+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Нефёдова Капиталина Алексеевна

740 0

Нефёдова Капиталина Алексеевна

       Автор книги – Капиталина Алексеевна Нефёдова  – прошла нелёгкий путь от школьного учителя до профессора, известного в России своими трудами по управлению учреждениями образования, подготовке и повышению квалификации учителей и руководителей школ. 
      В её серьёзном исследовательском багаже более 100 публикаций научного и учебно-методического характера. Её знают и любят все педагоги Омской   области. Её ценят коллеги. Без неё трудно представить Омский областной институт повышения квалификации работников образования. Она человек светлого ума и блистательной логики, натура творческая и увлечённая, способная на нестандартные педагогические решения. Её энергии и жизненной силе можно по-доброму позавидовать. 

10.03.2013



Годы жизни и труда в Оконешниковском районе
(1948-1959)


Не легким, а порой мучительным
Был путь, что мне судьба дала,
И жизнь сама моим учителем
На перекрестках всех была.
    Она не холила, не гладила, 
И нянькой не была со мной, 
А из меня такое ладила, 
Что было нужно ей самой.
       Петр Нефедов, «Причал»

 
      Оконешниковскому району наших сил и знаний отдано было одиннадцать лет. Это были годы интенсивного развития государственной экономики в деревне, прежде всего, сельского хозяйства, мелкой промышленности, торговли. Наряду с этим развивалась социальная и культурная сфера, система образования. Это были годы невиданной самоотдачи, нового, послевоенного энтузиазма, направленные на преодоление житейских трудностей, на создание благоприятных условий жизни сельского населения.
      Вводится всеобщее восьмилетнее образование, увеличивается количество средних школ. В крупных селах открываются детские сады, сельские библиотеки и клубы развиваются как центры культурного досуга молодежи. Особо, на наш взгляд, следует выделить роль и значение открывшихся вечерних школ. Именно в эти годы в них пришла учиться та часть сравнительно молодых людей, которой военное время помешало продолжать учебу. Вернувшиеся с фронта солдаты и офицеры были настроены действительно по-боевому: отдыхать некогда, надо создавать семью, учиться и быть наиболее полезными своей малой Родине. В Оконешниковскую вечернюю школу пришли учиться парни и девушки, которым было по двадцать-тридцать лет, а то и далеко за тридцать. Закончив ее, они продолжили учебу в техникумах, в вузах, в средней и высшей партийных школах. Не хочу называть их имена, поскольку таких имен не десятки, а сотни, а по району и того больше. Заметную роль играла районная комсомольская организация молодежи. И как бы кто ни хотел преуменьшить  ее значение, а то и высмеять ее деятельность, комсомольские годы все вспоминают с особым восхищением, потому что занимались, пусть без помпы и шоу, но конкретными и полезными делами.  Комсомольская организация влияла на жизнь молодежи, формировала ее благие намерения. С высоты сегодняшнего времени и прожитых лет можно оценить ее деятельность так: что-то мы делали зачастую неумело, не всегда эффективно, но любому делу отдавались сполна, не робея, не требуя материальных вознаграждений или иных почестей.
      Оконешниковская средняя школа, как центральная, имела неплохую репутацию и авторитет. В первые же годы моего труда в ней идёт пополнение молодыми кадрами. Это были выпускники Омского педагогического института, Томского университета, а также «направленцы» высших учебных заведений из центральных областей СССР.  
      В школу только что назначен новый директор Ольга Алексеевна Федорова. Ей было 54 года, и она приехала в Оконешниково из Омска, где работала методистом в Омском институте усовершенствования учителей. А привели ее в село житейские обстоятельства: предпенсионный год, нужна более-менее приличная заработная плата, а методисты всю жизнь получали самую низшую. И вот, оставив семью, она решается на выезд в сельскую местность. Как настоящий интеллигент и методист, она пристальное внимание обратила на рост профессионализма, на организацию внутришкольной методической учебы. А поскольку я согласилась быть у нее завучем, то методическая работа была моей непосредственной функцией. Видимо, с тех пор и до конца трудовой жизни, эта деятельность стала для меня основной. В школе, а затем и в районе, регулярно проводятся заседания предметных методических объединений, изучается передовой опыт, идет обмен педагогическими идеями, изучение  научной педагогической литературы. Именно в этот год непосредственно в районе был организован прием в вуз комиссией из пединститута тех педагогов, которые готовы были учиться заочно и получить высшее образование. Из Оконешниковской средней школы в институт поступили сразу несколько человек. Таким образом, проработав всего один год, Ольга Алексеевна оставила о себе хорошую память, во многом изменив к лучшему жизнь школы данного района.
      В октябре 1951 года у нас родился второй сын Борис, крепкий малыш, весом 4,5 кг. Приехавший попроведовать нас свекор расплакался от радости: родился еще один наследник его фамилии. Через месяц я вышла на работу.
На второй год нашей жизни в с. Оконешниково прибыли десятки молодых специалистов, имеющих высшее или незаконченное высшее (учительский институт) образование. Непосредственно в Оконешниковскую среднюю школу РОНО направляет двух выпускников Томского университета: Владимира Трофимовича Фоменко и его жену – географа Марию Матвеевну Кускову. Владимир Трофимович, о нем мне хочется сказать особо, назначается директором школы. Он родом из Черлакского района Омской области, сирота, участник Великой Отечественной войны, успешно окончив исторический факультет, едет  на работу в деревню своего родного края. 
     Педагогический коллектив Оконешниковской средней школы был далеко не простым: много доморощенных учителей, опытных, получивших на селе достойное признание. Владимир Трофимович, присматриваясь к коллективу, с первых дней своей управленческой деятельности проявляет лояльность к учащимся и учителям, внимательность к людям, осторожность в оценках, вводит целый ряд новшеств:
       - усиливается роль учкома, комитета ВЛКСМ в решении вопросов школьной жизни;
       - уделяется внимание организации в школе коллективного отдыха учителей и старшеклассников по субботам и праздникам; 
       - активизируется работа кружков и секций (особенно спортивных) для учащихся;
       - приводится в образцовый порядок пришкольный участок, на нем организуется опытно-исследовательская работа;
       - развивается художественная самодеятельность, участники которой ученики и педагоги, и ещё многое другое.
      Наиболее успешно Владимиру Трофимовичу удавалось строить свои взаимоотношения со старшеклассниками, и ученики его любили. В первый же год своего руководства, присмотревшись к нам, на одном из педсоветов он заявил: «Уважаемые педагоги, глубоко уважая вас и отдавая должное вашим стараниям, мне хотелось бы в то же время попросить вас о следующем: достаньте из ваших сундуков все, что есть лучшего, и ежедневно приходите в школу как на праздник. Мы должны быть примером не только в поведении, но и во внешнем облике». Привел известные слова А.П. Чехова. Это и другие предложения были приняты педагогами молча и без обид. И действительно, многое стало изменяться в коллективе к лучшему. 
       Педагоги вели активную работу среди населения, будучи агитаторами, пропагандистами. Создали в школе драматический и музыкальный (струнный) кружки, в составе которых, в основном, педагоги школы. На сцене районного клуба выступали с такими постановками, как «Платон Кречет» А.Е. Корнейчука, «Любовь Ани Березка» (не помню автора), «Лес» А.Н. Островского и др. А далее рискнули подготовить музыкальную комедию. Первые и вторые роли исполняли учитель начальных классов В.С. Карнаушенко, математик Н.В. Романов, преподаватель истории К.А. Нефедова, преподаватель русского языка М.А. Пономарева.
      В это время в районном отделе культуры работал Виктор Калиш, позже известный в России критик-искусствовед. Он решил нам помочь и после удачного дебюта нашей музыкальной комедии предложил пригласить актеров из Омского театра музыкальной комедии, чтобы совместно сыграть наш спектакль.   Естественно, что они будут исполнять главные роли. Приехать к нам в село согласились два известных и любимых актера – В.Е. Володин и Е.А. Демина. Пишу об этом и дивлюсь искренности и простоте человеческих отношений того времени. Вот так, запросто, двое уже немолодых людей решили приехать по бездорожью, в зимнее время в сельский район за 150 км, чтобы безвозмездно и всего один раз сыграть спектакль, да ещё и в плохо отапливаемом сельском клубе. Да, это было так. Всего одна репетиция, и объявлен спектакль. Был аншлаг. Пришло все село: ведь спектакли здесь были редко, а тут еще звала афиша.   Замечу, что подготовка спектакля прошла без шумихи, как будто это было рядовое событие. Но ведь это было не так, и, может быть, следовало подробнее рассказать о нём,  «пожарить» наш успех, но скромность и желание «не высовываться» как-то не позволили это сделать.
       Спектакль-то прошел на ура, но все мы, его участники, крепко простудились. У меня уже во время представления поднялась температура, и это заметил мой дорогой Иван Ильич. На второй день она поднялась до 400 и меня увезли в больницу. Несмотря на принимаемые врачами меры, температура не только не спадала, а дошла до 410, а в больнице первый год работали два молодых врача – муж и жена Шехеревы. Поставили диагноз: энцефалит, сделали пункцию и вызвали врача из Омска, который прилетел на специальном самолете в Оконешниково и, подтвердив диагноз, оценил: «Лечение осуществлялось правильно». Опять-таки вдумайся, читатель, врач из областного центра откликнулся на просьбу молодого специалиста, чтобы осмотреть больного на месте и причём бесплатно. 
       У моей постели дежурили учителя школы, и только одному Богу известно то, как удалось выжить и перенести такое заболевание без особых осложнений. А условия, в которых лечили? Больница – небольшой деревянный дом, в нем несколько комнат. Никакого спецоборудования, лишь внимание медицинского персонала, тепло товарищей по работе и самое доступное лекарство. 
      На всю оставшуюся жизнь для меня эти доктора – Лидия Борисовна и Александр Иванович Шехеревы – остались добрыми и близкими людьми. Мы и сегодня готовы прийти на помощь друг другу. Я постоянно поражалась тому, сколько в каждом из них заложено желания быть полезными, нужными другому. Неслучайно, где бы они ни работали, везде пользовались огромным уважением и признательностью. Лидию Борисовну, как гинеколога,  боготворили все женщины, а позже, как преподавателя, студенты, когда она стала работать в медицинском училище.  
       Известно, что во внимании нуждается каждый из нас, а вот оказывать его умеют далеко не все. У супругов – врачей Шехеревых – этого благородного умения было с избытком. 
       Жизнь в Оконешниковском районе была полна не только производственными делами, но и встречами с интересными с людьми, которые положили начало глубокой привязанности и дружбе на многие годы.
        Объясняю такое молодостью лет, совпадением интересов и стремлением людей сделать жизнь вокруг лучше, обустроить ее. И это не громкие слова. 
       Во главе района стояли честные, молодые люди, большинство – прошедшие через горнило Великой Отечественной войны. Во всем рождалось единство устремлений, встречали поддержку добрые начинания. Трудились, не жалея сил!
      В район приехала пара молодых юристов, выпускников Свердловского института. Поправко Николай Константинович был избран секретарем райкома комсомола, его жена, Лидия Александровна, назначена  судьей. Через год новый секретарь РК ВЛКСМ сумел возродить жизнь первичных организаций во всех селах и деревнях, мобилизовать молодежь, ее силы на решение самых сложных задач в сельском хозяйстве. 
     Умел новый секретарь зажечь молодежь словом, смелостью, дерзким помыслом. Инициативы райкома комсомола поддерживали райком партии и райисполком. На пленумах РК ВЛКСМ (членом райкома была и автор этого повествования – прим. автора) рассматривались злободневные вопросы, направленные на развитие жизни сел и района в целом. Видимо, неслучайно через несколько лет работы в нашем Оконешниковском районе именно Н.К. Поправко избирается первым секретарем Омского обкома ВЛКСМ, его жена, Лидия Александровна, – областным судьей.  
     Еще и еще раз подчеркну, что в районе в те годы господствовала творческая, деловая атмосфера, мобилизующая население на преодоление непреодолимых, на первый взгляд, трудностей. Люди во многом ограничивали себя, мирились с бытовыми неудобствами, сохраняя оптимизм и веру в лучшее будущее.
       Но вернемся к делам школы, педагогического коллектива и моей семьи. Учебно-воспитательный процесс в школе, считаю, был организован на хорошем уровне.   Наш пришкольный участок стал одним из лучших, и преподаватель биологии Анна Григорьевна Бочкина по праву получает высокое звание «Заслуженный учитель школы РСФСР». 
       Своими силами строили мастерские, постоянно искали способы, как увлечь полезным делом своих учеников во внеучебное время. В центре внимания – проблемы качества ЗУН, преодоление второгодничества, имеющихся отдельных случаев нарушения дисциплины. 
      Педагоги жили насыщенной духовной жизнью. Основными источниками информации в те годы была книга, газета, журналы. Все педагоги стремились собрать хорошие домашние библиотеки, подписывались на серийные издания художественной литературы. Семьи выписывали, как правило, несколько газет и журналов. Все учителя школы получали «Учительскую газету» и предметные журналы. К примеру, мы,  кроме «Учительской газеты», получали «Омскую правду», «Советскую Россию», «Литературную газету» и такие журналы, как «Юность», «Наука и жизнь», «Знамя», «Огонек», «Преподавание истории в школе» и др. Замечу, что цены на книги, журналы и газеты были доступными. А это большое благо!
       В районе постоянно проводились смотры художественной самодеятельности учительских коллективов и учащихся. И вот мы снова решили не отставать. Создаем хор педагогов, руководителями которого были отец и сын Александр Давыдович и Владимир Александрович Леонгарды. Нелегко было с выбором репертуара. Помню, как мы исполняли народную песню «Было у тещи семь зятевей». Во время репетиции было немало смеха, предложений о том, как ее исполнить. На заключительном смотре мы получаем за ее исполнение громкие аплодисменты и приз.
       Из восьми лет жизни и труда в с. Оконешниково менее трех приходятся на работу в восьмилетней школе. Меня уговорили в РОНО стать директором этой школы. Дескать, надо ее поставить на ноги. В школе самая сложная проблема – педагогические кадры. Детям не преподавался иностранный язык, домоводство, вакантными оставались также часы географии, истории. В течение первого полугодия проблема была решена –  педагогические кадры заметно укрепились. Из средней школы со мной уходят три педагога: супруги А.И. и А.П. Юрченко и Мария Иосифовна Сошкина – на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе. Приняла на полставки двух сотрудников РОНО, в том числе замечательного педагога и методиста Лидию Захаровну Мигунову, которая стала преподавать географию. В данном коллективе были сильными учителя начальных классов. К примеру, Ситникова Анна Дмитриевна, которой впоследствии присвоят звание «Заслуженный учитель школы РСФСР».
       Не могу не сказать как о незаурядной личности ещё об одном учителе –  Эльвире Ансовне Зариньш. По национальности она латышка, по политическому статусу – высланная из Латвии в 1949 году как жена бывшего летчика, воевавшего в годы Великой Отечественной войны против России. Прочитав эти строки, многие из Вас удивятся: «Как это могло быть?». Однако это так, и расскажу об этом по порядку. 
       В начале учебного года, как только я приступила к работе в должности директора восьмилетней школы, мне срочно потребовалась встреча с заведующим райфинотделом. Прийдя на прием и ожидая своего времени, я разговорилась с секретарем-машинисткой. В помещении было прохладно, и она работала, накрыв плечи теплым платком. Женщина мило улыбалась и была непривычно приветлива. В разговоре с ней узнаю о ее судьбе: она выслана в Сибирь вместе с дочкой Зинтой, которая учится сейчас в средней школе.  На родине получила среднее техническое образование, окончила коммерческий колледж в Риге и владеет в совершенстве двумя иностранными языками: немецким и английским; кроме того, хорошо шьет, рисует, вяжет и т.п. На приеме у заведующего райфинотделом А.Е. Пономарева, решив финансовые вопросы, между прочим спросила у него о секретаре. Отзыв о ней он дал самый лучший: что хорошо владеет русским языком, внимательна к людям, переживает нагрянувшие на нее трудности с достоинством и оптимизмом, что живет очень и очень бедно, ходатайствует о разводе с мужем. А вот отец ее – депутат Верховного Совета Латвии – ей помогает, но в основном… морально. Мой муж Иван Ильич, заведующий РОНО, после беседы с ней соглашается назначить её к нам в восьмилетнюю школу преподавателем иностранного языка и домоводства. В коллективе встретили ее нормально. На территории школы была бесхозная избушка. Все дружно мы помогаем привести ее в состояние жилого помещения, и Эльвира Ансовна с дочкой уходят с частной квартиры в этот «особняк». Нравилась всем ее манера общения, трудолюбие, желание любому прийти на помощь, ее умелые руки. Она становится хорошим преподавателем. Вместе с другими педагогами, не имеющими высшего образования, поступает учиться в Омский пединститут, на факультет иностранного языка. Пройдет пять долгих лет, к тому времени мы уже переедем в Омск, и вот однажды рано утром, а точнее в восемь часов, в воскресенье, в нашей квартире раздастся звонок. Открываю дверь – и передо мной стоит Эльвира Ансовна с двумя большими тортами.
       «Вчера я получила диплом о высшем образовании, ночь отмечали все вместе, утром поехали кто куда, а я, естественно, к Вам, чтобы поделиться своей радостью, поблагодарить за все», –  выпалила она залпом.  
       Шел 1959 год! Она рассказала, что ей разрешили вернуться в Латвию, ее дочь Зинта уже учится в Рижском университете. Мы, действительно, от души порадовались за неё и навсегда остались большими друзьями. 
       Через семнадцать лет мы встретимся с Эльвирой Ансовной в Риге у ее дочери. Она приедет туда из Лиепаи, где преподавала русский язык. Этим кратким эпизодом о судьбе Эльвиры Ансовны мне хотелось бы подчеркнуть, что люди, высланные к нам в Сибирь по разным мотивам, всегда были приняты по-доброму. Конечно, нужду переживали большую и местные, и ссыльные, но не было между ними вражды и неприязни. Наоборот, ссыльным всегда чем могли помогали. 
В восьмилетней школе я проработала менее трех лет. Все в школе более-менее шло неплохо, но по состоянию здоровья ухожу с руководящей должности и перехожу снова в среднюю школу. Вместе со мной идут учиться в центральную среднюю школу выпускники восьмилетней, и я становлюсь у них классным руководителем. Ребятишки были и активными, и дисциплинированными, работать с ними – одно удовольствие. Правда, был в классе один мальчик – Похульчук  А., назовем его «непоседа». Пришлось немало выслушать от учителей так называемых «жалоб» на его поведение. Но в будущем из него сформировался хороший труженик и семьянин.
      При поступлении в пединститут наши выпускники успешно сдавали экзамены по истории, и поэтому меня в течение двух лет приглашали в качестве преподавателя для приема вступительных экзаменов на исторический факультет. Не скрою, для меня это было большой честью.
А из института усовершенствования учителей в школу приезжает методист А. Журавлев, чтобы изучить мой опыт преподавания истории. Он наблюдает уроки и подолгу беседует со мной, изучает мои рабочие планы и тетради учащихся по истории. Уроки мною велись с открытыми учебниками, и учащиеся успевали во время моего рассказа многое записать: факты, события, названия, даты, вывод по теме или конкретному вопросу. На уроке активно использовалась классная доска, постоянно шло повторение пройденного, я стремилась сосредоточить внимание детей на главных событиях, ведущих датах. Постоянно использовала «сквозное» повторение.   Отдельные крупные темы, например «Земельные реформы в России», «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.», изучались следующим методом. Вступительная лекция, цель ее – дать целостное представление о Великой Отечественной войне, затем идут уроки по более детальному изучению событий, заслушиваются доклады учащихся, сделанные на основе изучения дополнительных материалов. Завершается изучение темы итоговым уроком, на котором не только обобщаются события, факты, причинно-следственные связи, но и оцениваются ЗУНы учащихся по данной теме.
Во время летних курсов, на которых учились руководители районных методических объединений по истории, меня пригласили в институт усовершенствования учителей рассказать об опыте работы. Это был мой первый опыт, связанный с представлением передовой практики. Для выступления захватила с собой свои рабочие планы, несколько тетрадей учащихся, но главным было мое устное сообщение. У меня почему-то не было волнения. Говорила только о том, что делаю по активизации познавательной деятельности учащихся, формированию интереса к истории. На примере темы «Земельные реформы Столыпина» показала использование рисунка на доске – «выделение земельных участков, создание хуторов» и другое. Ответила на множество вопросов. В перерыве слушатели подошли ко мне, чтобы посмотреть рабочие планы, раздаточный материал. Запомнилась оценка известного учителя истории и директора школы № 72 Х.М. Аксельрода, награжденного орденом Ленина. Он в заключение попросил издать мои рабочие планы хотя бы по двум-трем темам. Особенно его удивила постановка вопросов на закрепление, потому что они заставляли учеников думать, сопоставлять, сравнивать, объяснять почему так, делать выводы. Но, к большому сожалению, по состоянию здоровья мне не удалось это сделать, а вскоре мы переехали в Омск. 
        Меня представляют к значку «Отличник народного просвещения», его вручил, приехав в район, заведующий Омским облоно В.Г. Арсенов, поскольку в то время данная награда считалась высокой и получали ее далеко не многие. 
Как же мне удалось за эти годы, воспитывая двух сыновей, быть руководителем школы, на общественных началах выполнять функции председателя райкома профсоюза работников просвещения, участвовать в другой общественной работе, в том числе в художественной самодеятельности, дважды получить первый приз за лучший костюм на маскараде по случаю встречи Нового года. Во многом помогла моя старшая сестра Анна, приехавшая к нам жить с двумя довольно взрослыми сыновьями. Младший из них стал учиться в девятом классе, старший, имея среднее образование, –  преподавал черчение и рисование в средней школе. Все вместе мы жили в двух небольших комнатах. Иван Ильич работал последние четыре года нашей жизни в Оконешниково заместителем председателя райисполкома. Несмотря на то, что постоянно был весьма занят разъездами по району, оставался внимательным мужем и отцом. Дети учились в начальной школе.
       Невыносимая нужда в первые послевоенные годы, беспросветность деревенской жизни заставляют мою Лёлю продать свой дом и с четырьмя детьми уехать вслед за своей сестрой Татьяной Васильевной и ее детьми в Узбекистан. Его столицу – Ташкент – называли тогда Город Хлебный, потому что славился он своим гостеприимством и хлебосольством. 
        Низко кланяюсь этому городу и краю, его людям.
        Мои родственники и многие из бывших учеников Артынской школы нашли в республиках Средней Азии и Казахстане (прежде всего в Алма-Ате) свое новое место жительства. Столицы этих бывших Советских республик – Алма-Ата, Ташкент, Фрунзе (ныне Бишкек) – и другие города приняли их по-родственному. Прибывающие из Сибири устраивались на работу, получали жилье, обретали свою вторую Родину.
        Трое детей моей тёти Нюси (Лёли) были уже совершеннолетними и могли трудиться на производстве. Устроились жить и работать в  Янгиабаде, недалеко от Ангрена (Узбекистан), где уже жила с двумя дочерьми вторая моя тетя – тётя Таня. 
       Прошло несколько лет. Я очень скучала по своим родным. И в один из летних отпусков рискнула поехать поездом в эти края со своими еще маленькими сыновьями. Дорога оказалась не из легких. Ехали четверо суток в полуспальном вагоне. Ночью один из сыновей падает со второй боковой полки. Сильно ушибся, и всю следующую ночь я стояла, опершись на полку, чтобы, не дай бог, не случилось нового падения.
        Но вот о чем хочу сказать откровенно: не было боязни за себя, что меня  в вагоне кто-то обидит. Ведь мне не было и тридцати лет, а в поезде большинство мужчин,  и почти все нерусские. 
      Дорогой читатель, обрати на это внимание. С одной стороны, некомфортность: в поезде неуют, подчас грязь, а с другой – безбоязненность, дружеские улыбки. Видят, что мне трудно, стремятся помочь, угостить. В этом, на мой взгляд, проявлялось так называемое «бытовое братство». И это незабываемо!
И вот мы в Янгиабаде. Он небольшой, расположен в ущелье. В горах добывалась урановая руда. В шахтах работают дети тёти Нюси, т.е. мои двоюродные братья, электриками, а сестра – лаборантом. Спускаясь в шахту, сестра Галя определяла качество руды и давала «добро» на её добычу. Руда складывалась в мешки, поднималась на поверхность и на грузовых машинах по горной дороге переправлялась по маршруту назначения. Для рабочих, приехавших из разных уголков СССР, построены благоустроенные квартиры, школы, большой городской бассейн с вышкой и многое другое. В город поставлялись добротные продукты. Но работа в шахтах была весьма опасной для здоровья, и уже немало было людей, получивших страшное заболевание – силикоз, связанное с цементированием легких. Был даже построен для таких людей специальный поселок. Проезжая мимо этого поселка по дороге из  Янгиабада в Ангрен, я почувствовала, что у меня сжалось сердце: «А каково этим людям?»
        Погостили мы в Средней Азии две недели и снова в путь, но теперь не налегке: нагрузились в дорогу овощами и фруктами. Вполне благополучно доехали до своего дома. Через несколько лет, обзаведясь молодыми семьями, мои родные уедут из этих дивных, но опасных мест в другие края. Одни – в Белоруссию (жена брата Гены была из г. Речица). Другие – на Украину, одна из сестер вышла замуж за харьковчанина. Работа на шахтах с ураном не могла не сказаться на их здоровье. Но, несмотря ни на что, мои родственники всегда с большой теплотой вспоминали о годах, прожитых в Узбекистане. 
        Началась новая полоса в их жизни и в наших взаимоотношениях. 
        Шли 60-е годы ХХ столетия!  
      Многострадальная моя старшая сестра Анна пережила немало горя в юности (о чем я написала в первой главе), нелегкими были и последующие годы её жизни. В 27 лет ее чудесный муж Марков Максим Федорович героически погиб в боях под Сталинградом. Спустя десятки лет взрослый сын Юрий Максимович и внук Михаил найдут его могилу. 
        Потратив все физические и моральные силы на колхозных работах, сестра продает дом и приезжает жить ко мне. 
       Сестре хотелось получить специальность, и вот она узнает из передач по радио о курсах поваров для работы на судах. Она собирается на переезд в Омск, и мы поддерживаем ее намерение. Ей всего 43 года. Сын Юрий уже служит в рядах Советской Армии, а младший, Валерий, закончил 11-ый класс, и ему надо учиться дальше. Сестра успешно заканчивает эти курсы, начинает работать поваром на одном из судов, ходивших по Иртышу на север. Валера поступает в авиационный техникум, живут они пока на частной квартире, но после года плавания сестру ставят на первую очередь для получения государственной квартиры. Все складывалось более-менее неплохо. Главные помыслы сестры о сыновьях: как их дальше учить? Они оба выросли крепкими парнями, без вредных привычек и проявляли одаренность в познании техники. Но случилась горькая, непоправимая беда: сестра погибает, ее задавило грузовой машиной. Не стану описывать эти страшные дни. Погибшую доставляют в морг, а мы об этом ничего не знаем. Сын Валерий не спохватился сразу же, потому что она вечером собиралась выехать к нам в Оконешниково. Возвратившись с занятий домой и увидев, что матери нет, посчитал, что она у нас. И только через несколько дней он позвонил нам и, когда узнал, что ее у нас нет, поехал в морг. Потом он сообщит мне эту тяжелейшую новость. Хороним из морга. Нам предлагают прийти на опознание. На скамье лежит тело моей дорогой сестры, а толстые две косы свисают до пола. Мы просим подготовить ее  к проводам в последний путь и хороним ее втроем. Все, кто знали ее по пароходству, были в плавании. По обычаю того времени, ехать быстро с покойником было нельзя. Машина с гробом едет на самой малой скорости, рядом с покойницей сидит родная наша тетя, сестра нашей мамы, спасавшая сестру и брата во время раскулачивания, красавица тетя Поля (Полинарья Васильевна Кутузова), а мы вдвоем – я и племянник, сын сестры –  идем от морга до Северного кладбища пешком. Этот и последующие дни были не просто тяжелыми. Но надо было решать, что делать дальше. Не зря говорят, что всё способен пережить человек, кроме своей смерти.
       Валера остается один в этой комнате частного сектора, а через два месяца мы своей семьей перебираемся в Омск.
       Итак, Оконешниковская средняя школа для меня стала стартовой.
      В результате целенаправленной, разнообразной деятельности по развитию педагогических кадров, их профессионализма в школе сложился благоприятный микроклимат и творческая атмосфера, что позволило педагогам раскрыть свои способности, сформировать мастерство, стать хорошими специалистами и проявить себя в последующие годы на ниве народного просвещения, стать заметными личностями в составе педагогов области.
      Считаю целесообразным назвать хотя бы часть имён этих педагогов.
      Филологи:
  Ерусланова Мария Михайловна, старший преподаватель ОмГПИ им. А.М. Горького;
 Матусевич Екатерина Леонтьевна, преподаватель Омской школы, отличник народного просвещения;
 Немира Анна Михайловна, директор школы в Омске, в последующие годы заведующая РОН
 Пономарева Мария Александровна, инспектор облоно, директор спецшколы;
Череминина Лидия Николаевна, преподаватель Омского педучилища;
Чупахина Генриетта Николаевна, преподаватель ОмГПИ, кандидат педагогических наук, доцент.
Математики:
Долганов Рудольф Леонидович, преподаватель Омского политехнического института, кандидат математических наук, доцент;
Романов Николай Васильевич, старший преподаватель ОмГПИ.
Историки:
Горохова Мария Яковлевна, заслуженный учитель школы РСФСР;
Литаврина Мария Алексеевна, до пенсии работала в Оконешниковской средней школе, заслуженный учитель школы РСФСР;
Малышева Лера Федоровна, директор школы в Калачинском, затем в Омском районах;
Нефедова Капиталина Алексеевна, кандидат педагогических наук, профессор;
Чупахин Иван Федорович, старший преподаватель марксистко-ленинской философии в ОмГПИ.

      Биологи:
Бочкина Анна Григорьевна, заслуженный учитель школы РСФСР.
      Географы:
Кускова Мария Матвеевна, заместитель директора школы в Омске.
      Учителя начальных классов:
Войкова Людмила Георгиевна;
Куркина Александра Арсеньевна;
Карнаушенко (Сладкевич) Варвара Семеновна;
Назарова Ольга Дмитриевна;
Петина Антонина Петровна.
      Учителя иностранного языка:
Леонгард Александр Давыдович;
Зеленецкая Наталья Николаевна.
       О судьбе и жизни этих двух преподавателей иностранного языка целесообразно написать отдельно. Они достойны того.
      Учителя начальной школы не все имели высшее образование, но готовили детей к продолжению учебы хорошо, они успешно доработали до заслуженного отдыха. Все отмечены правительственными наградами, в том числе значком «Отличник народного просвещения», а О.Д. Назаровой присвоено звание «Заслуженный учитель школы РСФСР».  
     Из педагогического коллектива Оконешниковской средней школы того времени четверо учителей стали кандидатами наук, доцентами, а один –  профессором. Думается, что это о чем-то говорит.
      Большинство выпускников школы – прекрасные труженики: стали руководителями высокого уровня, педагогами, юристами, врачами, тружениками сельского хозяйства, промышленного производства. Среди выпускников немало тех, кто посвятил себя науке, став кандидатами наук, профессорами. За их жизнь и труд никому из нас не бывает стыдно, наоборот, нет-нет да и сообщат об их очередных успехах в благодатных делах.
 
 
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: