+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Евстигнеева Людмила Сергеевна

08.03.2013

 

Вечер встречи 2006 года

 

                                       2006 г.  У порога родной школы 

Твоя школа, твои одноклассники через 38 лет, которые тебя не забыли, вспоминали, помнишь ли ты их? Девочки в этом году стали пенсионерками. А мне через год 80 лет.!! (Запись Людмилы Сергеевны на фотографии)
    В тетрадях Людмилы Сергеевны не оказалась запись встречи с первыми выпускниками 1967 года. Объяснений два: не нашёл в бумагах соответствующую тетрадь; записей нет, так как был снят фильм и его продолжения, кассета хранилась у Людмилы Сергеевны и часто ей просматривалась. Второй вариант более вероятен. 
    Эту встречу Людмила Сергеевна очень желала, можно сказать, что была её заказчиком. После моего возвращения из Америки в 2004 году, когда работа над воспоминаниями была в полном разгаре, Людмила Сергеевна часто повторяла, что очень хотела бы встретиться с нашим классом. Вероятно, это желание формировалось по мере описания периода работы в школе 114. Часто повторяла, что писать ей интересно, многое вспоминается, осмысливается: «Перечитываю: посмеюсь, поплачу. Конечно, мы говорили о моих одноклассниках, вспоминали школьные годы, сожалели, что о многих нет никаких вестей, разъехались, разлетелись. Людмила Сергеевна просила собрать ещё раз всех, как это было почти тридцать лет назад. Я обещал, но всё откладывал исполнение. Когда просьба повторилась, наверно, в третий раз, понял, что поступаю довольно безответственно, и никакие мои проблемы не могут быть оправданием. Найти одноклассников не составляло большой сложности, сложнее было определить время и место встречи. Но работа началась и она, конечно, должна дать положительный результат. Видел, что Людмила Сергеевна обрадовалась тому, что дело сдвинулось, даже поручал ей делать некоторые звонки. Составили сценарий встречи, хотя много мест в нём занимал экспромт, но и мы уже довольно опытны в организациях праздников. Одно беспокоило, что с некоторыми одноклассниками не виделись почти лет тридцать. Просил всех принести с собой фотографии, нарисовать газету, принести видеокамеру, подобрать музыку наших школьных лет и т.д.  
    Наконец, этап подготовки завершён, согласовано, подготовлено, оповещено. В три часа собираемся у школы, потом переходим к Людмиле Корнеевой (все фамилии девичьи). С Петром Поливиным едем за Людмилой Сергеевной. Петра не видел лет двадцать: такое же крепкий на вид, сильная рука, доброе лицо, красивые седые волосы, с такой же сединой усы, у глаз морщинки добродушного человека, интеллектуала. Пока ожидали выход нашей учительницы - приехали немного раньше - о многом переговорили, вспомнили, рассказали кто чем занимается, где работает, похоже, что оба остались довольны встречей. 
    Понимал, что Людмила Сергеевна пребывает в ожидании долгожданной встречи. Когда она увидела Петра, то испытала такое чувство радости, что, не скрою, подумал, не понадобятся ли какие-то успокоительные таблетки. Но я все же плохо знал нашего учителя, она и восемьдесят лет остаётся педагогом, который умеет контролировать свои эмоции.
    
 
В родном классе
(всё что осталось от литературного кабинета)
Подъехали к школе. Нас уже ждали нарядные радостные женщины, которых я просто не узнаю, конечно, не всех. Людмила Сергеевна пребывает в таком же состоянии растерянного неузнавания. Изменились все, встретившись невзначай, вероятно, не узнали бы друг друга. Девчонки сообразили, что лучше напоминать свои имена. И только тогда начала отодвигаться завеса десятилетий, и мы стали признавать друг друга. Годы всё же безжалостны. На фото у школы, в нашем классе, дорогие мне лица одноклассников. В центре наша классная мама Людмила Сергеевна Евстигнеева. Рядом с ней: Пётр Поливин, Пётр Белоусов, Борис Борсуковский, Любаша Ершова, Галина Бойченко, Людмила Корнеева, Светлана Сазонова, Раиса Быкова, Валя Ларионова, Галина Отбойщикова, Тоня Ниценко, Тамара Коростылёва, Людмила Иванова. Тринадцать выпускников 1967 года из двадцати восьми. Всматриваюсь в лица на фотографии: улыбки, радость на лицах. Все пришли на встречу со своей юностью, и она среди нас. Ни тени грусти, хотя есть и причины: кабинета нашего нет, тёмные коридоры, ощущается возраст школы, ей уже сорок пять лет. 
    
 

      Идём по знакомым улицам Порт-Артура к дому Людмилы Корнеевой. Всё вокруг знакомо, воздух Родины, и никто не ощущает своих пятидесяти пяти лет, словно неожиданно купили счастливый билет в детство. Слышны воспоминания, шутки, расспросы. За обильным столом та же радостная атмосфера встречи. В центре внимания Людмила Сергеевна, которая пытается быть строгой, что, конечно, не удаётся. По кругу пошли выступления, приветствия, рассказы о себе. Всё записано на плёнке фильма, копии которого мы позже всем раздали. Не буду его повторять, не в словах дело, а в радости встречи. Помянули тех, кого уже среди нас нет: Саша Королёв, Сергей Попков, Серёжа Горчаков, Саша Симикин, Лёша Жармухамбетов, Юра Долгих. Мы тогда не знали, что этот список за несколько последующих лет существенно пополнится: Пётр Поливин, Пётр Белоусов, Светлана Сазонова, Николай Евсин.
    А пока радость встречи, песни, танцы, разговоры, воспоминания, обещания новых встреч.


О встрече одноклассников с любимым классным руководителем 38 лет спустя я уже написал. Но интересны и другие взгляды на это событие. В газете «Красный путь» от 10 августа 2005 года Пётр Белоусов под псевдонимом В.Москвин рассказал в нём.
 

КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ЛЮБИЛИ…
(ВСТРЕЧА)

 

    
 

     Телефонный звонок школьного товарища застал меня врасплох. Многие годы мы с ним мечтали о встрече  со своими бывшими одноклассниками, и вот он сообщил о том, что она состоится в ближайшую субботу. Наверно, дорогие читатели, вы сможете понять моё душевное состояние: на эту встречу с юностью пришёл я спустя… 38 лет!
    В далёком уже 1965-м году, после окончания восьмилетки, я пришёл в 9-й «А» класс школы № 114. О своём новом классном руководителе, Людмиле Сергеевне Евстигнеевой, наслышан был немало немало от ребят, уже погрызших у неё «гранит науки»: строга, не терпит пререканий. Пятнадцатилетнего оболтуса, каким являлся я в то время, эта характеристика привела в полнейшее уныние, немного скрашиваемое тем обстоятельством, что в предыдущей школе № 25 разумное и вечное в нас сеяла её сестра Тамара Сергеевна, в которой мы, её ученики, не чаяли души. С надеждой на известную житейскую пословицу про двух сестриц-мастериц, я и притопал в тот девятый класс.
    Когда на первой перекличке новая учительница с «металлом» в голосе зачитывала по журналу фамилии членов соей «паствы», я почему-то сделал вывод, что и пословицы бывают неверны. Тогда мне показалось, что взгляд Людмилы Сергеевны пронизывал меня насквозь и был уж слишком хладным, и оттого я чувствовал озноб. «Строга, не терпит пререканий…» Перспективы двух ближайших лет покрылись чёрными тонами. Классный руководитель вела у нас уроки русского языка и литературы. То, что эти уроки резко отличаются от тех, к которым мы привыкли в «восьмилетке», чувствовалось сразу. Людмила Сергеевна строила их на партнёрских с нами отношениях и поэтому учебный материал, после совместных с ней разборов, осваивался учениками напрочь. Её манера обучения меня приятно удивило, а последующая внутриклассная организованность, незашоренная придуманными в высоких кабинетах догмами, сменила чёрные тона «ближайших перспектив» на радующую душу цвет. После окончания уроков мы не спешили расходиться по домам
    Два наших товарища Серёжа Горчаков и Володя Мухин имели начальное музыкальное образование по классу баяна, и выявленные среди нас классным руководителем вокалисты до седьмого пота совершенствовали с ними своё мастерство. Безголосые были объединены в «шумовой оркестр», который громыхал по вечерам в школьной столовой. И надо было слышать, как под игру баяна, деревянных ложек, чемодана, таза и гитары (последних точно не было, но были детские  погремушки Б.Б.), наш хор из двух десятков неокрепших глоток пел «Как родная меня мать провожала…» или «Полюшко-поле». Репертуар для наших самодеятельных артистов подбирала Людмила Сергеевна лично и ревниво следила за тем, чтобы эстрадные певцы не опустились до, к примеру, гадкой «Кукараччи». Наши пот и слёзы не ушли «в песок». Со своими концертами мы выступали и перед родителями, и перед учащимися соседних школ, и даже выезжали на гастроли. Помню, как в посёлке «Карьер» местный клуб от наплыва зрителей трещал по швам своим бревенчатым скелетом! Люди толпились даже между кресел! И пока наши соловушки Люся Жуковская и Люда Корнеева не пропели на его сцене свои «шлягеры» по нескольку раз, народ не расходился.
    Все праздники мы отмечали вместе с Людмилой Сергеевной на дому у кого-нибудь из наших учеников. За стол, уставленный нехитрой снедью, садились после того, как тянули жребий. Парни и девчонки разворачивали вытащенные из шапки записки, после чего «Онегин» приглашал к застолью «Ларину», ну а «Григорий», естественно, «Аксинью». Гремела музыка и рвал меха баян. Лимонад лился рекой! Придуманные Людмилой Сергеевной сценки, по мотивам произведений литературных классиков, разыгрывались тут же. Это были незабываемые вечера!
    Нам «стукнуло» шестнадцать… Первая любовь… Её косички с белыми бантами маячили со второй парты все уроки, что естественно отразилось на моей учёбе. Незабываемые встречи вне тысячеглазой школы, признание в любви, первый поцелуй… Любовь – это когда прибежишь домой после очередного свидания с Ней и, не заглянув в учебники, бросаешься в постель, а на умаляющую просьбу мамы хоть что-нибудь покушать, уходишь с головой под одеяло и думаешь опять о ней, пока не явится Морфей со сном… конечно же о Ней. Эта первая чистая любовь становится частичкой твоей жизни и остаётся в сердце навсегда.
    …И вот 30 июля 2005 года стою у школы с двумя букетами цветов. Гладиолусы предназначены Людмиле Сергеевне, а розы… ну, в общем, сами понимаете кому. Вот на тропинке нашего пришкольного участка появляются сразу четыре женщины, и я сквозь 38 лет ору: «Галчонок! Люба! Людочка! Раиска!» Толком не успев пообниматься, замечаем, как из подъхавшей маршрутки вышла солидная дама в больших солнцезащитных очках, скрывающих её лицо почти наполовину. Поправив своё букет, она направляется в нашу сторону. Мы впятером стараемся узнать её, но… тщетно. Когда рсстояние между нами сократилось до двух десятком метров, я не выдерживаю пытки любопытством и кричу: «Мадам! Пожалуйста, приподнимите стёкла!» Дама снимает очки… «Отбойщикова Галка!!!» - выдыхаем мы враз раскидываем руки для объятий. Но вот подъехала Она. Я, наскоро втянув живот, волнуясь, подхожу с цветами: «Прости за то, что не дарил их тебе прежде». «Зато ты «карамельки» в парту мне украдкой клал», - звучит её всё тот же, с юности знакомый смех, и мне вдруг показалось, что будто не было всех этих долгих лет…
    До часа «Х» осталось полминуты… Из-за поворота выкатывается «шестёрка». Из неё вылезают наш эрудит Борис, всегда степенный Пётр, и… Людмила Сергеевна! Вы видели, как пчёлы облепляют Матку? Сквозь слёзы радости она нас вопрошает: «А Тоня где?» «Да здесь я», - отвечает наша староста, прижав платочек к всхлипывающему носику. Потом гурьбой идём в свой класс. В нём вместо парт теперь стоят шкафы, в которых прячется до сентября вся методическая утварь. Нет и классной доски, у которой мы пыхтели, решая архисложные задачки.
    Фотографируемся на память в родных стенах и отправляемся к застолью. Наша певунья Людочка Корнеева уже накрыла на своей усадьбе длинный стол. Во главе его усаживается Людмила Сергеевна. И первый тост – в честь нашего классного руководителя. Похлопывая ладошкой по столу, она негромко говорит: «Ну, всё. Сидим все тихо-тихо. Тоня, что там за шум в твоём углу?» Староста поворачивается в мою сторону, и я «хватаю» подзатыльник. Классная руководитель, поправив на носу очки, как раньше произносит: «Начнём по списку… Борсуковский!» Борис встаёт. «Докладывай о житие». Кандидат педагогических наук, чуть запинаясь от волнения, рассказывает нам о своём жизненном пути. Потом пришёл черёд Петра Поливина, руководителя одного из омских вузов. Затем отчитались дирижёр, учитель, главный фельдшер одной из станций «Скорой помощи», заведующая библиотекой, несколько экономистов, инженеры, продавец… «А почему не пригласили Вовку Кокина?», - вдруг спрашивает Людмила Сергеевна. Я ему сейчас звонил на, «сотовый», напоминал, - отвечает Борис. – Но наш заслуженный артист отдыхает на Иртыше и вряд ли сможет к нам приехать». «Тогда пойдём всем скопом на ближайший спектакль с его участием, освистаем отступника и забросаем его гнилыми помидорами!» - вносит предложение Пётр под оскорбительные выкрики одноклассников. Смеющаяся учительница качает головой: «Он ведь любимец публики! А вы его гнилыми помидорами… Нельзя…». Потом мы вспомянули  тех, кто нас покинул в этом мире, потом делились собственной судьбой, потом Борис читал свои стихи…
    Вспоминая те далёкие школьные годы и своих преподавателей, многие из моих одноклассников отметили, что система образования и воспитания молодёжи в Советском Союзе выгодно отличалась от той, что существует в нынешней России.
    - Мы сделаны в СССР, - сказал я ребятам, и они со мной согласились. – У нас не было проблем с наркоманией, для нас были открыты кружки по интересам. Поступления в техникумы или институты зависили исключительно от нашего желания, а не наличия тугой родительской мошны. Моё поколение было свободно в выборе дальнейших жизненных дорог…
    Мы спели много наших песен, много танцевали. Встреча продолжалась почти до полуночи. Все очень беспокоились, что Людмила Сергеевна устанет от затянувшегося праздника, но она держалась молодцом. Простились мы с ней ненадолго – ведь через два года будет 40-летие выпуска класса. Обменялись визитками и номерами телефонов, мы возвращались из 1967-го года к нынешним реальностям, дав клятву  не забывать друг - друга никогда. Да разве юность забывается?
    P.S. Я стопроцентно уверен, что классный руководитель, прочтя сей опус, обязательно напишет на полях газеты красными чернилами: «Не пойму, о чём идет речь?!» Поэтому заранее, с ехидством, отвечаю: «А ведь моё перо «поставили» когда-то Вы, Дорогая Людмила Сергеевна».



Ещё одна публикация Петра Белоусова, гордо держащего флаг нашей юности. Повзрослевшие пионеры поздравляют свою вожатую жизни с праздником 
«День учителя»

ВСТРЕЧА С ЮНОСТЬЮ

 
(Газета «Красный путь» от 12 апреля 2006 г.)
 
 

    Средняя школа № 114 расположена на самой окраине города в посёлке Порт Артур. Из её окон видны поля теплично-парникового хозяйства, а дальше стоят уже берёзовые рощи в дымке. Свои двери для учащихся  она распахнула в 1962 году, «разгрузив»тем самым несколько общеобразовательных учреждений. Все учащиеся проживали в домах так называемого частного сектора, что, конечно же, накладывало отпечаток на их характеры. Они с раннего детства помогали родителям по хозяйству и свои навыки в труде использовали при обустройстве школы. Мой классный руководитель Людмила Сергеевна Евстигнеева вспоминает случай, когда один из руководителей тогда народного образования, приехав в школу, откровенно признался, что не ожидал в этой «глуши»увидеть столь мастеровых, талантливых мальчишек и девчонок.
    
    Прошли десятилетия… Узнав. Что руководство школы № 114 приглашает ветеранов-педагогов на вечер встречи, приуроченный к Международному женскому празднику 8-го Марта, я позвонил директору и буквально напросился в гости. А затем связался с одноклассниками, и в означенное время мы вновь переступили знакомый школьный порог. Встречала нас сама директор Ирина Павловна Моисеева. Весёлая, красивая, молодая женщина нашла для всех приятные слова, а от её хлопот ну просто защемило сердце. Вместе с нем мы порадовались внутренней отделки коридоров, оформлению классных кабинетов. В географическом мы долго простояли у доски, где мелом кто-то из наших успел написать: «С праздником Вас, дорогие наши педагоги!» и подпись: «Ваши сильно повзрослевшие ученики выпуска 1967 года».
    От нахлынувших воспоминаний нас отвлекла Ирина Павловна, пригласив на торжество в великолепный актовый зал. Там уже заняли места ветераны школы: Т.С.Долгушина, А.Г.Беляева, А.И.Зимина, Л.С.Евстигнеева, Л.Н.Бугаева, А.К.Шестерюк, Т.М.Мирончик, М.А.Самохина, В.Т.Кузовкина. Среди них - бывший директор школы Светлана Николаевны Новичкова. Следует сказать, что многие из здешнего педколлектива, в том числе и нынешний директор, свои аттестаты зрелости получали в этом же зале. Вот она - преемственность поколений!
    Я смотрел на эти взволнованные лица, и целая эпоха отражалась в них. Это была эпоха созидания, эпоха гражданского становления нескольких поколений учащихся. Не деньги были в то время мерилом отношений между людьми. Нас воспитывали в духе братской любви к своим согражданам, учили помогать нуждающимся. Коллективизм, товарищество были приоритетом и в политике страны, и в жизни каждого из нас куда всё подевалось ныне?..
    А потом был концерт. Школа № 114 всегда славилась своими талантами В программе учащихся на этот раз были и бальный танец, и цирковые номера, и песни под гитару. Но «гвоздём» праздничного вечера стало выступление хорового коллектива из ансамбля «Сибирочек» ДК «Рубин» под управлением заслуженного работника культуры РФ Владимира Мухина. В самом начале ведущая концерта объявила, что по просьбе Людмилы Сергеевны Евстигнеевой две её бывшие воспитанницы Людмила Тимченко (Корнеева) и Любовь Бугаева (Ершова) исполнят для ветеранов песню «Милая роща». Когда мои одноклассницы запели, я просто обомлел! Сорок лет назад я часто слышал эти голоса на любительских концертах, с которыми наш 10 «А» под руководством Людмилы Сергеевны выступал на различных мероприятиях. Сейчас они приобрели иной, какой-то особый оттенок, завораживающий слушателей и затрагивающий их чувства до самой глубины души. Секрет прост: Людочка , окончив вокально-дирижёрский факультет Алтайского института культуры, стала профессиональной певицей и долгое время выступала солисткой Севастопольской филармонии. А Любочка после получения диплома все того же института работала заведующей библиотекой в своей родной школе, и народная песня стала частичкой её отзывчивой и искренней души.
    После «Милой рощи» они спели «Билет в детство» на стихи Роберта Рождественского. «Где-то есть город, тихий, как сон…», - чуть слышно подпевал народный хор ансамбля «Сибирочек»… Заканчивали песню уже всем залом и потом долго-долго аплодировали исполнителям. А историю создания этой чудесной песни напомнила Людмила Сергеевна Евстигнеева. Дело в том, что в годы военного лихолетия семья будущего классика советской поэзии была эвакуирована в наш город. Именно здесь, в Омске, будучи пятилетним ребёнком, Роберт Рождественский и провел своё детство. В которое, став уже мэтром поэзии, так не смог приобрести столь желанный «обратный билет».
    После первого потрясения публики от настоящего искусства наступило второе. Свой концерт ансамбль «Сибирочек» открыл, конечно, песней о России. Великолепно подобранный репертуар ансамбля включал в себя и русские, и казачьи, и современные песни. Среди авторов произведений ведущая концерта несколько раз называла фамилию руководителя ансамбля Владимира Мухина. Людмила Сергеевна, мои одноклассники и я особенно «придирчиво» вслушивались в эти песни и были очарованы ими. «Песня об Омске», «Песня об Омке», «Поздняя любовь», прозвучавшие в заключении более чем двухчасового концерта, заставила весь зал долго-долго аплодировать артистам. А когда я пояснил аудитории, что руководитель «Сибирочки» Владимир Петрович Мухин не только заслуженный и 
талантливый музыкант, но ещё и выпускник нашей школы, нашего 10 «А» класса, аплодисменты перешли в овацию. Я украдкой взглянул на лицо счастливой Людмилы Сергеевны и вспомнил «шумовой оркестр» и вокальную группу, организованные ею в нашем классе. Не оттуда ли ушли в профессиональное искусство Люда и Володя, окончивший, кстати сказать знаменитую на весь мир московскую «Гнесинку» Не тогда ли зародилась любовь к народной песне у «повзрослевших» на сорок лет и сидящих сегодня рядом с любимым педагогом Любочки, Тамарочки, Светланки?
    За празднично накрытые столы расселись все «по интересам». К столику занятому Людмилой Сергеевной, со своим «детьми», присел и наш заслуженный артист, «вдруг» превратившийся в так хорошо знакомого нам просто Володьку. Первый тост, конечно же, за ветеранов школы. Праздник есть праздник, и молодые учителя, включив компьютерную музыку, отправились на танец.. Пусть они простят меня за моё личное впечатление, но мне показалось, что «фанера» прозвучала диссонансом с тем, что мы слышали в тот вечер. Неутомимый Володя взял в руки свой баян, и по залу зазвучало попурри на тему наших старых песен. Все дружно пели. Такого хора я ещё не слышал! Затем воспитанник Людмилы Сергеевны более позднего выпуска, врач по профессии, Олег, заворожил всех чудесной песней под гитару. Я опять взглянул на свою учительницу – в её глазах отчётливо читалась гордость за «сыночка».
    По залу плыли танцующие пары, и среди них – счастливая Людмила Сергеевна. Я онемел. Открою тайну. За три дня до этой встречи нашу постаревшую учительницу увезли с сердечным приступом в больницу. Мы связывались с врачами и друг с другом беспрестанно, установили график посещения, чтоб не ходить по клинике толпой. Мне со Светланой выпало дежурить в пятницу, то есть за день до встречи в школе. Но больной в клинике не оказалось, она попросту сбежала из палаты. Примчавшись к Людмиле Сергеевне домой, мы застали её лежащей в постели. Завтра в нашей школе праздник, и это лучшее лекарство для меня, - как бы извиняясь, сказала она. И вот уже танцует. Утешаемся тем, что партнером по танцу является её любимый ученик и врач Олежка…
    К нашему столу подходит седовласая  женщина и обращается ко мне с вопросом: «Ты помнишь меня?» Напрягаю свою память… «тётя Валя! Да сколько раз гоняли вы меня со своей шваброй за курение!» Я целую руки бывшей нашей уборщице и чувствую, что к горлу моему уже подкатывает ком. Тётя Валя Кузовкина присаживается за наш столик и под аккомпанемент Володи задорно исполняет частушки…
    Потом, уже на родном школьном крылечке, мы встали кружком и, крепко-накрепко обнявшись, попрощались до следующих встреч.

    Новые встречи были, но чаще печальные. Неожиданно ушёл из жизни Пётр Поливин, потом трагически погибла Светлана, не перенёс этой трагедии автор этих замечательных статей-воспоминаний Пётр Белоусов, совершенно негаданная кончина Николая Евсина и завершение болезнь и смерть Людмилы Сергеевны. Уходят мои одноклассники, мои друзья, моя юность, остаётся память. И как я благодарен Петру Белоусову за его искренние статьи о молодости, учителях, школе, друзьях. Прихожу на ваши дорогие мне могилы, но удивительно, что не скорбь в эти минуты заполняет мое сердце, а тишина и покой. Разговариваю с вами, прошу прощение за невольные обиды, вы все живы в моей неуспокоенной памяти.  Б.Б.

 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: