+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Нефёдова Капиталина Алексеевна

672 0

Нефёдова Капиталина Алексеевна

       Автор книги – Капиталина Алексеевна Нефёдова  – прошла нелёгкий путь от школьного учителя до профессора, известного в России своими трудами по управлению учреждениями образования, подготовке и повышению квалификации учителей и руководителей школ. 
      В её серьёзном исследовательском багаже более 100 публикаций научного и учебно-методического характера. Её знают и любят все педагоги Омской   области. Её ценят коллеги. Без неё трудно представить Омский областной институт повышения квалификации работников образования. Она человек светлого ума и блистательной логики, натура творческая и увлечённая, способная на нестандартные педагогические решения. Её энергии и жизненной силе можно по-доброму позавидовать. 

10.03.2013

 

Последние десятилетия трудовой деятельности
 (1993-2008)

 

 Человеку не хватает мудрости,
чтобы успокоиться на достигнутом.
                                        Даниель Дефо



     Этот эпиграф избран мною неслучайно. Завершился седьмой десяток моей жизни и пятидесятилетие учительского труда. Пора бы, как говорится, на заслуженный отдых, но было еще немало в голове идей, да и годков своих как-то не чувствовала. И вот я снова иду на неизвестную должность, в которой надо осваивать азы, поскольку приглашена на заведование кафедрой дошкольного воспитания. Но есть и плюсы – возвращаюсь  в родное мне «богоугодное» учебно-методическое учреждение – институт повышения квалификации работников образования (ИПКРО). Как видим, теперь оно уже не ИУУ, а учебно-научно-методический институт, и в нем функционируют девять только что созданных кафедр (в тот момент, в 1993 г., они находились в стадии становления – прим. автора).
      Ректором Омского ИПКРО в это время был Юрий Викторович Маковский, к.и.н., доцент, проректором по учебно-методической работе – Нина Сергеевна Самохвалова, талантливый педагог, заслуженный учитель школы РСФСР, проректором по научно-методической работе – Вадим Викторович Зелев, к.и.н., доцент, возглавлявший кафедру истории. Все руководители – профессионалы в педагогическом деле, полны стремлений освоить умения по управлению ИПКРО.
На кафедре  дошкольного воспитания - семь человек методистов. Все хорошие специалисты, но нет ни одного преподавателя с ученой степенью. Знакомлюсь с хозяйством кафедры, ее учебно-методическим обеспечением, планом работы. Приближались очередные курсы для заведующих дошкольными учреждениями. Плана и программы этих курсов пока нет. Садимся все за их разработку. Проанализировав содержание курсовых занятий, прихожу к выводу, что так работать нельзя. В содержании учебы настоящая эклектика: собрано всего понемножку исходя из того, кто и что может читать. Вношу предложение: разработать базовый или типовой учебный план, который был бы стержнем, основой обучения. Содержание его должен хорошо усвоить каждый обучающийся.
       А вот к этому базовому плану надо разработать дополнения, которые бы учитывали качественный состав слушателей очередных курсов, их потребности и особенности. Садимся за подготовку типового учебного  и учебно-тематических планов по всем курсам года. Значительно позже приступим к разработке учебных программ.
        90-е годы – время кардинальных перемен в России. Главный упор в образовании – улучшение качества образовательных процессов и результатов.
В дошкольных образовательных учреждениях осваивается ряд новых программ. Среди них «Детство», «Дом радости», «Радуга», «Школа 2100» и др. Дошкольное учреждение получает право выбора наиболее подходящей, соответствующей для него программы.
       Следовательно, детские сады работают по разным госпрограммам, и это надо кафедре учитывать не только при проведении курсов, но и в повседневной работе с ДОУ, оказывая помощь в организации консалтинговой службы.
      Надо было учитывать и тот факт, что не все руководители ДОУ проходили курсы регулярно, а уже введена аттестация, по положению которой, каждый руководитель ОУ обязан раз в пять лет учиться на курсах (по программе не менее 72 часов).
Начинался массовый приток слушателей, нужно было осуществлять их дифференциацию; вводить плановый организационный порядок. Деятельность руководителя кафедры облегчалась тем, что на кафедре трудились истинные энтузиасты, превосходно знающие практику, желающие сами учиться.
     С преподавателями ИПКРО началась учеба по требованиям к формам занятий, их особенностям в процессе курсов повышения квалификации: лекция, семинар, практическое занятие, консультация и др.
       Специальные занятия с методистами посвящались проблемам формирования и изучения передового опыта, организации опытно-экспериментальной работы.
Поиск путей совершенствования деятельности данной кафедры и постоянный анализ сделанного привели нас к мысли о необходимости более глубокого познания содержания программ ДОУ. Получаем разрешение пригласить в Омск авторов ряда программ. Цель – вместе с руководителями ДОУ на спецкурсах прослушать цикл лекций по содержанию конкретной программы, методике и технологии ее реализации.
      Из Ленинграда была приглашена известный доцент З.А. Михайлова, а из  Москвы – Н.М. Крылова и другие. Устанавливаем с ними длительную связь и получаем дельные советы по содержанию учебной и научной деятельности. Это был неплохой прорыв к научным лабораториям российских столиц. Кафедра стала интенсивнее пополнять свою библиотеку специальной научной методической литературой по дошкольному воспитанию. Через год три методиста – Г.Н. Гришкова, В.Л. Малашенкова, Л.В. Тимошенко – становятся соискателями ученой степени кандидата наук. Мне поручается быть у них научным руководителем. Обстоятельства обязывают меня как профессора взять научное руководство над этими преподавателями, которые стремились вести исследования, психологически и содержательно были готовы к работе диссертационного характера. 
      К великому сожалению, у меня не было опыта работы по руководству диссертационным исследованием. Конечно, это не делает мне чести, но так сложилось в жизни. Правда, еще работая в Горьковском, а затем и в Омском пединститутах, часто приходилось по поручению кафедры или из личного интереса, давать официальные отзывы на кандидатские и даже докторские диссертации, помогать советом и делом соискателям кафедры, но это другое содержание деятельности, а здесь –  ответственность за результат.
      Началось непосредственное руководство: выбор темы, обоснование проблемы, разработка аппарата исследования, проведение эксперимента, обработка его материалов, подготовка тезисов и статей к печати и т.д. и т.п. Начинать надо было практически с нуля. Все трое соискателей проявили исключительную работоспособность, упорство. Наука давалась нелегко, но помогали увлеченность, интерес к исследованию, ответственность.
     И вот через четыре года мои «ученицы» вышли на финишную прямую и успешно защитили кандидатские диссертации. Эта была серьезная победа! По-моему, искренне радовались этому событию не только сами защитившиеся, но и все другие сотрудники института.
      А все-таки первой соискательницей у меня была Елена Анатольевна Агалакова, зам. директора школы № 1 г. Омска. Закончив курсы ФПК, она увлеклась аналитической деятельностью. Предметом ее исследования стала деятельность заместителя директора школы. Ею была разработана технология деятельности, апробирована в ряде школ города Омска, а затем успешно защищена кандидатская диссертация. Елена Анатольевна становится ведущим преподавателем по теории и практике управления на кафедре управления Омского ИПКРО, а затем ФПК Омского педуниверситета.
     Годы совместной научной работы сроднили нас. Все четыре соискателя, умные и добрые женщины, стали для меня близкими и дорогими. Каждая из соискательниц определила  путь своего дальнейшего развития, и я от души радуюсь их успехам и успехам их детей.
     В период заведывания кафедрой дошкольного воспитания ИПКРО мне пришлось пережить еще одно (назову его так) «неблаговидное испытание» - дать оценку одному «масштабному» эксперименту. 
     Как-то приглашает к себе ректор ИПКРО Ю.В. Маковский и говорит, что облоно поручает нам, т.е. ИПКРО, изучить и дать оценку эксперименту, который зарегистрирован, утвержден Министерством образования России. Осуществлялся он в школе № 33 Кировского района второй год. О нем, об этом эксперименте, я слышала мельком, и он меня совсем не интересовал. И вот теперь поручается возглавить бригаду, которая будет изучать его суть. В состав бригады вошли наиболее опытные ученые ИПКРО и работники областного отдела образования: доценты В.Н. Бурьян, Л.С. Конева, Л.К. Нефедова и другие, от облоно – ведущий специалист М.С. Бригалда.
      Выскажу свое положительное отношение вообще к педагогическому эксперименту. Он особенно необходим, когда предполагается введение принципиально новых направлений, методов, технологий и др. В педагогической деятельности главный принцип любого новшества «Не навреди!» Изучи все стороны процесса и условий, обоснуй возможные результаты, взвесь все расходы (сил, средств, времени). Продумай, чем и как компенсировать в случае получения негативных результатов. В педагогический эксперимент вовлечены дети, подростки – наше будущее! А потому и подготовка к нему и его осуществление должно проходить с особой тщательностью, продуманно и осторожно. В педагогическом эксперименте нет мелочей, которые не надо было бы учитывать. К большому сожалению, с момента перестройки начались массовые эксперименты. На наш взгляд, далеко не всегда необходимые, а руководство ими ведется в ряде случаев до сих пор дилетантски. Вот почему крайне необходимо обучение педагогов методам опытно-исследовательской, экспериментальной работы.
      Итак, о проверке и оценке вышеупомянутого эксперимента в школе № 33 Кировского района. Начинаем свою работу с изучения документов. Тексты всех договорных документов подписаны в Министерстве образования РФ и омском областном отделе народного образования. В школе работают два директора: генеральный и просто директор. В соответствии с договором об организации этого так называемого исследования в школе были выделены шесть классов-комплектов, занимающихся в особом режиме. Учащиеся остальных классов школы учились по традиционной системе, используя по ряду предметов известный, но не  получивший широкого распространения метод – метод погружения. Выявляем, что сущностная основа документа не прописана, но ведущая идея – «развитие мыследеятельности учащихся» – является прогрессивной. У детей был свободный режим посещения занятий. По идее руководителей эксперимента ученик должен проявлять самостоятельность в познании, а учитель следовать за ним. Наблюдая за его мыследеятельностью, педагог как бы идет за учеником от занятия к занятию, простраивает траекторию его мыследеятельности. И это, безусловно, хорошие идеи: разбудить внутренние силы человека, тем более растущего, формирующегося. Что можно этому противопоставить, с чем не согласиться? Но беда в том, что обучение мыследеятельности: формирование умений задавать вопросы, давать объяснение суждениям, понятиям, видеть части целого и т.д. осуществлялось на случайном  абстрактном материале (произвольно выбранном тексте). Учащиеся выбирали задания для самостоятельной работы над источниками непосредственно в библиотеке – и это хорошо. Но содержание программ по предметам данного класса не изучалось или изучалось в течение 2-3 недель за год.
      Члены нашей бригады были сразу включены в состав ученических экспериментальных групп. Только при этом условии они допускались на занятия. Руководство школы считало, что понять экспериментальную методику можно только изнутри, занимаясь вместе с детьми мыследеятельностью. После  нескольких занятий нашим ученым стал понятен «механизм» организации мыследеятельности учащихся. И сразу же вопросы: «Почему вся эта работа не ведется на программном материале?» А ведь через содержание учащийся приобретает знания, осваивает культуру, выработанную человечеством веками. Через осмысление содержания происходит социализация личности, развивается мыследеятельность. Так почему же из процесса обучения вычеркнуто содержание образования? Ответ был таков: «Когда дети научатся мыследеятельности, то потребуется минимум времени на усвоение содержания изучаемых предметов в данном классе». Например, погружаясь на 2-3 недели в предмет, а то и меньше, они усвоят математику, русский и т.д. И уже есть, уверяли нас, практика такого погружения. И тогда мы дали небольшие контрольные работы в 8 классе. Естественно, дети с ними не справились, правда, несколько человек получили «3», но оказалось, что эти учащиеся, по требованию их родителей, занимались по данному предмету самостоятельно. Еще более абсурдная обстановка была в начальных классах.
      Что делать? За полтора года учащиеся практически не изучили ничего из программного материала. Не стану описывать мои и наши диалоги с руководителями эксперимента. Убедить их в чем-либо было бесполезно. Они твердили одно: «Вы мешаете эксперименту, он утвержден тем-то и тем-то. Наши дети на выпуске будут лучшими учениками. Это будут сверхчеловеки. Мы опираемся на учение Ницше» и др. Но за счет чего и для чего они станут такими? Оставалось совершенно недоказуемо и необъяснимо. Нами предлагались разные варианты, например, вести развитие мыследеятельности учащихся на специальных факультативных занятиях, но все отвергалось. 
         В школе было неспокойно: учителя и родители бунтуют, коллектив разобщен. Все ждали позитивных перемен. Нам надо было закрывать ведущий в никуда эксперимент. Оказалось, сделать это было не так уж и просто.
       Встречаемся с родителями. И те из них, которые поняли, куда завели их детей, тотчас перевели их в обычную школу. Этим детям пришлось нелегко. Скажем прямо, последствия потерянного пришлось преодолевать долго и непросто. Но были и такие из родителей, которые угрожали, оскорбляли, заявляя: «Ребенок ходит в 3 класс и учится с удовольствием, а в обычном классе учиться не хотел». Да это, наверное, так, поскольку здесь к детям не предъявлялось никаких требований. «Пришел – молодец! Чем хочешь заниматься? Выбрал? Занимайся». Эти родители, их было немного, по-настоящему не поинтересовались, чему же училось и научилось их дитя.
       Прошел непростой разговор с педагогическим коллективом. Надо было выслушать их претензии к тем, кто позволил вести такой эксперимент. 
       Я как руководитель выступала на расширенном заседании аппарата управления Кировского района уже на другом уровне.
       Была подготовлена справка, эксперимент закрыт. Школа № 33 медленно выправляла свой образовательный процесс.
      Бывший генеральный директор и его соратники устроили с учениками прощальный вечер. Все, что они оставили  в классе после этой встречи, явно говорило о том, что учащиеся не получили не только желаемых знаний и умений, но и самой простой человеческой порядочности, культуры поведения. Грустно и еще раз грустно. Замечательная идея – целенаправленное обучение учащихся мыследеятельности была абсолютно дискредитирована. Для области, на мой взгляд, это был более чем серьезный урок в организации эксперимента и контроле за ним. Полагаю, что работа, проведенная экспертной группой, помогла нормализовать обстановку как в школе № 33, так и в районе, поскольку было немало и шума, и негатива по поводу проводимого эксперимента.
      Этот так называемый эксперимент заставил многое пересмотреть и в нашей деятельности. Возникла потребность в обстоятельной помощи ОУ по организации опытно-экспериментальной работы, начавшейся в ряде школ Кировского и других районов Омска и области. Кафедры ИПКРО активно включаются в опытно-экспериментальную работу (ОЭР) школ, лицеев, гимназий:
      № 140 – кафедра начальных классов, руководитель В.Н. Бурьян и кафедра художественной  культуры, руководитель Л.К. Нефедова; 
      № 139 – русского и иностранных языков, руководитель М.А. Булавина, 
      № 137 –  кафедра управления, руководитель А.А. Крахмалев.
      А также в гимназии № 26, школах № 150, 155, 144 и др. 
      Как проректор, я не раз побывала во многих ОУ Кировского района и ознакомилась с состоянием ОЭР, качеством научного руководства.
     В то же время, о чём весьма сожалею, лично мне не удалось уделить должного внимания этому району, установить с ним более тесные, системные контакты на предмет взаимовыгодного сотрудничества. 
     В Кировском районе города Омска выросли интереснейшие школы и гимназии, возглавляют их думающие и ищущие руководители. Накопленный ими опыт известен, но считаю, что он нуждается в более глубоком осмыслении и описании. Пожелаю им в этом удачи!
Как человеку и ученому мне дороги поздравления, которые направлял район в связи с моими юбилеями. Приведу одно из них:
Уважаемая Капиталина Алексеевна!
      Примите наши поздравления с Вашим юбилеем!
   Пятьдесят лет Вы отдали научно-педагогической деятельности. И всегда, в какой бы ситуации в Кировском районе, Вы, Капиталина Алексеевна, ни оказывались, у Вас проявлялись в полной мере самые лучшие качества Вашей души и характера, Вашего умения общаться с людьми, учить каждого, кто этого захочет. Вы добрый и отзывчивый человек, уважаемый всеми. Вам суждено судьбой, должно быть, хранить добра высокий свет. От всей души желаем доброго здоровья, успехов, личного счастья, благополучия.
      Кировский РОНО
      Надеюсь, что и другие послания были искренними, хотя хорошо понимаю, что в любом поздравлении присутствуют хвалебные преувеличения. 
    В должности заведующей кафедрой дошкольного воспитания мне удалось поработать менее двух лет. В декабре 1994 г. ректор ИПКРО предлагает стать проректором по научно-методической работе. До этого данную должность занимал кандидат исторических наук, доцент В.В. Зелев – прекрасный лектор, коммуникабельный, порядочный и авторитетный человек. Он попросил освободить его от должности проректора и оставить в должности зав. кафедрой истории.
Еще раз заметим, что ИПКРО в начале 90-х годов переживал трудный этап – переход в качественно новое состояние. Главная суть его состояла в том, что наряду с учебно-методической деятельностью институт должен обеспечивать деятельность научную, основу которой составляет практико-ориентированное содержание.
      Институт, его сотрудники с неимоверной трудностью переживали эти годы в морально-психологическом, социально-экономическом, финансовом и других отношениях. Символическое финансирование привело к задержке зарплаты, к отключению света и отопления, отключению телефонов. Прекращается связь с районами. Не было денег на бензин, бумагу, типографскую краску. На весь институт  одна машинистка, но, правда, весьма высококвалифицированная. 
      Такое положение вызывало порой отчаяние. К тягостному состоянию прибавилась еще одна беда – институт капитально обокрали. В одну из ночей из здания вынесли и увезли имеющиеся компьютеры, другую оргтехнику (всего около 70 единиц – прим. автора).  А возглавил кражу недавно принятый на работу сторож.   Был взломан сейф, выкрадена его трудовая книжка. Нагруженная машина скрылась в ближнем зарубежье и, естественно, ее не нашли. Бедный институт стал еще беднее.
      Но, несмотря на все сложившиеся немыслимые коллизии, породившие душевные боли, сотрудники института не сдавались. Горько переживая, они  даже поплакали от обиды, поскольку вместе с компьютерами исчезли набранные в них тексты диссертаций, другие ценные наработки, подготовленные к изданию, но не выведенные на бумагу. Все исчезло в одночасье.
      К чести областного Комитета по образованию отношу его понимание  нашего душевного состояния и материальной безысходности. Комитет постепенно помог институту приобрести новую, более совершенную технику, пережить создавшиеся трудности.
    Но главное – сотрудникам института удается сохранить оптимизм. Четко определяем приоритетные направления деятельности и, вместо хныканья, развертываем деятельность по выращиванию и развитию профессионального мастерства педагогов, улучшению качества методической работы в школах и районах области.
     До сих пор удивляюсь: откуда брались силы для энтузиазма, творения, взаимопонимания? Так и хочется повторить: «Да, умеет российский человек создавать трудности и героически преодолевать их».
       На момент моего вступления в должность проректора по НМР сама научная деятельность в ИПКРО (и не только в Омском) находилась в зародышевом, во многом расплывчатом состоянии.
      Опыт НМР работы обычного вуза, в том числе и педагогического, несомненно, ценен, но транслировать его в систему повышения квалификации можно с большой долей осторожности и с учетом специфики объекта и предмета деятельности ИПКРО.
       Предстояло, во-первых, осмыслить, оценить все то, что уже сделано до меня. Во-вторых, определить состав, структуру научно-методической деятельности, первые и последующие шаги в ее развитии.
       В развертывании научно-методической работы было немало вопросов:
        -    Как и чем определить круг проблем, которые бы стали предметом научного исследования?
        -    Какое место должна занять научная деятельность в работе преподавателя, доцента, методиста? 
      -    Как увязывать, органично сочетать коллективные и индивидуально выполненные исследования с потребностями массовой практики; продиктованными «сверху» задачами? (идет процесс гуманизации образовательного процесса – прим. автора). 
          И многое-многое другое. Но, пожалуй, самый сложный вопрос касался качественного состава педагогических кадров, их готовности заниматься научной работой. С чего начать?
      Ознакомившись с обычным положением дел, предлагаю такой подход: ректорату встретиться с сотрудниками каждой из кафедр непосредственно на рабочем месте. Цель – ознакомиться с их видением научной деятельности, настроением, отношением к этой работе, личной перспективой, пониманием необходимости и возможности обновления.
    По итогам встреч сложилось благоприятное впечатление (пока на уровне понимания сущности научной деятельности, позитивного отношения к  предпринимаемым действиям) о кафедрах начальной школы, русского языка, художественной культуры, истории, ДОУ, управления. И это обнадеживало. Во главе кафедр были кандидаты наук, доценты. Одним из главных их качеств являлось хорошее знание теории и практики. 
        По определению содержания основных направлений НМР снова беседую с каждым из руководителей кафедр. Для меня становится наиболее ясным пока одно – надо развертывать процесс выращивания научных кадров. В институте немало молодых, перспективных методистов и преподавателей, не имеющих ученой степени. Идти работать в ИПКРО ученые со званием и степенью не хотели. Главная причина такого положения, во-первых, низкая зарплата, во-вторых, у работающих в данном образовательном учреждении не учитывался научный стаж! Полнейший парадокс, но это так.
        Определяем следующие направления научно-методической деятельности:
    1. Формирование (выращивание) передового, инновационного опыта учителей, руководителей ОУ, в том числе директоров школ, ДОУ, ПТО, через организацию опытно-экспериментальной, научно-исследовательской работы в ОУ г. Омска и области,
       2. Определение содержания (состава) регионального компонента; разработка программ и пособий по историческому, экологическому, культурологическому аспектам. Вводился региональный компонент, и надо было действовать без промедления,
     3. Изучение инновационной практики, рождающейся в процессе опытно-поисковой работы в гимназиях, лицеях, школах, в том числе работающих по системам В.В. Давыдова, Л.В. Занкова,
     4. Повышение качества учебной деятельности (курсов повышения квалификации педагогов) через обновление содержания и форм обучения. Главное – ознакомление с новыми методологическими, научно-теоретическими идеями, научными достижениями в области философии образования, педагогики, психологии, менеджмента (управления); достижений в области наук, преподаваемых в школе предметов. 
      В стране объявлен «Год русского языка». Надо было в срочном порядке подготовить для региона программу, а затем и пособия по русскому языку. Эту работу, дополнительно ко всем другим направлениям, стала выполнять кафедра русского языка. В группу разработчиков вошли филологи и с других кафедр. Работа была выполнена достаточно качественно.
       Но, к сожалению, использование наработанных материалов не было целенаправленным и организованным. Видимо, эта часть должна была быть выполнена тогдашним облоно.
       В работе с педагогическими кадрами по овладению научным аппаратом исследования создаем спецгруппу из тех, кто пожелал работать над диссертацией, в ее состав вошли более 20 человек. Эта группа начала заниматься по специальному учебному плану под руководством доктора педагогических наук М.Н. Аплетаева. Все участники определяются с проблемой и темой диссертационного исследования, базой опытно-экспериментальной работы, а затем и с конкретным научным руководителем.
     Все темы диссертационных исследований были востребованными практикой, а потому позитивно сказывались на качестве преподавательского труда. Они обязывали соискателя хорошо знать научные источники и состояние передовой и массовой практики. Было у меня с каждым из них немало хлопот, но не стану их описывать.
      В планах кафедр появился солидный раздел – «Научно-методическая работа», а в институте создается ряд опытно-экспериментальных лабораторий. Наряду с вышесказанным обновляются многочисленные функции ИПКРО по развитию организационно-методической деятельности, играющей немаловажную роль в выявлении передового опыта. Это конкурсы «Учитель года», «Школа года», творческие отчеты педагогов и целых педагогических коллективов в период подготовки их к аттестации. Замечу, что введенная плановая аттестация педагогов и школ легла в основном на плечи ИПКРО. Вполне естественно, что справиться со всей этой работой институт мог при наличии определенных условий, а именно:
       -    системном взаимодействии с облоно;
       -    развитии и обновлении содержания и методов работы, существующих районных и городских методических служб;
       -    улучшении материально-учебной базы ИПКРО.
      Все вышеназванные условия еще предстояло создать.
    Многое во внутренней жизни института требовало организационной упорядоченности, законодательного оформления: разработки положения о кафедре, кабинете, центре, лаборатории и др. Требовалось оптимизировать и управленческий аспект института, наполнить его стержневым содержанием. Как  управленца, меня не устраивало качество заседаний Ученого совета ИПКРО и, прежде всего, качество анализа дел, некая обтекаемость в их оценке. Нужно было пересмотреть характер и значимость обсуждаемых проблем, сформировать у членов Совета глубоко заинтересованное отношение к подготовке Советов, к неформальному принятию их решений и т.д.
      Что для этого было сделано?
 Проводилось предварительное обсуждение в малых группах тематики Советов на учебный год с последующим включением её в план ИПКРО с указанием ответственных. Более организованно и, главное целенаправленно,  стала проводиться подготовка к Совету. В основе ее – саморефлексия деятельности и результатов.
      Расширен состав Совета за счет включения в него опытных руководителей школ, зав. РМК, представителей облоно.
     Надо было упорядочить нашу издательскую деятельность. На заведование редакционно-издательским отделом приглашается бывший директор ИУУ, затем ректор ИПКРО Е.С. Буяновская. Вместе  вырабатываем Положение, вводим порядок представления материалов для редактирования и печати. Главная наша задача – плановость в работе, повышение качества издаваемых материалов. В составе этого отдела, кроме его  заведующего, работают в основном два человека: технический редактор Н.В. Слатин и редактор В.Н. Баранова – добросовестнейшие труженики. Все материалы по издательству стали рассматриваться на заседаниях вновь созданного редакционно-издательского совета. 
    Е.С. Буяновская сумела организовать слаженную работу этого малого коллектива. Мы стали планировать и готовить материалы для выпуска в будущем областной газеты и журнала по образованию Омской области. 
      Впоследствии эта идея была реализована. Стали выпускаться и газета, и журнал.
   Как проректор по научно-методической работе, постоянно проявляю заботу о том, чтобы в нашей деятельности осуществлялось не формальное, а органическое слияние учебной и научно-методической деятельности. Через все курсы в институте  и методическую работу в районе и ОУ шло внедрение инновационных идей, научных наработок и рождающегося передового педагогического опыта работы.
      Мы, проректоры, трудимся в едином ключе. Превосходный педагог и человек Нина Сергеевна Самохвалова, как проректор по учебно-методической работе и солидный практик, умела прислушиваться к советам ученых института и вносить изменения в содержание курсов, поддержать дельную инициативу. Но перенапряжение в работе сказывается на состоянии ее здоровья. Нина Сергеевна оставляет проректорство и становится зав. учебной частью, в которой пока всего два человека (до этого учебной части не было в институте). Проректором же по учебно-методической работе становится зав. кафедрой естественно-математических дисциплин Наталья Александровна Ждан. Она только что защитила кандидатскую диссертацию по педагогике. Молодая, энергичная, имела опыт работы в школе, ранее участвовала в конкурсе «Учитель года», была замечена. Ее приглашают в пединститут, а затем и в ИПКРО сначала старшим преподавателем, а вскоре она становится зав. кафедрой. 
       Обновленной команде управленцев предстояло «сработаться».
      В центре внимания ИПКРО была сельская школа. И всякое доброе начинание в ней, тем более инновационное, подхватывалось кафедрами института. Они стремились без промедления оказать возможную помощь, организовать сотрудничество. 
       Среди многих школ выделялась Нововаршавская гимназия, которую возглавляла заслуженный учитель РФ Зоя Аркадьевна Халюта. На базе данной школы институт провел несколько семинаров с руководителями инновационных учреждений, методических служб, школ, осуществляющих опытно-экспериментальную работу и др. Как проректор по научно-методической работе ИПКРО, я с разными целями побывала в этой школе несколько раз. Руководитель данного ОУ буквально фонтанировала идеями обновления школы и перевода ее в подлинную, современную гимназию. Знакомясь с практическим живым процессом, отмечаю новизну идей и действий по их реализации, но с чем-то и не могу согласиться или предлагаю  посмотреть с других позиций. Но в  своих поисках эта гимназия находилась на правильном пути и получала необходимую поддержку. Позже Зоя Аркадьевна Халюта под руководством профессора Н.В. Чекалевой успешно защитит кандидатскую диссертацию, возглавит отдел образования Нововаршавского района. 
      Приведу лишь один пример. 7 декабря 1998 года институтом проводится двухдневный семинар-практикум «Одаренность детей» как по злободневной и востребованной практикой проблеме. В первый день идут выступления с теоретическими докладами, в т.ч. Р.Ю. Симанчева, к.м.н., доцента ОмГУ, вернувшегося с семинара, проводившегося в Москве, и  И.А. Ильницкой – доцентом, к.п.н, много лет занимающейся этой проблемой.
     В теоретических докладах раскрывалась сущность одаренности и другие вопросы. В выступлении же Зои Аркадьевны заостряется внимание на взращивание «одаренного педагога». Вот  так!
       В последующие годы Ина Александровна Ильницкая будет вести многодневные семинары по данной теме, замечу, сложной, слабо разработанной. Она формирует передовой опыт работы целых педколлективов школ, которые становятся опорными в реализации идей по проблеме развития одаренности детей. 
Годы, о которых пишу, были временем появления в России учителей,  отмеченных денежной премией за гуманно-демократичный стиль общения с учащимися из фонда известного американского олигарха-мецената Сороса.
        Надо было как-то заметить этих педагогов, объединить и направить их усилия на развитие образования, прежде всего – творчества, гуманности и гуманизма в учительской среде, в ОУ, его окружении.
       И вот 23 декабря 1998 года мы пригласили этих педагогов на конференцию, более похожую на семинар. Перед учителями-соровцами выступили видные ученые в области биологи, медицины, социологии, экономики, психологии, педагогики. Я, как руководитель семинара, прочитала краткую лекцию «О развитии творчества и мастерства педагогов». Были проведены круглые столы, индивидуальные и групповые консультации. Мы полагали, что такая встреча с учеными окажет благотворное влияние на творческий рост этих педагогов и, действительно,  в дальнейшем данные о работе участников семинара  подтвердили наши предположения.
       Институт в эти годы стремился как можно больше дать педагогам  научной информации, как говорится, из первых уст. Несмотря на финансовые трудности, мы приглашаем самых известных ученых для выступления перед руководителями  ОУ и РОНО, рядовыми педагогами.
       Так, работники образования области прослушали курс лекций академиков О.С. Анисимова (Москва), А.В. Усовой (Челябинск), В.М. Монахова (Москва), Т.И. Шамовой (Москва), доктора педагогических наук Е.А. Ямбурга (Москва) и др. 
      Среди форм активной работы с педагогами Омска и области достойное место занимают в эти годы научно-практические конференции. В них участвовали педагоги, учителя школ и ученые омских вузов, но также и ученые других городов, бывших республик Советского Союза. Наиболее организованно и целенаправленно проводились конференции кафедрами истории и обществознания, начальных классов, управления, кабинетом труда в составе кафедры профтехобразования.
      Преподаватели кафедры истории и обществознания умели поднять для рассмотрения глобальные проблемы, привлечь внимание педагогов к наиболее острым темам.
     Вдумайся, читатель, в название тем Всероссийской и Международной НПК: «Гражданские войны», «Политические кризисы», «Внутренние конфликты : история и современность (на примере России и мирового опыта)», «Вторая мировая война и послевоенное устройство мира», «Человек и война, ХХ век: проблемы изучения и преподавания в курсах отечественной истории».
      По непонятным причинам позже кафедру истории и обществознания закроют, и все ее преподаватели и методисты устроятся  на работу в другие вузы города. Считаю, что это была серьезная ошибка, что и сегодня вызывает неподдельный стыд за содеянное. 
b     Кафедра истории и обществознания учителям области нужна! Именно она помогает историкам разобраться  во многих политических и социальных вопросах, отстаивая правоту толкований исторических фактов и событий, выступая против извращений и замалчивания достижений народов СССР, особенно касающихся побед в Великой Отечественной войне.
        Достаточно велика неопределенность в содержании исторического материала, так как разные учебники вносят неразбериху, и самому учителю во всем этом трудно разобраться. Поэтому-то и нужна кафедра, в составе которой должны быть наиболее подготовленные преподаватели, имеющие ученые степени и звания и, что далеко не маловажно, – истинную любовь к Отечеству.
        ИПКРО начал, на наш взгляд, еще одну весьма полезную работу – диагностику образовательного процесса, его результатов в школах области.
      Выезды бригад ученых и методистов ИПКРО в районы считаю яркой страницей в жизни института, поскольку целенаправленно изучалась живая практика работы учителей разных предметов и ступеней образования, в целом коллективов школ и ДОУ; деятельность руководителей этих образовательных учреждений.       Командировки ставили ряд задач:
        - выявление тенденций, проблем в работе, уровня компетентности учителей, воспитателей ДОУ, руководителей школ;
     - использование в практике работы научно-методических рекомендаций, передовой практики, т.е. знаний, приобретенных на курсах повышения квалификации;
      - оказание помощи педагогам, руководителям РОНО, школ и ДОУ  в выявлении и оценке достижений – результатов в обучении и воспитании учащихся;
      - выработка рекомендаций и советов, имеющих непосредственное отношение к конкретно изучаемой практике.
    Диагностике подверглись Тюкалинский, Седельниковский и Кормиловский районы. Выезжали в районы по 8-10 человек, а по времени – на неделю. Организационно выезды в ОУ были построены так: ежедневно рано утром сотрудники ИПКРО группами в 4-5 человек из райцентра выезжали в две школы. Основные способы изучения: наблюдение уроков, других форм занятий, анкетирование, тестирование, беседы с учащимися и педагогами, анализ документации. Ведущими принципами нашего взаимодействия были уважение к Человеку, выявление лучшего (положительного) в его деятельности, а также выявление неиспользованных им возможностей (резервов).
      Вся работа на день пребывания в школе тщательно планировалась. Надо было все сделать по изучению и подвести итог. В конце дня вся обработанная информация передавалась руководителю группы, и он выступал на итоговом педсовете. Могу сказать, что посещение школы проходило без особого напряжения, но для учителя, руководителя школы это все равно было «испытанием на прочность», никому не хочется услышать о себе негативное. Мы стремились донести наши выводы  предельно корректно, говорить больше об общих выявленных тенденциях. Никогда не называли фамилии педагогов, о которых ученики высказывались нелестно. Разговаривали с такими учителями отдельно, вселяя веру в успех. В итоговых выступлениях звучали положительные оценки, высказывались рекомендации, возможные пути к дальнейшему развитию.
     Обычно педсовет завершался словами благодарности в наш адрес и дружеским чаепитием. Иначе говоря, мы оставались друзьями. Возвращались в районную гостиницу уставшие, но довольные и снова собирались в одном из номеров, обменивались впечатлениями, пили чай. Была обстановка доверия и удовлетворенности сделанным. В нашем небольшом коллективе создавалась атмосфера сотрудничества, сплоченности. Мы лучше узнавали друг друга, а это в коллективной работе немаловажно.
        В конце недели пребывания в районе подводились итоги по всем диагностируемым школам и дошкольным учреждениям. На это совещание приглашались все руководители ОУ района. Замечу, что во всех районах на заключительном совещании присутствовали и главы районов. В итоговом докладе, с которым я выступала как руководитель, давался анализ, прежде всего, наблюдаемых уроков, других форм занятий, назывались существенные проблемы: умение педагогов ставить цели урока, подчинять ей отбор содержания, осуществлять выбор методов и форм обучения. Отмечались пробелы и в качестве управления ОУ, в учебно-воспитательном процессе. Слушались итоги с большим вниманием. Было немало вопросов и к нам.  Они касались, в основном, помощи в развертывании методической службы, изучении передового опыта, организации экспериментальной работы. По результатам анализа проводили дополнительные встречи и беседы, оказывали практическую помощь. 
      С данными районами установились более доверительные отношения. В ОУ наблюдался определенный подъем в развитии образовательных процессов, улучшении качества результатов. Эти районы активнее стали участвовать в мероприятиях областного уровня (научно-практических конференциях, конкурсах, фестивалях и т.д.).
       К сожалению, эта выездная работа по ряду причин не была продолжена. Не проявлено к ней и малейшего интереса со стороны тогдашнего Комитета по образованию Омской области. А между тем, диагностика образовательных процессов являлась, на наш взгляд, одним из радикальных способов взаимодействия областных центров образования с сельскими районами; получения наиболее объективной информации о состоянии системы образования, а следовательно, и принятии адекватных управленческих решений.
      Для ИПКРО полученные данные стали основой анализа содержания курсовой подготовки, особенно по истории, математике, биологии, воспитательной работе, а также организации проектно-плановой деятельности кафедр, касающейся научно-исследовательской работы, включения в нее сельских образовательных школ, создания экспериментальных площадок.
       И когда потребовалось открыть экспериментальные площадки  по подготовке  к переходу на 12-летнее обучение (в то время было и такое), то в сельских школах их было уже создано десять, к сожалению,  Омск эту идею проигнорировал. 
     В ИПКРО на кафедре управления была создана специальная лаборатория по 12-летке. Возглавила ее доцент Л.С. Конева. Началась опять-таки целенаправленная учеба руководителей этих школ по организации ОЭР. Дальнейшие годы показали, что именно эти школы стали базой выращивания передового (инновационного) педагогического опыта, организации другой экспериментальной работы, а их представители до сих пор постоянно являются докладчиками на научно-практических конференциях, педчтениях, марафонах.
          Считаю нужным назвать наиболее продвинутые школы, где проходил этот эксперимент, к сожалению, не имевший итогового завершения. Итак, школы:
          - МОУ «Боевая СОШ» (Исилькульский район), директор Татьяна Борисовна Сушко;
          - МОУ «Екатеринославская СОШ» (Шербакульский район), директор Светлана Алиевна Лыхенко;
          - МОУ «Калачинская СОШ № 1» (ныне лицей), директор Светлана Федоровна Шулепова;
          - МОУ «Нижнеомская СОШ № 2», директор Людмила Юрьевна Петерс;
          - МОУ «Русско-Полянская СОШ № 2», директор Любовь Робертовна Лыткина.
        Образование в СССР (в России) всегда считалось лучшим в мире. Все мы гордились им, и, думаю, по праву. Но вместе с тем наметились тенденции к некоторому отставанию. Беспокойство вызывали результаты массовой школьной и вузовской подготовки. Получая высокие теоретические знания, учащиеся затруднялись применить их в повседневной практике, а часть обучающихся вообще не усваивала школьные программы. 
        Обучение было направлено на усвоение знаний, но слабо формировались умения, в том числе умения добывать и применять знания. Весьма серьезной проблемой стали установившиеся в ОУ отношения, в которых ученик, студент находились на положении объекта. Единообразие, формализм в оценке ученика, учителя, школы и многие другие негативные моменты, естественно, тормозили развитие системы образования, а следовательно, и общества в целом.
        С появлением первых публикаций в центральной печати, в официальных документах по проблемам качества образования возникло немало вопросов по существу этой проблемы. Среди них: «Что понимать под определением «качество образования?», «Как трактовать в новых условиях само понятие «образование?», «Какова его цель?», «Есть ли способы измерения достижения цели?», «Что понимать под понятиями «качество управления», «качество образовательного процесса?»,  «Каков их результат?» и др.
       Сотрудникам ИПКРО, руководителям ОУ надо было во всем разобраться. И тогда мы с Еленой Анатольевной Агалаковой решили взяться за эту сложнейшую работу – подготовить хотя бы небольшое пособие по этой проблеме. Наша книга «Проблемы управления качеством образования» расходится в считанные дни. Институт издает пособие повторно. Мы дополняем его содержание критериями оценки управленческой деятельности руководителей школы. И снова оно в работе. А вскоре появляются солидные издания в центральной печати.
         Из многих новых организационных форм работы с педагогами остановлюсь на подготовке и проведении смотра-конкурса «Школа года». Считаю, что первые годы их проведения заслуживают внимания. Для участия в конкурсе школа направляла заявки и документы в соответствии с Положением. В 90-е годы ХХ века и начале 2000-х таких заявок от школ доходило до двух десятков. Мы полагали, что оценивать школу заочно несправедливо, а потому надо побывать в каждом из заявленных ОУ, ознакомиться, увидеть коллектив, оснащение, учащихся, встретиться с родителями и т.д.
          Чтобы был единый подход в оценивании, создавалось и единое жюри. Посещение школ проводилось по расписанию. Естественно, к встрече с членами жюри школа готовилась как к творческому отчету и своего рода празднику. 
         В содержании знакомства были такие составляющие, как открытые учебные занятия, творческие отчеты  коллективов учащихся и педагогов, выставки достижений. Изучалось все положительное, чем гордится школа.
         В конце дня пребывания подводились итоги: давалась предварительная оценка, выделялись наиболее значимые успехи в учебе, труде, спорте, укреплении здоровья, новизна действий. Немало было искренних волнений и гордости за имеющиеся результаты не только у тех, кто их показывал, но и у тех, кто их изучал.
          Несколько лет мне поручалось возглавить жюри и потому содержание посещений большинства школ сохранилось в блокнотных записях, в моей памяти и в памяти членов жюри. Есть многое, что хотелось бы рассказать о каждой школе, претендующей стать «Школой года», но хотя бы назову их.  
           В  г. Омске:
           школы:
№ 25 – директор И.В. Пархунова; 
№ 48 – директор А.А. Авилова;
№ 73 – директор Г.С. Снычева; 
№ 123 – директор Л.В. Ильевич; 
№ 148 (п. Светлый) – директор Е.Д. Загоруйко.
           гимназии: 
№ 26 – директор Т.Г. Синичникова;
№ 75 – директор Л.М. Бурнашова; 
№ 88 – директор Г.П. Безина;
№ 85 – директор Е.С. Майсова;
№ 139 – директор А.М. Соловьева;
№140 – директор В.П. Муромцев.
           Из сельских  школ:  
Горьковский район: Астыровская СШ, директор А.М. Крикунов; Суховская СШ – Б.В. Лепехин; 
Знаменский район: Слободская СШ, директор Т.Г. Костина; 
Тарский район: школа № 3 – директор Н.Г. Лещинская и школа № 4 – П.Ю. Исаев; Междуреченская СШ – В.К. Коваленко; 
Муромцевский район: – Петропавловская СШ, директор З.Г. Косолапова;
Оконешниковский район: СШ № 1, директор Н.В. Абашкина и Язовская (основная) – С.И. Наминас;
Омский район: Лузинская СШ № 2, директор Н.М. Гусева и Сибирский колледж – К.А. Дьяков; 
Седельниковский район: СШ № 1, директор А.Н. Глебов и Кейзесская СШ – Н.В. Сергач; 
Шербакульский район: Екатеринославская СШ, директор С.А. Лыхенко; Оглухинская СШ – Т.В. Муленкова и другие.
          Из многочисленных конкурсантов  «Школы года» не могу не выделить Слободскую СШ Знаменского района. Чтобы  посмотреть эту школу, жюри в составе трех человек: я, М.С. Бригалда и Р.Т. Степанова, директор лицея № 66, – поехали по Иртышу на «Ракете»  до Знаменского, а до школы – на машине.
Подъезжаем к школе. Она обычная, типовая, вокруг нее море цветов и заасфальтированный тротуар. На её территории стоит 2-х этажный деревянный красивый терем, отливающий свежестью дерева и осязаемым теплом. Чуть позже мы узнаем, что это музей школы, построенный силами учащихся и родителей. В нем множество собранных экспонатов, грамотно оформленных и систематизированных. На базе этого музея велась разноплановая исследовательская работа педагогов и учащихся. Когда-то через это село проходил сибирский тракт, по которому везли ссыльных в неизведанные дали  декабристов и петрашевцев. В этих краях шла жестокая партизанская война за установление советской власти. В музее собраны материалы, представляющие государственную ценность.   Педагогический коллектив, создавая музей, установил связь с краеведческим музеем Омска.
           В коллективе трудятся педагоги, одержимые творческим поиском.
        Преподаватель немецкого языка Ц. была победителем конкурса «Учитель года» в районе, а на уровне области стала лауреатом. О судьбе этой учительницы можно написать роман. Она жила и училась в Германии, закончила Лейпцигский университет. И там встретилась с русским парнем, полюбила его. Приехала с ним в Сибирь и осталась жить в селе Слобода. Родила трех сыновей. Стойко переносила нужду. Скромность и трудолюбие этой женщины потрясают. Так и хотелось воскликнуть: «Есть педагоги в сибирских селениях...»
          У школы хорошая связь с родителями, в целом с окружающей производственной и социальной средой.
         Изучение дел школы показало, что она является бесспорным  лидером в организации учебного процесса, всей внеклассной работы с детьми. Слободская школа по достоинству станет «Школой года».
       Блестяще представила себя Суховская СШ, где около тридцати лет директором проработал Б.В. Лепехин. Школа стала победителем, а ее директору присвоено высокое звание «Заслуженный учитель школы РФ».
         Ежегодно на заключительном этапе конкурса  «Школа года» проводился фестиваль, на котором победители представляли свои материалы. Руководители этих школ выступали с докладами, презентовали работы школы на стендах. Завершался фестиваль вручением наград. В их числе дорогие и полезные предметы для школы: телевизоры, комплекты оборудования для учебных кабинетов, а позже компьютеры и ценные подарки. Проходило завершение конкурса торжественно и празднично, с присутствием руководителей региона.
         Более десяти лет мне пришлось быть в составе жюри конкурса «Учитель года» – интереснейшей формы работы с педагогами. В начале проведения этого конкурса было немало трудностей, связанных с объективностью оценивания конкурсантов, определением номинаций конкурса, их содержания и весомости в общей оценке. Мы вновь и вновь садились за стол, чтобы выработать приемлемые организационные ступени, критерии и технологию действий жюри. Споров было предостаточно. Председателем жюри в течение многих лет был профессор, д.п.н., уважаемый Виктор Алексеевич Далингер – человек с юмором, но и он далеко не всегда умел утихомирить спорящих. Может, последующему жюри покажется, что мы спорили ни о чем. Да, судить конкурс стало легче, поскольку за несколько лет выработались и критерии, и подходы. Считаю, что начинающим любое новое дело всегда достается сложнее, а по наработанному многое можно и налегке пройти, да и пожурить первопроходцев: «А о чем тут спорить? Что тут сложного?»
       Хорошо, что эта организационная форма работы с учителем успешно прижилась, ежегодно в чем-то обновляется, есть некоторые успехи на республиканском уровне.  Конкурса «Учитель года» живет, и слава Богу!
          За годы проректорства я порядком подустала. А тут еще уходят из ИПКРО в педуниверситет зав. кафедрой управления А.П. Крахмалев и Е.А. Агалакова. Свой уход они объяснили: «Надо получить звание доцента, а здесь мы его не получим». Возможно, это и причина. ИПКРО в то время  не имел права представлять документы на кандидатов наук в ВАК для присвоения ученого звания. Смех, да и только! Но, что было, то было... 
          Ректор предлагает  мне по совместительству исполнение обязанностей  зав. кафедрой управления, определяет доплату аж в восемьдесят рублей в месяц.  Работы же на кафедре было невпроворот. Она не только проводила многочисленные курсы, но и осуществляла экспертизу документов аттестуемых руководителей образовательных учреждений.  Очень полезное дело, оно помогало в беседе с руководителями ОУ и в процессе изучения документов выявлять опыт работы, слабые места в управлении. Собеседование с аттестующимися давало ценную информацию о личности руководителя, уровне его компетентности. А далее раздумье: «Как и чем помочь ему?»
          В это время областной отдел образования решил проверить работу ИПКРО. Дело нужное, считали мы, необходимое и даже полезное. Трудимся от души и чего нам бояться проверок? Благодаря им можно будет лучше узнать нашу работу. И вот началось инспектирование, а скорее – налет. Цель и задачи проверки    – непонятные. Побеседовали с зав. кафедрами, посмотрели наспех некоторые документы, и на основе этих данных была подготовлена справка. Естественно, у всех нас ее содержание вызвало недоумение. Было явно, что это – предвзятость. Пришлось выслушать и внимательно прочитать справку, а затем и высказать, не скрою, в резковатой письменной и устной  формах, свое несогласие с выводами. Конечно, не совсем этично высказывать замечания по характеру, методам проверки и по качеству предъявленной справки. И, видимо, никогда бы не решилась на такое, если бы:  
           - во-первых, не были перед нами мои бывшие ученики (большинство проверяющих учились на ФПК, где я преподавала им управление – прим. автора); 
           - во-вторых, полагала, что присутствующие знают, что зря не скажу, а если и скажу, то без внутреннего зла и недоброжелательства. 
         Позже я много раз обвиняла и одновременно оправдывала свой выпад: ничего не имея против отдельных личностей  проверяющих, казня и оправдывая себя, объясняла это состояние двумя причинами: естественным стремлением защитить коллектив института от незаслуженных, во многом огульных, обвинений и желанием дать «урок» проверяющим в том, что так управлять нельзя, тем более, когда имеешь дело с весьма грамотными людьми, относящимися к своему труду со всей ответственностью и не получающими за него достойного вознаграждения. Для таких педагогов, что трудятся в ИПКРО, главное, доброе слово, объективная оценка. А вот этого как раз и не оказалось.
          Не скажу, что после вышеназванной проверки наши отношения резко ухудшились или улучшились. Мы стремились выполнить все предписания Комитета, а затем Министерства образования, многое стали делать вместе, сообща, уважая достоинство и соблюдая субординацию. 
      Должность проректора по научно-методической работе занимает Людмила Константиновна Нефедова, к.п.н., доцент. Переходит она с должности зав. кафедрой художественной культуры. Она имеет хорошую научную и практическую подготовку как преподаватель русского языка и литературы в школе и пединституте. 
          В ИПКРО Л.К. Нефедова сумела создать уникальную кафедру по составу кадров и ее деятельности. 
Уникальность кафедры художественной культуры состояла, прежде всего, в том, что для слушателей курсов – а это  преподаватели литературы, музыки, ИЗО, религиоведения – создавалась комплексная программа. В содержании ее, например для преподавателей литературы, включались вопросы музыки, ИЗО, так как есть немало примеров отражения литературных произведений в этих видах искусства. Для преподавателей музыки создавалась такая система  практических занятий, которая позволяла в итоге подготовить коллективный зачет в виде постановки-оперы по детской тематике. 
        Коллектив кафедры художественной культуры по два-три раза в год организовывал тематические выставки работ по живописи ведущих художников г. Омска и области. Каждая новая выставка становилась отличным праздником для многих педагогов. Организовывались и выставки рисунка учащихся из общеобразовательных школ и школ детского искусства. 
          Как проректор Л.К. Нефедова быстро вошла в курс дела, выстраивая развитие научной практико-ориентированной деятельности института. Но опять-таки, к большому сожалению, она подает заявление об уходе в аспирантуру по подготовке докторской диссертации. На мой взгляд, институт теряет весьма ценного человека – организатора и творца-исследователя. 
         Наверное, ИПКРО мог бы заключить с ней договор и, выплачивая стипендию, дождаться ее возвращения. Однако этого не было сделано (что имеем, то не ценим). Защитив докторскую диссертацию по философии, Людмила Константиновна, естественно, остается в педагогическом университете. А в ИПКРО и до сих пор нет ни одного доктора наук.
       Уходят и другие ученые, опытнейшее педагоги, имеющие заслуженный авторитет среди учительства и составляющие кадровую основу ИПКРО: В.Н. Бурьян, В.В. Зелев, А.П. Медведицков, Л.П. Борисова, Н.М. Лаврова, Н.П. Мурзина, Т.И. Лаздина и др.
      Коллектив ИПКРО задыхался от растущего противоречия между объемом работы, выполнением качественно новых задач и состоянием учебно-материальной базы. 
        В это же время происходят серьезные изменения в структуре Комитета. Во главе системы образования региона становится Министерство. В его составе немало новых толковых чиновников, кандидатов наук и авторитетных  практиков, хорошо знающих не только школу, ПТУ, ДОУ, но и те нововведения, которые изменяют и обогащают образование. Среди них мне импонировали В.Я. Никитин, С.Г. Алексеев, ставший зам. министра, И.И. Тараданова (знаю её еще по ФПК – прим. автора), С.А. Лыхенко, О.Н. Мосеева, Т.П. Ильина и др. Примерно через год В.Я. Никитин будет назначен министром образования Омской области. А его первым заместителем – Александр Михайлович Соломатин. Можно без преувеличения сказать, что именно В.Я. Никитин сделает все, чтобы Омский ИПКРО приобрел современную учебно-материальную базу. Старое здание превратится в настоящий дворец. 
         Видимо, заслуга В.Я. Никитина состоит в том, что он сумел привлечь внимание к нуждам ИПКРО, обосновать необходимость финансового вложения главе региона Леониду Константиновичу Полежаеву. А он, несмотря на сложившиеся трудности в распределении имеющихся не таких уж и больших средств, согласился выделить приличную сумму на  обустройство института, имеющего областной статус. Очень сожалею, что именно об этом факте мало чего достойного написано и рассказано. А это того стоит! Многие из нас  научились выражать недовольство, а вот порадоваться или похвалить от души  запаздываем, а то и просто  не считаем нужным. А ведь зря!
        В институте происходят серьезные изменения, с 2003 года ректором становится Аркадий Аркадьевич Петрусевич, в то время еще к.п.н., доцент. Человек, имеющий за плечами хорошую подготовку как в  теории, так и на практике. Он стал ректором в то время, когда в институте начался вышеназванный капитальный ремонт. Дел невпроворот. Он пытается изменить некоторые моменты в учебно-воспитательном процессе ИПКРО к лучшему, но его карьера весьма быстро закончилась. О причинах можно только догадываться. Могу искренне сказать, что наши отношения, какими бы им надо было быть, не сложились, хотя до назначения Аркадия Аркадьевича ректором  они были по-настоящему дружеские. Не хочу писать  о причинах, видимо, они не заслуживают внимания, поскольку не существенны по своей значимости. Для меня ректор А.А. Петрусевич останется  грамотным и деловым человеком. 
       Коллектив института пережил весь ремонт, никуда не переезжая, не прекратив курсовой подготовки педагогов, продолжил трудиться на дополнительной площади, арендуя ее у профтехучилища, которое находится в районе ул. Химиков. Огромная тяжесть в организации здесь учебного процесса легла на учебную часть, и прежде всего, на М.С. Бригалду. Ее приветливая улыбка и доброе отношение к людям сглаживали многие неурядицы, и все это время было нормально пережито.  
        В организации работы с педагогами, руководителями ОУ, институт опирался на созданные (и в большинстве районов реформированные –прим. автора)  методические службы.  Именно они стали настоящими проводниками инновационных начинаний. Руководителей РМС мы стремились постоянно и целенаправленно учить на семинарах, курсах, во время индивидуальных встреч. Они становились для нас очень близкими, «своими» по духу и отношению к делу. Постоянно обмениваясь информацией, кафедры ИПКРО не без помощи методистов РМК хорошо знали состояние дел в районах, создавали свой солидный актив из числа лучших педагогов области. Организационную работу в этом деле выполняли методисты кафедр. Своим колоссальным трудом они подготовили почву для кафедр по связи c сельскими районами и школами города. 
        Неутомимыми тружениками, отличными организаторами многие годы были методисты Л.М. Мощенко (история), Ф.Б. Сушко (математика), В.К. Шульга (химия), Л.Ф. Ойдинская (литература), Н.Ф. Соломатова (физика), Н.И. Калмина (ПТО), В.Д. Боброва (ТСО),  Л.А. Москвина (труду), В.Н. Петухова (англ. язык), З.П. Охотникова, В.А. Бабина, Т.Т. Муравьева (начальное и дошкольное образование).
          Уходя на заслуженный отдых, они оставили  у педагогов области хорошую память о себе и своих делах, благодарность учителей за внимание и любовь к их труду, за многолетнее сотрудничество.
         Но продолжу рассказ о заведующих РМК. Каждое большое дело, мероприятие, вводимая в области инновация начинались со встречи в ИПКРО с зав. РМК, а в облоно – с зав. РОНО.
         К примеру, введение новых стандартов образования, регионального компонента, аттестации педагогов, нового учебного комплекта и многое, многое другое.
           Часто приезжая в институт, зав. РМК говорили: «Приходим в институт как в теплый, родной дом, здесь всегда встретят с улыбкой и помогут». Считаю, что это был справедливый отзыв. Для сотрудников института они были своими людьми.
          Зав. РМК избираются членами Ученого Совета ИПКРО, приглашаются на расширенные заседания и круглые столы института. К сожалению, мало чего стоящего написано об этих кропотливых тружениках образования. А сколько ими делалось и делается повседневно! И там, где методическая служба проявляла активность, там активнее развертывались инициативы и творчество педагогов района. Они смелее предъявляли  себя на конкурсах, фестивалях, участвовали в смотрах, НПК, педагогических чтениях и т.д. и т.д.
             Назову хотя бы часть зав. РМК, отдавших многие годы этой нелегкой работе, заботе об учителе и авторитете района:
             Валентина Егоровна Пуликова, заслуженный учитель школы РФ (Омский район);
             Надежда Александровна Полынская (Кормиловский район);
             Валентина Ивановна Бабич (Одесский район);
             Евгения Васильевна Шушакова (Калачинский район);
             Мария Ивановна Боссерт (Азовский район);
             Валентина Васильевна Баранова (Муромцевский район);
             Лидия Дмитриевна Федоренко (Черлакский район);
             Любовь Петровна Воронович (Тарский район);
             Елена Николаевна Джура (Москаленский район);
             Нина Александровна Обыскалова (Марьяновский район);
            Людмила Петровна Демьяненко (Тюкалинский район);
            Наталья Вениаминовна Полянская (Павлоградский район);
            Лина Федоровна Исаченко (Седельниковский район);
            Татьяна Ивановна Сидоренко (Крутинский район).
            С данной категорией руководителей мне работалось с удовольствием и любила я их как своих детей. 
           В течение всех лет я вела занятия и с инспекторами роно, обучая их теории и практике инспектирования. Эти «ученики» занимались с особым рвением, отличались хорошим прилежанием. Им предстояло освоить каждое из новых направлений, которые вводились в школе, других ОУ.
          Ну, а что же происходит в последние годы в моей руководящей деятельности? Мне отметили 75 лет. Пора, пора … покоя сердце просит.  Передаю кафедру молодому кандидату педагогических  наук, практику, пришедшему в ИПКРО из гимназии № 85 г. Омска, Сергею Николаевичу Рягину, имеющему положительную характеристику, глубокий интерес к научному исследованию. А я остаюсь на кафедре управления в должности профессора. Для меня этот шаг был серьезным облегчением: болеет мой муж и просит вообще оставить работу. Но не решаюсь. Теперь надо бывать в институте  не каждый день, работается мне легко. Остаюсь еще на пять лет, оказавшимися для меня долгими и далеко не простыми.
       Пишу ряд статей, выезжаю в села для изучения опыта работы, осмысливаю итоги своего жизненного пути и труда. В голове немало идей, я с удовольствием воспринимаю ряд новшеств. Среди них: государственно-общественный характер управления ОУ, организация профильного обучения, разработка проектов в управлении и многое другое. Раздумываю о роли, месте и значении деятельности ИПКРО, влиянии этой деятельности на развитие образования области, социально-экономические процессы региона.
            Вместе с Юрием Викторовичем Маковским подготавливаем статью, которой открывается Альманах № 1, изданный ИПКРО в 2003 году
          Неожиданностью станет материал обо мне как долгожительнице и труженице, помещенный в книге для детей «Мы за мир без наркотиков», подготовленной О.Н. Моисеевой и И.И. Тарадановой и изданной в Омске в 2003 году (извлечение из этой книги использовано в представлении автора данной книги - прим. редактора). Была серьезная и масштабная презентация книги. По этому учебнику и сегодня занимаются дети 7 и 9 классов. Считаю содержание данной книги весьма полезным и для родителей, и для детей, и для педагогов.
          Я искренне благодарна этим авторам за столь высокую оценку моей педагогической деятельности, моего труда и моей жизни. 
      Наконец-то я освободилась от всех руководящих и управленческих должностей. И веду свой любимый раздел «Управление образовательным учреждением». Что может быть лучше?
       Но нет спокойствия за свой дом, свою семью. У мужа развиваются наиболее распространенные возрастные заболевания. В 2004 году нашу семью постигает новое большое горе – умирает от инфаркта любимый нами муж, отец, дедушка – Иван Ильич. Несмотря на неизбежность, смерть оказалась всё равно неожиданной. В эту зиму сильных морозов почти не было, всего 2-3 дня, и именно на эти суровые дни выпали дни похорон. Видимо, надо было природе и здесь испытать нас на прочность. Мы все осиротели. Однако меня не забывают подруги, мои друзья, дети, сотрудники. 
          На работе мне во многом идут навстречу: удобное расписание, минимальная учебная нагрузка. Больше работаю дома за столом. Хотелось рассказать об изменениях в школах области, в сельской школе. Было желание написать о некоторых новых подходах в работе с педагогическими кадрами, непосредственно в условиях ОУ, о деятельности школьного психолога в работе с детьми и родителями, об использовании инновационных методов обучения и др. Подготавливаю материал, и он издается ИПКРО под названием «Сельская школа на пути развития». Чуть раньше подготовлен и издан сборник о педагогическом совете. В нем изложены основные подходы (технология) к подготовке и проведению педагогического совета.
       Продолжаю трудиться на кафедре управления и экономики образования, где заведующим является С.Н. Рягин. Он осуществляет эксперимент по организации профильного обучения, помогаю ему советом и делом. Участвую в жюри конкурсов, выступаю с небольшими докладами на проводимых кафедрой «Днях руководителя», веду занятия на курсах.
          Институт уже был подключен к Интернету, и ряд ученых имеют свой сайт. Встаёт вопрос об обучении всех сотрудников использованию компьютера.  Для преподавателей и методистов начались специальные занятия. Учиться этому пошла и я, понимая значимость новых знаний и умений. Овладение современной техникой, в данном случае компьютером, его возможностями, можно сравнить с ликбезом – преодолением неграмотности у людей, который проводился в России  в 20-30 годы ХХ столетия.
           Приближается новый 2005/2006 учебный год. Думаю, надо бы проработать годик, кажется, что ещё хватит силенок. В институте идет ремонт, и уже видно, что в будущем это здание приобретет новый облик. Так надоело работать в старом, грязном, давно не знавшем ремонта помещении. Здание находится в самом центре города, является историческим памятником, но, как и всё, со временем теряет свою свежесть и нуждается в обновлении, так и наше здание по улице Тарской, 2. Настал черед и для его облагораживания. И так хотелось дожить до этих счастливых дней. 
          К чести А.А. Петрусевича следует заметить, что готовясь к ремонту, он опросил все службы, в каком цвете они хотели бы видеть свой кабинет, кафедру в будущем. Это касалось стен и полов (линолеума). Нам казалось, что это какая-то сказка, кто нас послушает? Но в будущем убедимся, что будет именно так.
В институте начался грандиозный ремонт. Старое оборудование (мебель) уже не годилось. Каждый день из института что-то увозилось, а куда, нам рядовым, было неведомо. Вот уже и крыша новая готова. Но радость была преждевременной, она скоро потечет в нескольких местах.
           Строители хорошо напортачили, и это омрачало весь коллектив института, а не только его руководителей.
         И вдруг где-то в августе сообщают, что ректору А.А. Петрусевичу предложено оставить институт. Честно говоря, было это не только неожиданным, но и тревожным. В глубине души что-то подсказывало: происходит неладное. Такая частая смена руководителей к добру не приводит. Несмотря на наши прохладные отношения с А.А. Петрусевичем (скажу честно, по необъяснимым причинам), мне по-человечески было за него обидно.
           Слухи сбылись, и у нас новый ректор – Ирина Константиновна Дракина. Она кандидат педагогических наук, бывший ведущий специалист облоно, а затем заместитель министра образования Омской области. Лично я по жизни с ней имела весьма малое общение, помнила лишь то, что она приглашала меня прочитать лекцию по управлению директорам училищ нашей области. Вот, пожалуй, и все наши контакты.
         Справедливости ради надо сказать, что ей достается сложное хозяйство: идёт ремонт института, не завершен ни один из этажей, а их три. И самое трудное – подвальное помещение, закупка нового оборудования, исправление крупных недоделок, в том числе в самой смете, нужно изменить перепланирование здания, предусмотреть все, чтобы в будущем было удобно для работы, для жизнедеятельности. 
          Ирина Константиновна вихрем врывается в дела и своим напором смогла поставить всех строителей, как говорят, на место. Ремонтные дела заметно  продвигались. Этот напор касался не только строителей, проектировщиков, но и коллектива ИПКРО. Ректор успевала изучать и корректировать планы и события как педагогического коллектива, так и технического персонала. 
            Снова (в который раз!) изменяется структура института: вводятся новые службы (отделы, центры, деканат). Конечно, было бы понятнее всё, что делалось, если бы с людьми советовались, объясняли для чего и зачем, что дадут проводимые изменения, но, видимо, в силу огромной занятости, было не до этого. Многие же в коллективе объясняли подобную манеру управления волевым, диктаторским стилем, и не более того. 
          Ректор предъявляет жесткие требования к дисциплине сотрудников: своевременность явки на работу, уплотнение рабочего дня и др. Однако далеко не всех сотрудников устраивали резкие диалоги и волевые решения, темп работы. В моем восприятии И.К. Дракина – личность незаурядная. У нее сильнейшая энергетика, напористость: «Все могу и все сделаю, только не мешайте, в случае неудачи не пощажу никого». Она волевой организатор. У нее есть определенный размах, перспективное видение сути пространства, развитая предосторожность, стремление к комфортности, к экстравагантности. Но для руководителя  – первого лица в учреждении, организации другого уровня – этих качеств недостаточно, тем более в эпоху демократизации. Поведение  руководителя нередко определялось внутренним напряженным состоянием. Может быть, оно диктовалось не только сложностью институтских дел, но и какими-то внутриличностными особенностями, однако работать под руководством такого ректора, мягко говоря, сложновато. И все-таки она успевает немало сделать в разных направлениях и, главное – в развитии содержания деятельности института. Ей удается установить вертикальные связи с Академией повышения квалификации, с рядом НИИ, с руководством РАО, выйти на договорные контакты по выполнению нескольких экспериментов и даже заключить соответствующие договоры. Это был серьезный и ожидаемый прорыв к научным центрам. Она проектировала открытие аспирантуры и т.д. Все планируемое, если бы удалось реализовать, на мой взгляд, стало бы масштабным шагом в развитии системы повышения квалификации педагогов нашей области. 
          К сожалению, по разным причинам ряд ценных работников, в том числе молодых ученых, уходят из ИПКРО. Особенно вызвало глубокое сожаление увольнение       тех, кто стал кандидатом педагогических наук за последние годы работы в нашем институте. Как бы такое явление не объяснялось, сам факт увольнения многих печален, он обеднял институт.
             Кадровый состав пополнялся, но в основном практиками, пришедшими из школ. 
        Выскажу своё отношение ещё раз к подбору кадров для такого учебно-научно-методического учреждения, как ИПКРО, ныне Институт развития образования (ИРО). 
             Важнейшими требованиями, на мой взгляд, являются: 
­      блестящее знание практики, обладание мастерством и творческим подходом к работе, стремление к постоянному обновлению теоретических и методологических знаний;
­             опыт работы в школе, в других общеобразовательных учреждениях;
         Лишь пройдя эти ступени, можно намного успешнее овладеть мастерством педагога по андрагогике, понять сущность звеньев системы повышения квалификации, их взаимосвязь и взаимодействие.
             Наверное, с данными представлениями мало кто не согласится.
           Название института тоже несколько раз видоизменяется. Видимо, это можно объяснить поиском лучшего, наиболее соответствующего назначения его новым задачам, статусу. В таком случае действия по поиску названия оправданы. 
            В ходе ремонта ректору удается принять в штат на должность проректора по административно-хозяйственной части толкового, опытного и трудолюбивого человека – Валерия Яковлевича Серова. Для института это находка. Дай бог каждому руководителю в образовании иметь такого помощника.    
           Прошло несколько месяцев, и совершенно неожиданно И.К. Дракина предлагает мне стать Советником ректора ИПКРО и вводит эту должность  в штатное расписание  института. Я не просто колеблюсь, но все во мне протестует. Зачем это? После второй встречи поняла, что мне по целому ряду причин надо соглашаться. Внутренне убеждаю себя в том, что, возможно, мне удастся сделать что-то полезное для института. Однако в то же время понимала, что это произойдет в том случае, если со мной и моим мнением будут считаться. И вот снова (в который раз!) соглашаюсь! К сожалению, статус советника был определен расплывчато, функции размыты. Начинаю обдумывать свое новое положение в коллективе. За мной сохранено право читать лекции, вести другие занятия на условиях почасовой оплаты. Но скажу честно, чувствую себя некомфортно. Что и кому советовать? И как это будет восприниматься ректором? Коллективом? 
          Начались будни. У меня уже нет нагрузки на кафедре, и я выполняю отдельные поручения ректора, участвую в заседаниях Ученого  совета и совещаниях, проводимых ректором. Будто бы при деле, но в душе неспокойно, поскольку вижу, что отстранена от многих дел, которые могла бы выполнять и даже с определенным качеством.
            В кратчайший срок заканчивается ремонт здания ИПКРО. Все мы не скрываем радости от созданного комфорта: уютно, современно, все в лучшем виде. Все сделано быстро и качественно. 
           Из всех отремонтированных помещений мне больше всего импонирует библиотека, ее читальный зал, столовая. Сколько лет об этих удобствах мечтали педагоги? И вот сбылось! Что значит для учителя и ученого читальный зал, его комфорт? Многое, поскольку здесь он чувствует себя человеком, причастным к большой науке, к умным мыслям, к миру современности, к опыту коллег, к их достижениям. Здесь – кладезь мысли!
           Ирина Константиновна Дракина, используя разные средства, стремится создать дружный коллектив. К примеру, на День учителя, в первое воскресенье октября, она организовала коллективный выезд на природу. Приглашены были все, и большинство пришли. В чудном месте – в одном из пионерских лагерей Красноярки – разместились прямо среди леса на полянке. Были игры, соревнования команд, затем обед (вкуснейшие шашлыки и пр.), громкие и веселые песни, танцы, пляски. Это был день-сказка. Все мы хорошо отдохнули на природе и возвращались в мажорном настроении. Подумалось: все-таки наш ректор умеет организовывать народ на доброе дело!
            Институт между тем начинает готовиться к своему 70-летию. Никакой группы, которая бы занималась организационно-содержательной деятельностью по подготовке к юбилейной дате, не создано. Идет подготовка материалов об ИПКРО к  юбилейному журналу «Народное образование Омской области». Мне предложено подготовить статью, мною она будет написана и помещена в юбилейном номере журнала.
            Приближается день юбилея, все волнуются, спрашивают: «Кто будет приглашен на торжественную часть, как это будет проходить?» Я как Советник не знаю ничего.
         И вот наступил этот день, он запомнился многим, в том числе и мне. Прибывали приглашенные, зал заполнялся гостями. Из коллектива института приглашены немногие, даже не все заведующие кафедрами. Мы с Лидией Степановной Коневой заходим в зал, и где-то на последних рядах находим место. Звучит негромкая музыка, а на двух экранах актового зала показывают отдельные эпизоды из жизни института, его истории. Вот и краткий текст обо мне как директоре ИУУ в 1966-1975 гг.
           По какому принципу отбирались материалы для этого фильма – сказать трудно. Мне показался он несколько формальным: в нем не было стержневой линии о главном назначении этого учебно-научно-методического заведения, о его делах, о людях, которые его создавали в течение 70 лет, его перспективах. Но далее. Прозвучали  содержательные речи губернатора области Л.К. Полежаева, других представителей области. 
          Во второй половине этого дня выступил приглашенный высокий гость – доктор педагогических наук, академик и президент РАО Николай Дмитриевич              Никандров. Бесспорно, это большое событие и честь для области. Молодец, Ирина Константиновна – все успела!
         70-летнему юбилею ИПКРО было посвящено содержание очередного журнала «Народное образование». В нем представлены все подразделения института с кратким описанием основной деятельности, фотографии улыбающихся руководителей. И это хорошо! Ну, а на последней страничке журнала нашлось местечко для работников технической службы. Среди них и моя фотография как Советника ректора. Правда, здорово? Этим маленьким штрихом мне, видимо, хотели показать мое положение в институте. Я только улыбнулась и подумала: «Как по-разному можно оскорблять и унижать людей». Но расстраиваться? Ни-ни, по таким пустячкам не стоит. Всем воздастся со временем за их дела и деяния.
            И надо же так случиться, что именно на это время выпадает мое 80-летие. Праздновать, широко отмечать не собираюсь. Нет ни особых сил, ни средств. Да мне и так уже отмечали юбилеи в ИПКРО два раза, хватит. Отметим эту дату в семейном кругу с приглашением наиболее близких родственников и друзей. Но Ирина Константиновна слушать меня не хочет, говорит: «Мы все сделаем без Вас, лишь напишите фамилии тех, кого Вы хотели бы пригласить». На этом мое участие и как будто закончилось. Но накануне, а точнее за день, мне сообщают, что состоится научно-практическая конференция, на которой я выступаю с докладом о развитии методической службы в Омской области. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» Впереди вечер, и надо хотя бы чуть-чуть подготовиться. В душе было очень обидно, ведь в моем багаже (в памяти) не только годы, события по развитию методической службы, но и теоретическое и практическое понимание всей системы повышения квалификации педагогов. Однако чтобы все это структурировать, надо время для осмысления, подбора фактов, а его-то и не было. Всего один вечер на подготовку, а у меня в квартире уже приехавшие из Москвы гости. И вот, вместо того чтобы заниматься ими, я сижу за рабочим столом, а они готовят ужин. Разве нельзя было все обговорить именно со мной как о содержании предстоящей научно-практической конференции, так и о моем выступлении, и далее об организационных вопросах. Ну  ничего, слава богу, все прошло будто бы неплохо. 
            До конца моих дней в памяти будут те часы, когда шли поздравления с 80-летием от всех служб ИПКРО. С одной стороны, я очень благодарна каждому, кто пришел поздравить, с другой – до сих пор чувствую себя неуютно, что не смогла достойно отблагодарить моих коллег за их внимание и оказанные почести. 
Ирине Константиновне Дракиной я благодарна за представление в 2006 году материалов на присвоение мне звания «Заслуженный работник образования Омской области». 
           В конце 2006  в ИПКРО снова волнение: идут слухи об «уходе» ректора И.К. Дракиной. И они снова сбываются.
           В начале нового (2007) года все сотрудники  ИПКРО  приглашаются в одну из аудиторий института.
           Перед коллективом выступает И.К. Дракина. В своей речи она как будто бы дает анализ сделанному, рекомендации отдельным службам и т.д.
        Присутствующие недоумевают: «К чему бы это?» А в завершение речи благодарит всех за сотрудничество и заявляет, что через несколько часов она улетает в Санкт-Петербург на новое место работы. И быстро уходит из аудитории. Все в недоумении, ждут, может, кто-нибудь зайдет и скажет: «Что же дальше?» Народ безмолвствует…
        В этот роковой час пришлось встать мне и, как Советнику ректора, как самому старшему по возрасту человеку, сказать буквально следующее: «Уважаемые коллеги, мы  с вами снова без ректора, но отдадим должное Ирине Константиновне. Ее упорство, ее бешеный ритм в работе позволили создать для нас достойные условия работы. Думаю, что все педагоги области благодарны ей. Пожелаем ей удачи. Ну, а нам надо трудиться с творческим подходом к делу. За работу, друзья мои, дай Бог нам удачи!» Все разошлись по рабочим местам, но настроение оставалось гнетущим. 
Что происходит? За что увольняют? Остается загадкой.
             Где же тут и в чем демократический подход? Почему во всем тайна за семью печатями? Слухи и домыслы.
            Через несколько дней исполняющей обязанности ректора назначается Татьяна Станиславовна Горбунова.
         Моя первая встреча с Татьяной Станиславовной состоялась где-то в 1998 году. В школу № 1 Омска прибыло жюри, которое оценивало ОУ, участвовавшие в конкурсе «Школа года». В плане предусмотрены наблюдения нескольких открытых уроков. Я пошла на урок химии к Т.С. Горбуновой, в работе с детьми 7 класса она использовала авторский учебник. Урок проведен ею, как сегодня любит говорить молодежь, классно. Татьяна Станиславовна не только учила, но и могла научить учащихся. Эффективно и эффектно провела самостоятельную, практическую работу. Видно было, что учащиеся познавали с удовольствием. Я поблагодарила учительницу и в разговоре с зам. директора по учебно-воспитательной работе сказала, что была на хорошем уроке. «Да, - подтвердила руководитель школы, - это грамотный педагог». В то время мне и в голову не пришло, что в будущем, тем более в ближайшие годы, эта учительница станет моим начальником: сначала проректором по науке, а затем и ректором. Но так случилось, что Татьяна Станиславовна вначале была приглашена на кафедру химии заведующей, хотя и не была еще кандидатом наук. Уже после она защитит кандидатскую диссертацию. С уходом из ИПКРО Л.К. Нефедовой, Т.С. Горбунова становится проректором по научно-методической работе. А после ухода из ИПКРО И.К. Дракиной она, пробыв некоторое время исполняющей обязанности ректора, назначается ректором института развития образования. Головокружительное восхождение! Ну что ж, и такое в жизни бывает. Недаром в народе говорят, что пути господни неисповедимы.
         С одной стороны, удивительно, а с другой – все естественно. Она оказалась в нужное время в нужном месте. Были и предпосылки: Татьяна Станиславовна – человек с развитыми амбициями, имела, хотя и небольшой, опыт руководящей работы, ученую степень. Она выросла в семье, где мама, Синицына Ия Федоровна, хороший учитель, а отец, Синицын Станислав Степанович – известный ученый, доктор сельскохозяйственных наук, лауреат государственной премии. О его заслугах с теплом рассказал в своей книге «Сибирь далекая и близкая» первый секретарь Омского обкома КПСС Сергей Иосифович Манякин. 
        Проректором по учебно-методической работе остается Наталья Александровна Ждан, а проректором по научно-методической работе  –  Оксана Александровна Колядинцева, по организационно-методической  – Татьяна Владимировна Головина. Все трое – молодые ученые, кандидаты педагогических наук, готовые учиться и учить других.
           Устанавливаются нормальные рабочие связи ИПКРО с Министерством образования области, а это для дела немаловажно. «Это констатация», - скажет читатель. Ну а как без нее? Положение областного, а не федерального, института во все времена было непростым. Всегда было и есть стремление у Министерства образования «нагрузить» его делом, далеко не свойственным  институту. Но так по жизни сложилось. Может, в этом есть и свои плюсы. 
Мои отношения с новым исполняющим обязанности ректора складывались непросто, но и без излишней сложности. Советник стал не нужен. Меня восстанавливают в должности профессора кафедры управления. 2007 год – завершающий год моего многолетнего, а точнее шестидесятитрехлетнего педагогического труда. Иду на заслуженный отдых. 
            Но именно этот и последующий годы оказались невыносимо тяжелыми. Жене моего старшего сына Ольге ставят страшный диагноз – онкология. Она моя бывшая ученица, мать моих внуков. Делаем все, чтобы побороть и изменить состояние, помогаю всем, чем могу, но тщетно. В день моего рождения она уходит из жизни.
           Не по годам много тружусь, а потому не чувствую себя уставшей и опустошенной, выработанной вконец. Все также мучают идеи, не угас интерес к жизни, к делам в семье, институте, в стране. Одно желание – дождаться правнуков и еще что-либо полезное успеть сделать, например, написать эту книгу. И кое-что еще… 
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: