушил и экономику, и медицину, и образование. Унижение учителя было беспредельным. Зарплаты месяцами не выдавали, молодые стали уходить в торговлю шмотками, дети падали в голодные обмороки - нищета и унижение поглотили страну. Я хочу поделиться одним жизненным эпизодом, который произошёл лет двадцать пять назад, но за который спустя многие годы мне стыдно.

Было это в середине девяностых годов. Я находился в Москве по каким-то производственным вопросам. Вечером, уставший, возвращался в гостиницу. На станции метро подходил к выходу и вдруг услышал громкий возмущённый крик:
- Совсем эти учителя обнаглели! Им выпускники подарили цветы, а они стоят и продают букеты. Совесть потеряли!

Кричала тётка, продавец цветочного ларька. А рядом, ссутулившись, а, вернее, сжавшись от стыда, стояла опрятная пожилая женщина с этим букетом. Я её и не заметил бы, если не тот крик, прогонявший конкурентку. Что стоило этой женщине не бросить злосчастный букет и не убежать от обрушившегося на неё позора – я стал осознавать позже! В моей памяти до сих пор стоит эта картина хамства и безысходности. Что вынудило пожилую женщину продавать подаренный букет? Вероятно, она на самом деле учительница - тётка это сразу поняла. В тяжёлые годы страны учителя, чтобы выжить, могли продавать какие-то свои вещи, мебель, книги, но не цветы учеников. Может быть, учителя на самом деле так низко пали? Или их опустили до цветов? Не исключено, что букетов было много, потому и возник соблазн один продать и купить что-то крайне необходимое? Вопросов много, как и ответов.

Но мне до сих пор стыдно за себя. Я, потрясённый увиденным и услышанным, молча прошёл мимо. Почему не подошёл и не купил этот букет? Мне некому было его дарить. Можно было купить и подарить этой женщине, что похоже на подачу милостыни, и могло быть для неё более унизительно. Купить букет, проводить учительницу домой, поблагодарить за труд и попросить прощение за нанесённое страной унижение, но не сделал этого. Конечно, растерялся, за день устал, но врождённое или приобретённое с годами равнодушие совершило своё тёмное дело, а позднее сожаление или даже раскаяние не уменьшило чувство стыда.

Последовавшие после некоторого молчания слова успокоения слушателей вряд ли серьёзно утешили растревоженную воспоминанием совесть рассказчика. Да и не нужно оно ему. Это чувство что крест, тяжесть которого в суматохе жизни не замечаем, но в какой-то момент оно напоминает о себе, вызывая беспокойство за чужое унижение и своё равнодушие.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: