+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Дегтярёв Борис Дмитриевич

2254 0

Дегтярёв Борис Дмитриевич

Человек, который сам создавал свою судьбу.

06.04.2013

 

Служба земная.


Начальник Центрального РОВД г. Омска
       
      Приехал в Омск. Предложили летать на Ли-2, но я отказался, надеясь, что буду служить в Гражданской авиации. Но в ГВФ не получилось, не хватало самолётов, и я стал искать себе работу.
     Однажды встретил знакомого лётчика в форме работника ГАИ. Трушаков посоветовал пойти работать в ГАИ. Пришёл в управление, написал заявление и стал ждать. Но меня где-то около месяца не приглашали. И когда встретился с тем знакомым, то поинтересовался, сколько он ждал вызова. Он сказал, что через десять дней. Я понял, что меня приглашать не будут.
    Пошёл на тот же завод, где когда-то работал контрольным мастером. Но вскоре приглашает к себе майор Николай Иванович Орабец, участник войны, заводит меня к первому заместителю начальника УВД г. Омска, который стал рассказывать мне, где буду работать. Выслушав его, я заявил майору, что на такую работу не пойду. Но он ответил, что если я не пойду на эту работу, то его уволят из органов. 
      Меня определяют в 7отдел. Много было интересного. Вдруг, при задержании государственного преступника меня увидели, я расшифровался, пришлось уйти в уголовный розыск.
       Там работал майор, сейчас полковник Расщупкин Владимир Иванович, очень уважаемый участник войны, долго работал по борьбе с бандитизмом на Украине. Работа в уголовном розыске меня заинтересовала, был постоянно в работе. Стал работать инспектором уголовного розыска.
       После первого случая раскрытия преступления, задержанный мне всё рассказал. Старший инспектор Пётр Иванович Азарапин поверил в меня, могу работать, и я сам понял, что пришёл в службу, где могу работать. Затем Пётр Иванович ушёл на другую работу, а меня назначили старшим инспектором уголовного розыска, отвечал за улицы Северные, где чуть ли не в каждом доме проживали ранее судимые. Обстановка была очень сложная, преступления были тяжкие, кражи. Но рядом работали сотрудники, с которых можно было брать пример: П.И.Азарапин, Михаил Кузьмич Кулешов, Николай Иванович Оробец, Киселёв, Белоконь, Парамонов, Борис Иванович Львов, Виктор Омельченко, Владимир Макотра, Михаил Васильевич Попов, Семён Иссакович Хай, Ванюшкин, Данилкин. В моём подчинении в зоне работали Владимир Васильевич Корнеев, Василий Трубкин
       Однажды на собрании коллектива райотдела, где штат около пятисот человек, подполковник Ванюшкин начальник райотдела поднимает меня и говорит: «Дегтярёв готовьтесь, повезу  в Амурский посёлок, где назначаетесь заместителем начальника отделения амурской милиции». Я встал и сказал, что не могу принять назначение, есть более опытные сотрудники, майоры, а я старший лейтенант, у них учился, и вдруг они будут у меня в подчинении. Тем не менее, он приказал садиться в машину, приехали и представил коллективу в качестве зама.
       Я зашёл в кабинет, просторный с хорошей мебелью и сел со страхом, кто же ко мне зайдёт первым. Но потом страх как-то незаметно прошёл, ко мне стали обращаться сотрудники старшие офицеры, участники войны, отпрашиваться, всё утряслось, но работал в этой должности не долго. Вдруг назнают начальником уголовного розыска Центрального района. Я уже был поопытнее, смело пришёл на улицу Сенная и стал работать.
       Работал много, но зарплата была маленькая где-то 95 рублей. У меня уже семья, дети. Когда получал заплату, то домой приносил рублей сорок пять, а остальное раздавал по долгам. Бывало, что приедут гости, иду к соседям занять пятьдесят копеек, не хватает на бутылку вина.
       Вскоре меня назначают заместителем начальника милиции по оперативной работе, начальником был полковник Быков, очень порядочный, уважаемый человек. Он стал за себя отправлять меня в исполком, где я познакомился с работниками райкома и исполкома, установились хорошие отношения. 
     Вскоре меня назначают начальником Центрального райотдела милиции, а Быков уходит начальником отдела УВД. Гудимов мне посоветовал работать так, чтобы на меня пошли жаловаться сотрудники, а их пятьсот человек. Я в недоумении вышел, сел в машину и думаю, почему же я должен так работать, относиться к своим подчинённым, чтобы они шли на меня жаловаться. Наоборот, я считал, что коллектив должен быть как одна семья, пригласил своих замов и сказал: «С сегодняшнего дня, если появятся шептуны, доносящие друг на друга, выгоню. Никаких унижений своих подчинённых, грубостей. Надо организовать работу так, чтобы у каждого было желание идти на работу. Если составлен график отпусков, то его не менять, не продумали,  работайте сами. Если кто-то из вас не будет выполнять эти указания, то мы распрощаемся». И таким образом я проработал начальником райотдела десять лет, а по приказу министра, начальником можно работать шесть лет, потому что человек работает уже на износ, это ужасно тяжело.
        Однажды меня вызвал к себе начальник управления УВД Алексеев, приглашает своего заместителя полковника Серова и тот говорит: «Борис Дмитриевич, согласить перейти начальником Кировского райотдела милиции, поработайте там хотя бы год, наведите там порядок. Будьте там хотя бы до обеда, а после обеда отдыхайте, как вам будет удобно» Меня это предложение, конечно, удивило, потому что в Центральном райотделе служебный потолок должность полковника, а в Кировском райотделе – подполковника, там даже оклад ниже. До этого мне предлагали должность начальника службы УВД, но я не согласился, заниматься построениями было позорно для работника уголовного розыска. Я сказал, что подумаю, Серов ушёл. Алексеев довольно резко выразился, нет.

1979 год.Строевой смотр.
Генерал-майор И.Р.Алексеев

      Начальник УВД генерал Иван Романович Алексеев, великий человек, как мы считали, царство ему небесное, таких руководителей я больше просто не встречал, хотя потом в Афганистане у меня был точно такой же генерал-лейтенант Гредасов. Алексеев Иван Романович, человек высокой культуры, мудрый, он был и отцом, и товарищем, и другом, хорошим семьянином. Руководителем был просто бесподобным. 

Совещание УВД.
Генерал-лейтенант А.И.Аникеев,
Генерал-майор В.Н.Образцов

       В период работы в органах мне повезло, что у меня были замечательные руководители о которых могу говорить только хорошее: порядочные, чистые, честные, талантливые. Никогда не слышал от них грубости, бестактности. Иван Романович Алексеев, генерал-майор, прожил очень сложную жизнь, участник войны, служил в отрядах НКВД. Анатолий Иванович Бабиков, заместитель начальника УВД, который мог работать сутками, все знали его требовательность, уважали его за это, старались не подводить. Полковник Василий Иванович Бабайцев, добрейший руководитель. Владимир Дмитриевич Антоненко, начальник управления уголовного розыска. Смирнов Александр Григорьевич. Смирнов Николай Иванович, непосредственный мой куратор по разведке, ему было присвоено звание генерала и он уехал в Калининград. Серов Александр Иванович. Меняйло Григорий Петрович, полковник, которого все боялись за его повышенные требования к добросовестности в работе. 

    Позже со мной работали замечательные коллеги, о которых могу только хорошо отзываться. Полковник Корнеев Владимир Васильевич, старший инспектор уголовного розыска, был со мной в Афганистане. Полковник Гнусин Владимир Ефимович, лучший мой замполит райотдела. Боровиков, заместитель по службе. Токмаков Дмитрий Данилович, полковник, бывший начальник Октябрьского райотдела. Подполковник Овсянников Юрий Васильевич, был назначен ко мне заместителем по оперативной работе. Когда он пришёл ко мне, то попросил съездить в Ленинский райотдел, потом отдохнуть, а завтра выйти на работу. Я его отпустил. Он действительно уехал в Ленинский райотдел, решил все дела, потом сел в свой автомобиль, выехал на Тюкалинский тракт и погиб. Если бы я его не отпустил, то он был бы живой. Мы шли с ним по служебной лестнице в одном темпе, в одних должностях.
     Мне повезло, что работал, когда начальником был полковник Расщупкин Владимир Иванович, участник войны, возглавлял СМЕРШ. Приятный человек, душевный. Для меня был, что отец. Когда встречает, то обязательно спросит: «Как, сынок, дела?» И до последних лет я поздравлял его, возил подарки, мне было приятно общаться с таким замечательным человеком.
    Много хороших воспоминаний о периоде моей работы в органах. Список замечательных людей, сотрудников правоохранительных органов, можно пополнять. Орабец Николай Иванович, руководитель, участник войны. Ванюшкин Иван Иванович.

Полковник Б.Д.Дегтярёв у себя в кабинете

 
       Коллектив Центрального РОВД, который я возглавлял в период десяти лет, работал с большой нагрузкой. Особо следует отметить подполковника Брусницына Олега, майора Попова Михаила Фёдоровича, майора Макотра Владимира Васильевича, подполковника Львова Бориса Ивановича, майора Сандуляк, подполковника Корнеева Владимира Васильевича, подполковника Белорусцева, старшего лейтенанта Сычёва, майора Трубкина Василия, майора Фелимендикову Александру Григорьевну, подполковника Куряхову Нину, майора Данилкина Григория и его подчинённых: Шевченко, Ильина, Зубкова, бухгалтера Морозову Марию Фёдоровну и многих других замечательных сотрудников.       
       Штат более четырёхсот человек, я переживал за каждого сотрудника. Это была моя семья. Я не могу назвать ни одного сотрудника, которого нужно было уволить за нерадивость в работе, за непорядочность. Они все были для меня хорошими, конечно, каждый имел свои какие-то недостатки, но моя задача была искать в человеке доброе, лучшее и развивать в нем это состояние. Я всегда требовал от своих заместителей, Баранов Юрий Семёнович, Бурлак Борис Назарович, Боровиков, Львов Борис Иванович - все очень интересные люди. Сазонтов Юрий, Сазонов Григорий, один был работник ОБЭП, другой уголовного розыска, их характеризовала ответственность к работе.
        Мне вспоминаются многие участковые инспектора и оперативные работники: Вахрушев, Кулешов, Черноморов, Азарапин Пётр Иванович, Денисов. Могу назвать ещё подполковника Чекмезова Ивана Александровича, сейчас работает адвокатом.
      Всегда буду с благодарностью вспоминать: разведку, центральный райотдел и школу милиции. Замечательные люди всегда окружали меня.  Из разговоров сотрудников правоохранительных органов, что в то время, когда я работал, люди работали голодные, сутками, мало отдыхали. Многие уже ушли из жизни, но у меня осталась о них добрая, светлая память.
      Был такой случай. Я пригласил начальника уголовного розыска Брусницина Олега и сказал, что хватит работатьна износ.  Добавил, что договорился в профилактории «Русский лес», чтобы с семьями отдохнули три дня. В райотделе оставили только дежурного оперативного работника. Прекрасно отдохнули. Потом долго вспоминали эту поездку. Вскоре пришёл начальник службы и стал просить, чтобы я организовал такой же отдых для участковых инспекторов, конечно, выполнил.
       Работая начальником райотдела мне часто приходилось бывать на различных собраниях, совещаниях, отчётах у руководителей райкома и исполкома Центрального района г. Омска. Я всегда отмечал доброе отношение к работникам милиции и особо хочу отметить: первый секретарь райкома Иван Петрович Федяев, секретари Ивенин, Волос; председатель исполкома Хафис Широфеевич Ибатулин, Тамара Ивановна Буянова, Грессеров, Завязачникова и др.
       Большинство работников моего коллектива были наргаждены за результаты работы. Коллектив был дружным.
       По прибытию из второй командировки в Афганистан в 1982 году меня назначили начальником УКП Новосибирской специальной средней школы милиции в городе Омске. Для меня это назначение было не простым, так как я никогда не стремился к преподавательской работе. Но когда я прибыл в Новосибирскую школу и познакомился с руководителями и преподавателями полковником Горбуновым, генерал-майором Юрием Викторовичем Егоровым, заместителями полковником А.Н.Кожемяко, полковником Д.Х.Бижевым, полковником А.А.Мороз, полковником С.И.Поротниковым, полковником Анатолием Ивановичем Подберёзкиным, который позже стал начальником школы. Эти замечательные руководители и педагоги, которые повлияли на моё становление руководителем УКП.
    В моём подчинении работали опытные преподаватели: Нина Григорьевна Куряхова, Борис Васильевич Шевцов, В.И.Лемешев, Ю.П.Шевченко, В.Саломахин, Галина Васильевна Авдокушина, Алексей Яковлевич Ерёмин. Коллектив работал творчески и за 14 лет было выпущено около тысячи сотрудников органов милиции.
       С 1998 года я возглавляю Фонд поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ". Ответственными сотрудниками которого много лет являются: Александр Михайлович Горбунов, Виктор Борисович Дегтярёв, Зоя Ивановна Головенко, Владимир Владимировч Кащеев, Владимир Николаевич Яровой, Ирина Борисовна Яровая.
       Попечителями фонда являются Юрий Николаевич Лебедь, В.В.Хорошкин, Александр Иванович Емельянов, Александр Петрович Межняков, Евгений Афанасьевич Стороженко.
             

Раскрытые преступления

     Однажды, будучи ещё старшим инспектором уголовного розыска, я приболел, простыл, но пришёл в отдел и мне говорят, что на территории нашего района совершено восемь квартирных краж и они до сих пор не раскрыты. Предполагают, что кражи совершает молодой человек по имени Борис. Через некоторое время я вспомнил, что на улице 9 Северная проживает Токмаков Борис, который был ранее судим за кражи. До этого я довольно часто его видел, разговаривал. Он говорил, что работает, у него всё нормально. Я решил его проверить, узнать, чем же он занимается. Один, на автобусе приехал на 9 Северную к нему домой, частный дом, где меня встретил его отец. Он сказал, что не знает где сын, может быть, дома. Меня проводили в его комнату, он спал, хотя время было двенадцать часов. Услышав стук, он проснулся, встал и стал что-то взволнованно рассказывать, при этом подал мне порнографическую фотографию с текстом. Этим самым он меня проверял. В это время зашла его жена, которая пришла на обед, работала на военной базе. Она мимикой спросила: «Кто?» Он ответил. Приготовили пельмени, сели в коридоре обедать. Он подошёл ко мне и спросил: «Можно приготовить чефир, чай?» Я разрешил. Он приготовил чефир, потом попросил его остудить. Я его ни в чём не заподозрил, так он до этого сказал, что знает мужчину, который совершает кражи. Я сидел и продумывал, как проверять информацию. Но когда он вышел во двор, то я услышал стук двери, металл, подошёл открыть дверь, но она оказалась закрыта снаружи. Я ударил в дверь, но дверь была крепкая, даже не пошатнулась. Была осень, окна уже были запечатаны. Я вырвал рамы, выскочил из дома, но он отпустил овчарку, а сам убежал. Я перепрыгнул через забор на улицу, там увидел знакомого, ранее судимого, спросил, видел ли он Бориса, куда побежал. Но тот посмеялся, сказал, что никого не видел. 
       Вызвал оперативную группу и стали производить обыск. Когда подняли диван, то там обнаружили многие вещи с краж. Оперативная группа продолжала осмотр, а я должен был ехать на вокзал, чтобы передать фотографию, не выпустить его из города. Но когда доехал до 20 завода (агрегатный), то вспомнил, что оставил фотографию на столе. Надо сказать, что я плохо себя чувствовал, температура за 38 градусов, да и голоден. Попросил водителя развернуться и ехать обратно. Не доезжая 9 Северной, увидел, что на пешеходной дорожке стоит женщина в возрасте и кто-то её сзади держит. Попросил водителя остановиться, вышел. И вдруг из-за женщины выглядывает Борис Токмаков. Он увидел, что я уехал, пошёл к дому, чтобы взять документы и уехать из города. И в это время, когда я вышел, крикнул ему, чтобы стоял, но он толкнул женщину и побежал на 10 Северную. Догнал его. Но когда он полез в карман, то ударил его, он упал. Я его взял, пригласил свидетелей, а из кармана изъял золотые кольца, серьги, часы и много других ценностей. И всё это было из наших краж. Он был задержан и осужден на семь лет лишения свободы. И находился он в третьей колонии. И вдруг месяцев через семь мне звонит Антоненко Владимир Дмитриевич, начальник уголовного розыска и говорит, что Токмаков сидит в карцере за нарушения, и там говорит руководителям колонии, что если Дегтярёв приедет и освободят из карцера, то я ещё две кражи возьму, которые совершил в городе. В это время зам. начальника УВД Бабайцев Василий Иванович, который курировал колонии, умнейший человек, согласился, чтобы я поехал в колонию и освободил Токмакова из карцера. Поскольку это нужно было делать срочно, то Бабайцев написал резолюцию, чтобы мне выдали этого заключённого, хотя это было нарушение инструкций. Привёл его в райотдел, дал ему колбасы, хлеба, посадил его в клеточку. Потом посадил его в машину и он показал мне ещё две кражи. Когда возвращались, то он стал рассказывать, что недоволен женой, которая говорит сыну, что у него нет отца, выйдет и обязательно её убъёт.
        Когда его вернули в дежурную комнату, клетку, я уехал. Но через некоторое время мне сообщили, что Токмаков убежал из райотдела. Конечно, это особое нарушение, через три часа нужно было докладывать министру, ясно что наказаны будут Дегтярёв, Бабайцев и руководитель колонии.
       История побега довольно проста и нелепа. Когда он сидел в клетке, подошёл сотрудник уголовного розыска, не имевший никакого отношения к делу, и взял погооврить заключённого в свой кабинет. Токмаков объяснил, почему он здесь, и этот сотрудник отправил его одного обратно в дежурную комнату. Токмакову захотелось покурить, подошёл к дежурному, но тот его отправил со словами: "Иди отсюда, ещё каждому курить подавать". Токмаков и вышел на крыльцо, постоял и решил сходить домой. Конечно, вскоре его хватились. Где искать, куда ушёл? Решили съездить к нему домой, но там не было. Узнали, что недалеко живут родственники, поехали, он сидит там , обедает. Так закончилась эта история.
      
     

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: