+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Евстигнеева Людмила Сергеевна

911 0

Евстигнеева Людмила Сергеевна

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПЕДАГОГ 

08.03.2013

 

1 Мая 2007 года

 
    Третий год в этот праздник я одна. На улицах тишина, людей не видно. Такой праздник загубили. Мы в политику не вдавались, плакаты, лозунги нас не трогали, но главное – весна, всё зеленело, сбросили надоевшее зимнее, обязательно к этому празднику мама шила новые платья, на голове бант, новые носочки, кругом смех, суета, оркестры, ни одного грустного лица, пешком до центра – раз плюнуть, мы ведь жили в центре Ленинского района, все демонстрации начинались от клуба Лобкова, после демонстрации домой кто на чём, из кухни уже пахнет любимыми мамиными плюшками, стол ждёт гостей, это наши друзья, мама всем рада. А теперь? В доме тишина, будто ещё не проснулись, лица хмурые, озабоченные, столкнувшись у лифта, у подъезда кивнут молча головой, а то и вообще не глядя – мимо. Что с нами произошло? До чего мы дожили! Всё думаю, а как бы на всё это посмотрели наши родители? Да они бы этого не допустили. Они не были людьми равнодушными. Люди, жившие или родившиеся до революции, не идеализировали прошлое, настоящее приняли с пониманием, полюбили все новые праздники, хотя и не все и не всё. Поняли: 1 Мая, 7 Ноября, 8 Марта - праздник, значит радость, гости все рады всем. А теперь какая-то отчуждённость, равнодушие, дети озлоблены, жестоки, родители, если не спиваются, то озабочены проблемами, как выжить, где и как заработать… 
    Сегодня по телевизору сплошные концерты. Приехали «Сябры» из Белоруссии. Какая в зале публика! Моё поколение. Никто не машет руками, качаясь, как в застолье, не свистит, не визжит. Встречают очень дружелюбно, с восторгом, артисты в национальных костюмах, не в майках и потёртых штанах (это неуважение, даже пренебрежение к зрителям, мол, мы отрабатываем за «баксы», а ваше дело плати. Пели белорусские и русские песни. Пел Кобзон, ансамбль «Самоцветы»: не надо печалится, вся жизнь впереди, надейся и жди», пели они и мы, когда были молоды. В песнях был смысл, была наша жизнь, не удивительно, что и наши родители любили этих артистов, эти песни. Если бы в то замечательное время на сцену выскочили Газманов в майке и драных штанах или Леоньтьев косматый акробат, пропахший потом, их бы вывели под руки со сцены. Посчитав за хулиганов. В финале вышли все артисты и зал, стоя, аплодировал минут десять. Вот это праздник, спасибо «России».
    Буквально без перерыва – другой зал, другая публика. Со сцены слова: «Пошёл на фиг», в зале визг, свист. Испортили настроение. Шутки плоские, движения вульгарные, в зале дебильный хохот. Вот на этой зрительской массе можно судить о времени, в которое нам довелось жить, о поколении, которое скоро придёт к власти, да, уже и пришло, что будет со страной? В школе пятнадцатилетняя девочка… забила чуть ли не смерти тринадцатилетнюю под улюлюканье одноклассниц, при этом на перемене ни одного учителя в коридорах. Ученик послал учительницу на три буквы. Она его ударила дневником по башке, теперь её судят. Слава богу я работала в других школах, учила других детей. Бывало им попадало от меня, но они знали, что я их любила, ими жила, школа – мой дом, они мои дети, их родители мои ровесники, мы многое в жизни пережили и хотели, чтоб из них вышли люди, чтоб они построили другую жизнь, где всем тепло и уютно. Это сбылось, мы не зря прожили. А вот какая жизнь ожидает их детей, страшно подумать. Дай бог, если ошибаюсь. После войны жили бедновато (хотя нам тогда так не казалось) и часто можно было услышать: хотя бы не было войны. Сейчас над этими словами смеются, вставляют в анекдоты, а ведь действительно всё можно вытерпеть, да и терпели. А вот если сейчас случись 41 год, страны нашей, России, не будет. Защищать некому, армии нет, патриотизма нет, в партизаны никто не пойдёт, все кинулись английский язык изучать. Зачем? Ждут кого? Вот о чём думаю в этот праздничный (когда-то) день. А телефон молчит.
    На экране непотопляемый Винокур, его куплеты, шутки «ниже пояса». Тошнит от этой пошлятины. 
И вдруг… «Весна на заречной улице», 1956 год! Для меня это самый тяжёлый страшный год. А мне 30 лет, впереди целая жизнь! Всё переживёт человек – и чёрные, и белые полосы.
Вот и в фильме она учительница русского языка и литературы, играет Нина Иванова, когда-то в сороковые она играла первоклассницу. Какие мелодии, какие песни: «Но ты мне, улица родная, и в непогоду дорога». Это моя улица Лобкова. Фильм увидела позже, а тогда в пятьдесят шестом году мне было не до фильмов. Теперь в конце жизни всё чаще в мыслях возвращаюсь к тому году. Какая я всё-таки глупая, легкомысленная была, а ведь 30 лет. Вот теперь кляну себя, всё могло быть по-другому. Вот уж действительно, «если б молодость знала, если б старость могла». Ни о чём никогда не жалела, но тот год не хочу помнить, но не могу забыть. Работа, работа, школа, школа, чужие дети, хорошие, даже замечательные, но всё-таки чужие. Потому сегодня опять одна. Если бы Лёля была рядом, как мне её не хватает, как понимала она меня, скоро, скоро наши души встретятся…
     И снова «Весна на Заречной». Вот они герои 50 – 60 годов – рабочий класс работает и учится, они герои тех лет на экранах и в жизни. Попав на железную дорогу, где работают её ученики, учительница стала смотреть на своих взрослых учеников. Сцена: ей дали комнату, она не радуется, чужая всем, и вдруг её ученики вваливаются в её пустую комнату, несут кровать, шампанское и прочее. Она поняла, что не чужая она здесь. Всё, как в моей жизни. Я тоже горжусь своими учениками, мне приятно было, я горда, когда мой ученик Боря Барсуковский пришёл в мою (его) школу преподавать физику, когда на сцене видела своих учеников, заслуженных артистов Владимира Кокина и Владимира Мухина, когда ученики в чём-то уже мудрее, умнее меня, когда знаю, что есть к кому обратиться за помощью.
      Удивительно, но за весь день были передачи без пугачёвско-киркоровской команды. Юбилей (100 лет) Соловьёву-Седому, пели все наши песни, ансамбли и хоры военных и детей, как в доброе старое время. Певицы в вечерних платьях без «фанеры», совершенно не знакомые нам. Да, для такой передачи пугачиха и её свита не вписались. Я получила удовольствие, это ТВЦ, а «Россия» не выдержала, опять этих «бабок» - мужиков выпустила, не терплю мужиков в бабских тряпках.
       Позвонил Боря, поздравил, позвонил Фисун и всё. Куда все подевались? Сегодня лето - +22 градуса, очень редко 1 Мая бывает такая погода.
      Вот слушаю, как поёт Вл. Зельдин «Где же вы, друзья-однополчане». Ему 93 года, но на лице ни одной морщинки, строен, красив, как в молодости. А уж какой красавец – пастух был в фильме Ивана Пырьева «Свинарка и пастух», мы поголовно повлюблялись в чернобрового красавца, до сих пор в оперетте поёт и пляшет, феномен какой-то. Кавказ, вот где долгожители, а не в Сибири. И опять он: из «Первой перчатке»: «Если хочешь быть здоров, закаляйся». Публика в восторге, ведь 93!! Забросали цветами. И, наконец, «Подмосковные вечера» Трошин, с ним девочки в платьях наших лет, рукава фонариком, юбки «Татьянка». Эту песню вначале не приняли, её запел оперный певец, не помню кто, и вдруг Трошин, песня пошла по всему миру, на всех языках. Вот что значит петь с душой, любить не себя в песне, а песню в себе. Так пели Утёсов, Бернес.
       Сейчас спрашивали молодых, чем известен май, какими датами. Назвали 1 Мая, 15 (?), 17 (?) ещё какие-то даты и никто не назвал 9 Мая, нашей Победы.
Вот она, наша поросль, вот наше воспитание. Куда мы катимся?

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: