+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Щербаков Евгений Павлович

2600 0

Щербаков Евгений Павлович

Первый Доктор психологических наук в городе омске, профессор, интеллигент, замечательный человек.

08.04.2013

 

Щербаков Евгений Павлович



 
      Щербаков Евгений Павлович родился 27 апреля 1935 г. Учился в школе с. Аромашево Тюменской области. В 1954 г. по¬ступил в Омский государственный институт физической культу¬ры. После окончания института стал работать ассистентом кафедры физического воспитания. Работая со студентами, он по¬нял, что необходимо учиться дальше, особенно в области психологии. Поэтому он вернулся в институт физической культуры и стал изучать проблемы психологии спорта.
     В 1970 г. он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Исследование интереса к спорту у школьников (4-10 кл.) и экспериментальное обоснование возможности управления им при спортивной ориентации» (шифр 13.734 - Теория и методика физического воспитания и спортивной тренировки).
В ходе исследования было проанализировано 1498 сочинений на тему «Мой любимый вид спорта и почему я его выбрал». Обследованы были учащиеся школ г. Омска в возрасте от 10 до 18 лет. Опрошено и обследовано 187 мастеров и кандидатов в мастера спорта, изучены физическая подготовленность, свойства нервных процессов.
      Был разработан метод, с помощью которого определяется сформированный интерес как активно-действенное отношение. По содержанию диссертация была на стыке социологии, психологии и педагогики.
     В 1967 г. впервые в стране с трибуны Всесоюзной конференции Е. П. Щербаков заявил о том, что выбор вида спорта для систематических занятий не зависит от свойств нервной системы (Тезисы 2-ой Практической конференции по физическому воспитанию, физиологии спорта, врачебному контролю и лечебной физической культуре, посвященной 50-летию Советского государства. Пермь, 1967. С. 56-57).
     Это было показано в автореферате и в самой диссертации в разделе «Свойства нервных процессов и умение владеть собой в сложной игровой обстановке», а также в материалах 9-ой Всесоюзной научной конференции по возрастной морфологии, физиологии и биохимии (под ред. А. А. Маркосяна. Т. 2. ч. 2. - М. : НИИВФП, 1969.-С. 357-358).
     Заявление в г. Перми о том, что выбор вида спорта для систематических занятий не зависит от свойств нервных процессов было достаточно смелым поступком, так как корифеями изучения свойств нервных процессов в СССР тогда были В. С. Мерлин и Б. А. Вяткин. К ним на учебу приезжали психологи не только из Москвы и Ленинграда (ныне СПб.), но и из-за рубежа.
      Положение о том, что выбор вида спорта для систематических. занятий не зависит от свойств нервных процессов приняли не все. Так, Е. П. Ильин (СПб.) был категорически не согласен с этим по-ложением и убежден в обратном. Он настолько рассердился, что в своём учебном пособии «Психология воли» (СПб., Москва, Харь¬ков, Минск, 2000), опубликованной в серии «Мастера психологии», показал в списке литературы всего один источник Е. П. Щербакова: учебное пособие для студентов «Теория воли и оперативная оценка волевых качеств спортсмена» (г. Омск, ОГИФК, 1986, 87 с). Тогда как по психологии воли Е. П. Щербаков защитил докторскую диссертацию «Функциональная структура воли» (шифр 19.00.01 -Общая психология, психология личности, история психологии. Ле-нинград, 1990 г.). В автореферате указано, что по теме диссертации опубликовано 50 печатных работ с их названиями и исходными данными. Отдельные положения, использованные Е. П. Щербако-вым в учебном пособии, были подвергнуты его критике. Е. П. Ильин знал работу, так как был членом совета Д-063.57.23 по защитам док¬торских диссертаций по психологии Ленинградского университе¬та, в котором защищалась диссертация.
     В науке должна быть служба, отмечающая новые прогрессив¬ные научные идеи. В науке новое часто бывает не всегда понятным сразу большинству занимающихся научными изысканиями. Новые идеи могут быть причислены к значимым ошибочно, но в этом не будет большой ошибки, так как эти идеи будут подвергаться про¬веркам другими исследователями. Старые идеи будут реализовываться в практике по мере изменения жизненных условий.
   Прогрессивные идеи, появившись при защите диссертации в публикациях автора, со временем остаются в тени и забываются. Обусловлено это особенностями характера автора - не выстав¬лять себя: выставление может быть неправильно понято научным сообществом. Тем не менее, если не будет показываться прогрес-сивное, новое, то идеи будут оставаться неизвестными. Поэтому учёному следует позаботиться о том, чтобы результаты его ис-следования были доведены до сведения научной общественности.
      Диапазон научных интересов Е. П. Щербакова просматрива¬ется в названиях опубликованных работ. В настоящее время он интересуется неклассическим подходом к пониманию структуры личности и видов деятельности.
       Е. П. Щербаков работал членом советов по защите доктор¬ских диссертаций:
       -    по психологии при НГПУ Д.113.38.01 (шифр 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии) с 1996 по 2000 г.;
       -    по педагогике при ОмГПУ К.212.177.01 (шифр 13.00.02 - Тео¬рия и методика обучения и воспитания изобразительному искусству);
       -    при СибГУФК Д.046.06.01 (по теории и методике физиче¬ского воспитания и спортивной тренировки) с 1997 по 2002 г.
     В настоящее время - член совета Д.212Л77.02 при ОмГПУ (шифр 13.00.01 - Общая педагогика, история педагогики и обра¬зования и 13.00.08 - Теория и методика профессионального обра¬зования).
 

ИНТЕРВЬЮ Е. П. ЩЕРБАКОВА,
ДАННОЕ А. Н. ПЕРЕПЕЛОВУ

 

      Евгений Павлович! Я немного старше тебя, мы знаем друг друга уже много лет. У нас хорошие дружеские отношения и по¬этому мы можем называть друг друга на «ты». Я помню, когда мы готовили кандидатские диссертации, вместе с тобой проходили по кафедре психологии Центрального института физической культуры г. Москвы. Тогда ты несколько опередил меня, и я присутствовал у тебя на защите кандидатской диссертации в 1970 году. Много раз наши пути сходились, но наступает период подведения итогов своей жизнедеятельности. Надо периодически подводить итоги, чтобы правильно действовать. Я задам тебе не¬сколько вопросов, пожалуйста, ответь на них.
    А. Н.: В 1958-м ты закончил Омский государственный институт физической культуры, а в 1990 г. стал доктором психоло¬гических наук, профессором кафедры педагогики и психологии. Вкратце расскажи, как это было?

     Е. П.: После окончания учебы в ОГИФК я стал работать ассистентом кафедры физического воспитания Омского государственного педагогического института.
      Занятия проводились на открытом воздухе и в небольшом зале по улице Интернациональной (ныне факультет иностранных языков). Я видел, что студенты первого и второго курсов многого нe знают и многого не умеют делать, на занятиях скованны, сильно стесняются, возможно, из-за своей спортивно-физкультурной формы. Занятия на открытом воздухе зимой диктовали необхо¬димость создания собственной программы и методики их проведения исходя из интересов и возможностей студентов. Студенты первого, а далее второго курса не просто занимались различными видами физических упражнений. Они должны были, исходя из своих интересов, избрать для себя виды спортивных занятий: легкой атлетикой, лыжным или конькобежным видами спорта, волейболом или баскетболом и т. д. Такая специализация позволяла углублять знания, умения и навыки в определенном виде спорта. Студенты имели определенные результаты, могли соревноваться между собой и выступать за институт в массовых соревнованиях, а лучшие из них, занимающиеся в спортивных секциях, выступали на первенствах города и области. Сам активно занимаясь спортом и работая со спортсменами, я понял, что надо учиться дальше, осваивать психологию, и в 1966 г. перешел на должность младшего научного сотрудника научно-исследовательской лаборатории Омского государственного института физической культуры. Психо¬логов спорта не было. В 1968 г. меня пригласили на кафедру педагогики и психологии Института физической культуры. Само¬стоятельно штудировал психологию, был на курсах повышения квалификации, на семинарах в г. Москве.
      Без учебы в аспирантуре в октябре 1970 г. я защитил кандидатскую диссертацию во Всесоюзном научно-исследовательском институте физической культуры и спорта в г. Москве по педагогике на тему «Исследование интересов к спорту у школьников (4-10 кл.) и экспериментальное обоснование возможности управ¬ления им при спортивной ориентации». Диссертация базировалась на таких отраслях науки, как психология, социология и педагогика. Защищаться по педагогике было трудно, так как преобладала психология.
     В 1976 г. я учился на краткосрочных курсах в МГУ и в Центральном институте физической культуры. Позднее стал доцентом кафедры педагогики и психологии ОГИФК, с 1980 по 1990 г. работал заведующим на этой кафедре.
       В 1990 г. мной была защищена докторская диссертация по общей психологии на тему «Функциональная структура воли». Защита проходила на факультете психологии Ленинградского университета. В 1993 г. я вернулся в Педагогический институт г. Омска в связи избранием по конкурсу на заведование кафедрой педагогики и психологии начального обучения, где проработал в этой должности 10 лет. В настоящее время работаю в должности профессора на этой же кафедре.
      А. Н.: Что значит быть первым доктором в сфере какой-то науки в городе — центре области? Есть ли такие обязанности?
    Е. П.: Обязанности «первого» официально отсутствуют, их нет. В науке существует потребность в специалистах высокого уровня знаний, признанных в научном сообществе. Ты становишься примером того, что при желании и настойчивой работе возможна реализация цели: стать доктором наук. Это вполне ре¬ально и доступно, только этому нужно посвятить свою жизнь. Специалисты высокого уровня нужны и в качестве организаторов системы образования.
       А. Н.: Ты был первым в Омске доктором психологических наук, а кто был вторым, третьим?
     Е. П.: Вторым доктором психологических наук в г. Омске и области стала Л. Н. Антилогова, защитившаяся в 2000 г. в Новосибирском государственном педагогическом университете, в котором я уже являлся членом совета по защитам докторских диссертаций. Третьим доктором психологических наук стал А. С. Шаров, защитившийся в том же совете г. Новосибирска в 2001 году.
      А. Н.: А мог ли ты защититься раньше 1990 года?
    Е. П.: Да, мог. Я был членом КПСС. Моя докторская была практически готова, но меня избрали в партком ОГИФК. Первый секретарь райкома КПСС Октябрьского района г. Омска сказал так: «Первым и важнейшим делом является партийная деятельность, а не ваша докторская диссертация». И мне пришлось вы¬полнять общеинститутские задачи и функции деканов педагогического и спортивного факультетов ОГИФК. Я был назначен ответственным за воспитательную работу. Диссертация была отло¬жена. Задержка во времени составила 5-6 лет.
      А. Н.: Скажи, какое ощущение ты испытывал, когда стал первым доктором психологических наук?
    Е. П.: Смешанное чувство. Были люди, которые искренне поздравляли, были и такие, которые проявляли безразличие, даже холодность, что, вероятно, связано с завистью.
    Быть первым доктором наук по психологии - тяжелое бремя. Были постоянные обращения за рецензиями на учебные пособия, инновационные учебные программы, научные исследования. По-скольку в обществе существует такая потребность, то я посчитал, что нужно быть полезным людям, стал безоговорочно исполнять роль и функции эксперта, рецензента. Вся эта работа осуществляется на общественных началах, бескорыстно, так же, как выступления на защитах диссертаций в качестве официального оппонента. Просьба выступить официальным оппонентом на защите диссертации - это доверие научного руководителя, совета по защитам, самого соискателя. Такое доверие нужно заслужить знаниями и умениями показать достоинства работы, увидеть в диссертации то, что не заметили соискатель и научный руководи¬тель, то есть возвысить достоинства работы и в то же время отме¬тить упущения и недостатки.
      А. Н.: Что является твоим хобби?
     Е. П.: С возрастом интересы менялись: сначала это была рыбалка, потом автомобиль, сбор грибов, в настоящее время - дача. Но наука занимает большую часть моей жизни. Наука - это и работа, и хобби. Науке нужно посвящать всю свою жизнь: приходится заниматься и в период отпусков, в выходные и праздничные дни, чтобы были результаты. Во время существования прошлой идеологической системы можно было воспользоваться льготной путевкой в санаторий или профилакторий, я от всего отказывался во имя науки. И сегодня у меня нет времени для чтения художественной литературы, прогулок. Вместо чтения художественной литературы приходится создавать свою, связанную с наукой. Нужно быть не потребителем, а создателем - производи¬телем. Сам процесс меня увлекает, не замечаю, как проходит время. Однако без чтения литературы, без новой информации наступает психическое утомление.
Когда я интенсивно занимался наукой, то даже не смотрел художественные фильмы. В дальнейшем это вызывало у меня сожаление. Люди делятся впечатлениями, вспоминая о каком-то фильме или произведении, но, к сожалению, в моей памяти они не отложились из-за занятости. Сейчас стараюсь наверстывать упущенное.
      А. Н.: Какое значение имеет поддержка опытным ученым молодого человека, начинающего научную деятельность?
     Е. П.: Очень большое. Особенно большое значение имеют высказывания по отношению к тебе авторитетных, уважаемых тобой людей. Два примера из моего личного опыта, когда я уже был кандидатом педагогических наук, доцентом.
     М. Е. Бударин, много сделавший в области культуры Западной Сибири, г. Омска и в сфере науки (история), был для меня большим авторитетом. Мы с ним жили в одном доме. Однажды утром, идя на работу, я обогнал его, поздоровался с ним. Он знал меня по работе в педагогическом институте с 1958 по 1966 годы. Кроме преподавательской деятельности в педагогическом инсти¬туте я на общественных началах был председателем правления спортивного клуба, командиром народной дружины: 1) институт курировал присутствие и поведение детей в кинотеатрах «Луч», «Пионер», имени В. Маяковского; 2) обеспечение порядка во время студенческих вечеров в самом институте. М. Е. Бударин тогда спросил меня: «Как у тебя дела с докторской?». Не помню, что я ему ответил, пошел вперед и услышал утверждающее: «Будет у тебя докторская. Все равно будет!». В дальнейшем эти его слова я чувствовал в периоды, когда мне было трудно.
     Второй пример. Я пытался разобраться в ассоциативном экс-перименте по изучению интереса к спорту, как активное отноше¬ние сказывается на уровне подсознания (через неосознаваемые компоненты). Тогда в педагогике проективные методики не ис-пользовались, они были закрытыми. Для решения этой задачи я стал искать возможности войти в контакт с психологическими ла-бораториями УВД и областной психиатрической больницы. Оказалось, лаборатория УВД такими методиками тогда не пользовалась, а профессор психиатрической больницы познакомил меня с некоторыми методиками, которые не отвечали направленности моих исследований (электроэнцефалография, пятна Роршаха).
     Я рассказал об этом В. С Ивановой. В. С. Иванова - первый кандидат психологических наук в г. Омске, доцент, человек большой культуры и знаний в области психологии. Она выслушала меня и сказала: «Ничего. Будет и у нас свой профессор пси¬хологии». При этом выразительно кивнула мне, сопроводив это пристальным взглядом.
      А. Н.: Чему ты отдаешь предпочтение: науке или проведе¬нию учебных занятий?
     Е. П.: В исследовательской деятельности переживаются интеллектуальные чувства: догадка, удивление, восхищение. Больше положительных переживаний я ощутил в научной деятельности.
   В педагогической деятельности слушатели благодарят за лекцию или семинарское занятие, за семестр учебных занятий. Это может быть просто проявлением культуры или воспитанности.
      Есть тайны общения педагога и обучающихся. Если обучающиеся воспринимают что-то новое и ценное для них, то это происходит неуловимо, молча, т. е. в это время слушатели поглощены услышанным. Для преподавателя не всегда бывает понятным, что произошло со слушателями. Спустя некоторое время эффект мол-чаливого и тихого восприятия слушателями сказанного преподавателем раскрывается в новых позициях слушателей, совпадающих с мнением преподавателя. В педагогике результат деятельности является отдаленным, а потом, со временем, все забывается.
      Иное дело в науке. Ученый ставит перед собой цели, зада¬чи, которые могут иметь еще и неосознанный до конца смысл. Но открытие для себя ответов на вопросы позволяет сразу же испытывать большое эмоциональное удовлетворение и вдохно¬вение на дальнейшие действия.
      А. Н.: Я, как судья республиканской категории, на протяже¬нии многих лет судил соревнования по легкой атлетике на пер¬венство г. Омска и области, где видел тебя неизменным участни¬ком спортивных соревнований.
     Е. П.: Да, действительно, работая с 1958 г. по 1966 г. в ОмГПИ, я выступал за сборную вуза по легкой атлетике, старался быть примером для студентов. Трижды мне пришлось выступать в десятибо-рье, которое проводится в течение двух дней. Это бег 100 м, прыжки в длину, толкание ядра, прыжки в высоту, бег на 400 м, бег 110 м с барьерами, метание диска и копья, прыжки с шестом, бег 1500 м. После второго дня ощущаешь полное изнеможение. Однажды на первенство города по легкой атлетике Педагогический институт занял третье место среди всех вузов после ОГИФКа и СибАДИ, хотя ОмГПИ традиционно бывает укомплектован только женским составом, мужчины полностью не закрывают зачетные места.
    А. Н.: Опубликованные работы свидетельствуют о творческих усилиях ученого. По списку опубликованных работ видно, что публикации по годам распределены неравномерно. В некоторых годах их было мало, тем не менее, в другие годы научная работа была плодотворной и даже бурной.
     Е. П.: Наука не может быть идеально равномерной. По адми-нистративной линии отчет может быть в соответствии с планом. Наука, дело созидательное - творческое. Отдельные годы связаны с накоплением материалов, другие - с внедрением результатов в практическую работу. Много сил, времени и энергии требуют за-щиты диссертаций.
      А. Н.: Каково, по твоему мнению, состояние науки в г. Омске и Омской области по сравнению, например, с г. Новосибирском?
     Е. П.: Значительно выше наука в г. Новосибирске. Наука в г. Омске не пользуется популярностью так, как искусство. В ис¬кусстве, культуре не только в г. Омске, но и в столице нашей страны молодые люди быстро становятся заслуженными артистами. Это делается для повышения их статуса и увеличения их низкой заработной платы. Люди, занимающиеся наукой, обычно выполняют двойную тягу: научную и преподавательскую, при этом не становятся заслуженными.
      В вузе наука особенно не стимулируется. Считается, что остепенённость обеспечивает статус вуза и «большую» заработную плату преподавателю. Но вуз оплачивает преподавателю за его учебную работу. Когда я сдал заведование кафедрой, мне выделили столик с тумбочкой, другие преподаватели ютились по два человека за подобным же столиком. С приходом рыночной экономики у нас в стране появилось понятие «офис». Это понятие так и осталось понятием. Доктору наук, занимающемуся наукой, надо бы иметь более удобное место для работы.
     О том, что наука в г. Омске не востребована, свидетельствует пример составления перспективных планов развития Омска. В планах развитие науки не предусмотрено, отсутствуют  научно-исследовательские лаборатории или научные группы, нет плана научной деятельности.
       А. Н.: Были ли у тебя возможности пойти на более высокую руководящую должность?
    Е. П.: Да, были, когда я стал доктором наук. Обстоятельства сложились так, что коллектив должен был избрать нового ректора. Тогда моя кафедра предложила мою кандидатуру. Было пять кандидатов. В тот момент я посчитал, что не исчерпал своих возможностей в науке. Думая, что мне нужно будет заниматься в ос-новном хозяйственными вопросами, снял свою кандидатуру. Был и еще один случай, когда мне предлагалась должность проректора по научной работе. Руководящая должность меня не прельщала.
       А. Н.: Какие трудности ты испытываешь в своей жизни?
      Е. П.: В период перестройки в обществе, в стране ты должен иметь свое мнение на имеющиеся явления. Своим мнением ты утверждаешь будущее пусть даже небольшому кругу людей. Трудно, когда идет попрание нравственности, на первое место ставятся деньги.
      В настоящее время в учебное заведение принимаются люди без конкурса, на коммерческой основе. Они слабо образованы и многого не умеют делать, у них нет должной мотивации к уче¬нию. Происходит девальвация знаний. На экзаменах, даже выпускных, положительные оценки не всегда соответствуют уровню знаний и умений.
     Научная работа должна строиться на благородном, возвы-шенном, нравственном. Большая занятость в учебной и научной работе приводит к тому, что становишься заложником своих обязанностей. У меня постоянно лежит какая-то диссертация или часть диссертации - рецензируемый материал, собственные ма¬териалы, готовящиеся к публикации или к выступлению.
      Бывают случаи, когда подопечные не выполняют свои работы в намеченные сроки. Из-за этого ты становишься постоянным должником. Что-то остается незавершенным. А это уже касается организменной основы человека. В мозгу функционирует доми¬нанта - устойчивый очаг возбуждения (А. А. Ухтомский), свя¬занный с интересами, потребностями человека. Этот отдел рабо¬тает не только в бодрствующем состоянии, но и когда человек спит. Исследования показали (Б. В. Зейгарник), что если появля¬ются препятствия (новые потребности или непосредственные задачи), то доминанта притупляется, после преодоления препятствий вновь возникает прежняя доминанта. Если связанное с доминантой не реализуется, человек испытывает неудовлетворенность. А это может привести к стрессу (достаточно сильному на¬пряжению). Длительное напряжение может перейти в устойчивое состояние. Неблагоприятное эмоциональное состояние сказывается на здоровье. Формируется так называемое «эмоциональное выгорание», что присуще профессиям «человек - человек».
Следующий аспект - общение. Общаться с человеком надо с соответствующим вниманием. В период общения происходит большая растрата нервно-психической энергии. Сам учебный процесс выматывает преподавателя настолько, что необходим отдых, уединение. При сверхперегрузке лучше не ходить в театр, так как на эмоциональном состоянии сказывается не только сам спектакль, но и встречи, общение.
      А. Н.: Что является глобальным стимулом для занятий наукой?
     Е. П.: Социально-психологические явления следует рассматривать и понимать как живые, в основе которых лежат: актуальность решаемых задач; люди, участвующие в его деятельности; организация мероприятий, направленных на достижение результатов. К таким социально-психологическим явлениям относится и сфера научной деятельности.
     Взлет научных изысканий во многом обусловлен востребо-ванностью соответствующей сферы деятельности в обществе. Проблемы физической культуры и спорта оказались весьма вос-требованными в нашем государстве в 50-80 гг. прошлого столе¬тия, когда шла идеологическая борьба между странами капитали-стической и социалистической ориентации. Физическая культура и спорт являются отражением достижений культурной и социально-экономической сфер жизнедеятельности общества, страны. Значимость выступления сборных команд на международной арене была настолько велика, что при сборных командах РСФСР ра¬ботали научные бригады, в составе которых были специалисты разных научных направлений в зависимости от специфики вида спорта. Я работал в течение нескольких лет в составе сборной молодежной команды девушек по ручному мячу (руководитель В. С. Косинцев). Выезжал на тренировочные сборы команды Рос¬сии по легкой атлетике (руководитель В. К. Бальсевич). Научная деятельность стимулировалась также организацией и участием в научных конференциях. Поездки, проживание в гостиницах, су¬точные— все оплачивалось госбюджетом.
     Продвижение научных исследований видно на примере двух педагогических вузов города - ОмГПУ и СибГУФК, хотя по объе¬му факультетов, количеству кафедр эти два вуза были несопоста¬вимы: ОмГПИ был в несколько раз больше тогдашнего ОГИФКа, а где больше массовость, там должно быть больше талантов, од¬нако массовость проигрывает энтузиазму.
      А. Н.: В чем, на твой взгляд, причина того, что представители физкультурного вуза превзошли представителей педагогического?
    Е. П.: Один из заведующих кафедрой педагогики (и психоло¬гии), много лет, проработавший в Омском государственном педагогическом институте, однажды высказался о том, что физкультурники «закручивают» кандидатские диссертации и легко их делают, как бы незаслуженно. Это было связано со сложившимся в свое время мнением, что «физкультурники» - это малообразо¬ванные специалисты, просто инструкторы физкультуры, люди в спортивных костюмах, затейники в проведении свободного времени. Институт физической культуры дает хорошее широкое и специальное образование по анатомии, общей и спортивной фи¬зиологии, биомеханике (биофизике), лечебной физической культуре, социологии, общей и спортивной психологии, педагогике, гигиене и др. Большой и разнообразный диапазон знаний, непосредственно относящиеся к психике и организму человека. Это дает хорошее основание к занятиям наукой о человека.
Большое значение имеет атмосфера, способствующая занятиям наукой. Приведу пример. Первым кандидатом психологических наук в г. Омске была В. С. Иванова, защитившаяся в г. Москве. Наука в ОГИФКе функционировала интенсивно. И доцент кафедры педагогики и психологии Омского педагогического ин¬ститута В. С. Иванова, заинтересованная научными изысканиями, перешла из педагогического института в институт физической культуры, который расположен на противоположном от её места жительства конце города. Переход на работу с длительной дорогой, с пересадками, со сложностями в работе транспорта свиде¬тельствует не только о большом желании заниматься наукой (она была очень чувствительным человеком), но и говорит о том, что в ОГИФКе в то время процветала наука, в связи с этим работать там было интереснее. Этот пример напоминает далекий случай в мировой практике в середине XVII века, когда французский юноша Р. Декарт, решивший посвятить себя науке, стал учиться не во Франции, а поехал учиться в Нидерланды, в Голландию, потому что там процветала наука, были хорошие библиотеки.
      А. Н.: Как сказывается на учебном процессе научно-исследовательская работа преподавателей?
      Е. П.: Обычно считается, что преподаватели, занимающиеся наукой, вдохновляют студентов к занятиям в большей мере, чем те, кто наукой не занимается.
Когда я в 1993 г, пришел работать на факультет начального обучения ОмГПУ, по дисциплине на госэкзаменах выставлялось 3-4 выпускные квалификационные работы (ВКР) и это считалось большим событием. Доверялось выполнение ВКР лучшим сту-дентам. В физкультурном вузе было больше ВКР, явно имелись признаки опережения. Я, став заведующим кафедрой педагогики и психологии ОмГПИ, поставил цель: только по дисциплине «Педагогика и психология» подготовить 15 работ. Заведующими других кафедр факультета и отдельными преподавателями факультета это было встречено с неприятием: «Е. П. Щербаков занимается не серьезным делом». Сейчас по кафедре педагогики и психологии на выпускных экзаменах сдается экзамен по педагогике и психоло-гии, как по наиболее важному комплексному предмету, без выполнения ВКР, а на других кафедрах факультета по выбору студенты пишут и защищают ВКР. В настоящее время сдача комплексного экзамена стало более трудным делом, чем защита ВКР.
       А. Н.: Можно сопоставить открытие ученых советов по защитам кандидатских и докторских диссертаций в ОмГПУ и ОГИФК?
      Е. П.: Да, такое сопоставление сделать можно. В г. Омске первый совет по защитам кандидатских диссертаций по педаго¬гике был открыт в ОГИФКе в 1983 г. (шифр 13.00.04 - Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки и оздоровительной физической культуры), тогда как в педагогиче¬ском институте совет по защитам кандидатских диссертаций по педагогике был открыт только в 1995 (шифр 13. 00. 01 - Общая педагогика, история педагогики и образования). Педагогический вуз отставал от физкультурного вуза на 12 лет.
     Совет по защите докторских диссертаций по педагогике был создан в ОГИФКе в 1995 г., тогда как в педагогическом университете докторский совет по педагогике открылся только в 2002 г. Семь лет - значительный период для накопления опыта, традиций.
      Первым доктором наук по педагогике в г. Омске стал омич Анатолий Михайлович Дикунов, который учился в Центральном институте физической культуры в г. Москве. Он жил и работал в родном Омске и в 1972 г. защитил докторскую диссертацию в Москве. Вторым доктором педагогических наук был омич Юрий Павлович Си-маков (ОГИФК), который защитил докторскую диссертацию в г. Москве в 1985 г., а третьим стал М. Н. Аплетаев (ОГПИ), защитивший докторскую в 1990 г. В ОГПИ был доктор наук по филологии Г. Г. Едич. Затем докторские диссертации по педагогике защи¬тили: В. А. Аикин (1995) - СибГАФК; И. И. Сулейманов (1997) -СибГАФК; И. Т. Лысаковский (1997) - СибГАФК; Н. В. Астафьев (1997) - СибГАФК - специальная педагогика; С. А. Маврин (1997) - ОГПИ; Г. С. Лалаков (1998) - СибГАФК; А. И. Кравчук (1999) - СибГАФК; В. Н. Коновалов (1999) - СибГАФК; Н. В. Чекалева - ОмГПУ; Л. А. Шипилина (1999) - ОмГПУ; С. В. Барбашов (1999)    - СибГАФК; И. А. Маврина (2000) - ОГПИ и т. д. Как видим, представители института физической культуры опередили представителей педагогического института по защите докторских.
     В настоящее время в педагогическом университете открыты советы по методикам обучения по отдельным дисциплинам. На протяжении многих лет ректор Омского государственного педагогического университета К. А. Чуркин делает много для развития науки.
      А. Н.: Ты действительный член Петровской академии наук и искусств. Расскажи о ней.
   Е. П.: Петровская академия наук и искусств была учреждена в 1991  г. сообществом ленинградских ученых, желающих сделать Россию более процветающей. Б. Н. Ельцин тогда подписал Указ «О ликвидации АН СССР». В то время все республики СССР имели свои Академии наук, кроме самой большой - РСФСР. Указ был обозначен не о реорганизации, а именно о ликвидации, то есть все имущество Академии могло быть продано «с молотка». И не без усилий президента ПАНИ Л. А. Майбороды этот Указ был отменен.
     В период формирования Петровской академии наук и искусств газета «Правда» писала, что ученые третьего сорта пытаются создать Академию. Газета «Правда» назвала ученых ленинградской школы даже не второго, а третьего сорта. Между учеными Москвы и Ленинграда всегда было соперничество, но так назвать ленинградских ученых в газете «Правда» выглядит, мягко говоря, некрасиво. В такой большой стране, где существуют сот¬ни и тысячи направлений, каждое исследование является полезным. Направления, как ручейки, сливаются в единую реку, обра¬зуют огромные знания, полезные народу, нашему отечеству.
    Академия - это сообщество, собрание ученых, объединенных единой целью. Нынешняя ПАНИ правопреемник императорской (Санкт-Петербургской) Академии наук и художеств, основанной императором России Петром Великим. Он хотел видеть в Академии помощницу государю и народу по всем направлениям жизни страны. В ней были губернаторы, священники, поэты, естество-испытатели, врачи. И задача Академии была: «...добывать факты материального и духовного мира и нести их в народ».
      А. Н.: Есть мнение, что общественные академии не нужны, особенно часто об этом говорят руководители учебных заведений.
     Е. П.: Желание людей работать на благо общества, государства -это благородная позиция. Такие позиции, желания государство должно поддерживать и поощрять, хотя бы морально. Находясь в общественной организации, научный деятель работает на общественных началах, заработную плату за это он не получает. Конечно, академики РАН имеют более почетный статус, они и получают материальное вознаграждение. Необходимо не разделение, а объединение усилий всего научного сообщества страны.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: