+7 (913) 613 59 62

Войти
Регистрация

​Концепция музея разработана Центром социального развития "Благолетие"
Сайт музея создан благодаря финансированию Омского областного общественного фонда поддержки работников правоохранительных органов "ЩИТ", на средства победителя городского конкурса социальных проектов 2012 г.
На стендах музея «Книга жизни» Вы имеете уникальную возможность  поведать потомкам о своей жизни, о родных и близких людях, друзьях, коллективах и организациях. Сделать это несложно. Было бы желание, мы вам поможем.

Подробнее о музее

Борсуковский Борис Александрович

235 0

Борсуковский Борис Александрович

Человек который пытается заглядывать в неведомое, составлять проекты и реализовывать их в действительности.

 

+79514232820

01.01.1970












10. Влюблённость. Любовь. Семья​

- Введение

- О влюбдённости

- Подводные камни

- Понятие любви

- Кризисы семейных отношений


11. Бабушкин сынок-внучок

12. Пример для подражания

13. Школьное сочинение

14. Условный рефлекс

15. Урок для педагога



Продолжение списка рассказов 2





 

ВЛЮБЛЁННОСТЬ. ЛЮБОВЬ. СЕМЬЯ

 

ВВЕДЕНИЕ

 
Написание текста данной темы растянулось почти на пять лет. Это не говорит о том, что многолетний труд вылился в исчерпывающее по содержанию системное исследование. Исчерпать её вряд ли кому-то когда-то удастся. Но даже объяснение отдельных составляющих может принести пользу в понимании сложности семейной жизни.
 
Одна из учебных тем для студентов, изучающих вопросы социальной психологии, которые я читал в гуманитарной академии, называлась «Социально-психологические особенности семейных отношений». Для раскрытия её содержания были использованы наработки методологических семинаров, многолетним участником которых я был, что позволяло отойти от назидательности теоретического лекционного содержания, но перейти к её более глубокому осмыслению. Содержание темы вызывало большой интерес слушателей, независимо от их возраста. Студенты не просто слушали и конспектировали, они размышляли, иногда спорили, но больше удивлялись своим же выводам.
 
Тогда-то и появилось желание написать статью по этой теме. Но вскоре выяснилось, что она расширяется, даже расползается в объёме, чтобы охватить хотя бы основные элементы и связи между ними. На лекции время жёстко ограничено, её содержание плотно структурировано, что позволяет преподавателю опускать, пусть с некоторым сожалением, рассмотрение отдельных направлений этой сложной темы. А при изложении на бумаге ограничения объёма статьи вводятся только завершённостью логики автора. Вот эта логика ёмкой разветвлённой системы и растянула написание статьи на несколько лет.
 
Основным принципом изложения подобных тем является доступность для читателя. Для студентов она одна, для научного исследования другая, для массового читателя третья. На чём необходимо сконцентрировать внимание читателя, что можно опустить. Пришлось покопаться в интернете, находя немало полезных дополнений, что обогащало понимание содержания темы.
 
Хочу отметить один недостаток работы в интернете – лёгкость конспектирования части текста. Казалось бы, что в этом плохого? Когда неспешно работаешь с книгой или журналом, то выбираешь только тот текст, который наиболее полно отвечает требованиям твоей цели. Не будешь же переписывать лишний текст. Кроме того, обязательно записываешь издание, имя автора, название статьи, номер страницы текста, использованного в конспекте. В интернете за это же время можно просмотреть несколько источников и намётанным взглядом найти и скопировать любопытную выдержку даже с запасом. Такой темп приводит к тому, что через некоторое время установить источник цитаты в личном интернет-архиве почти невозможно. В течение некоторого времени формируется ёмкий цитатник, но теряется их источник.
 
К тому же любая новая идея обязательно является продолжением сторонней информации, которую кто-то ранее высказал устно или письменно. Идея является собственность автора только до тех пор, пока он её как-то не озвучил. Информация об идее воспринимается сознанием слушателя или читателя, трансформируется уровнем подготовленности мышления и становится его собственностью. Методологический вывод: хочешь, чтобы идея была постоянно твоей – молчи, разворачивай её в одиночку или тщательно маскируй (Метод Нострадамуса).
 
Не оправдываю компиляцию. В науке она совершенно не приемлема. Любое научное исследование состоит из двух основных составляющих:
- анализ состояния исследований, посвящённых данной проблеме, который позволяет выявлять уровень проработанности содержания идеи другими исследователями;
- новизна, то, что ещё никем не сформулировано в области исследования идеи.
 
Новизна не только основной критерий оценки исследования, но и почётная принадлежность глубины и достоинства исследования, проведённого автором.
 
Предлагаемая статья не является результатом научных исследований, она плод размышлений и оценки автором запутанной темы семейного счастья, рассчитанной на популярное чтение. Она является попыткой соединить собственные размышления и полезные суждения различных авторов по проблеме семейных отношений актуальных во все времена развития общества, которое постоянно вносит в них большие и малые коррективы, связанные с угасанием одних общественных функций и появлением новых более сложных, индивидуальных, нередко, трудно предсказуемых. В семье отражается динамика общественного развития, меняется общество, соответственно меняются условия создания семьи и принципы взаимоотношений её членов.
 
Человек по своей природе социален. Кто-то из мудрых сказал, что человек обречён жить среди людей, и это несложное утверждение ни у кого не вызывает возражений. Оно становится объединяющим, принадлежащим всем жителям планеты. Конечно, могут возникнуть попытки его опровергнуть, припомнив, к примеру, подзабытую историю семьи Лыковых, описанную в восьмидесятых годах В. Песковым в газете «Комсомольская правда», ушедшую в Сибирскую тайгу, прожившую там без общения с миром несколько десятков лет. Но они жили семьёй – малой ячейкой общества. Когда все старшие члены семьи умерли и осталась одна повзрослевшая дочь Лыковых, то она вернулась к людям, но ненадолго. Понятие «обречён» отражает не негативность, а неизбежность условия человеческой жизни.
 
О семье, как форме социальной жизни людей, написаны тысячи статей и сотни книг. Возникает вопрос: «Можно ли к ним что-то добавить, что дополняло бы содержание этой полезной и важной для жизни человечества темы?» Нет необходимости отвлекаться на рассуждения об институтах семейных отношений, которых вполне достаточно, хотя остались и тёмные стороны, требующие дальнейшего изучения и освещения, например, такие как свободные и однополые браки, становящиеся всё более популярными в эпоху всеобщей цивилизации. Что стоит за упрощённостью создания семьи? Является ли отметка в паспорте основой прочных семейных отношений? Возрождение таинства венчания – дань моде или требование развития современного общества? Создать семью относительно не сложно, но как её сохранить, чтобы она выполняла свою социальную функцию?
 

 

О ВЛЮБЛЁННОСТИ

 
Для многих людей любовь и влюблённость означают почти одно и то же, просто влюблённость есть начало любви. Так ли это? Есть ли необходимость сравнивать содержания этих двух понятий? Разве может быть любовь без влюблённости, а влюблённость без любви! Для семейного счастья это две стороны одной медали, но для нас важна сама медаль, чем является счастливая семья. В том-то и вопрос, что, не разведя эти понятия, семейное счастье подвергается существенному риску налететь на «подводные камни реки жизни». Могучий русский язык не засоряет себя словами, которые не содержат проверенного жизнью содержания.
 
Все люди рано или поздно проходят через состояние влюбленности, многие неоднократно, что является признаком их влюбчивости. Влюбленность – душевное переживание, эмоция, ощущение, которое не отличается постоянством, и направлена в основном на себя. Влюбленность – сильное переживание, оно способно заглушить в нас остальные чувства, усталость, страх, осторожность. Если человек влюблен, то это чувство доминирует, довлеет над всеми остальными. Влюбленность пьянит, вводит в состояние легкого помешательства. Человек не слышит голоса разума, взывать к его благоразумию нередко бесполезно.
 
Для того чтобы влюбиться, особого желания, тем более волевого усилия не нужно. Влюбленность приходит быстро, иногда с первого взгляда – буквально в одно мгновение. Все крылатые выражения, которые обычно применяют, описывая любовь, относятся скорее не к любви, а как раз к влюбленности: «любовь с первого взгляда», «любовь слепа», «любовь нечаянно нагрянет…», «от любви до ненависти один шаг» и т.д.  
 
Влюблённость – это признак молодости души и не зависит от количества прожитых человеком лет. Признаки влюблённости проявляются и у детей, и у пожилых людей. В момент влюбленности человек очень зависим от своих эмоций: ему хорошо, приятно, испытывает влечение к объекту своих чистых чувств, встречи доставляют радость и желание их продолжать.
 
Мужчину в состоянии влюблённости, как правило, привлекают женская красота, обаяние, изящество, умение одеваться, достойно вести себя в кругу друзей, вкусно готовить. Женщину в мужчине способно привлечь умение общаться, говорить красивые, нежные слова, ухаживать, недаром есть выражение: «Женщина любит ушами», хотя, скорее, влюбляется.  
 
Влюблённость не чисто плотское, эротическое притяжение, связанное только с телом, хотя эротики в нём хватает на душевном уровне. Страсть, сексуальное влечение, которое испытывают и животные, не имеет никакого отношения к любви. Хотя в браке при наличии любви между супругами и это чувство может быть одухотворено, и тогда оно будет являться продолжением супружеской любви и общения. Влюблённость может перерасти в любовь, а может и пройти, так и не став ею.
 
Многие молодые люди, испытывая влюблённость, сильное влечение друг к другу, твердо уверены, что это чувство будет продолжаться долго, всю жизнь. Это большое и даже вредное заблуждение. Влюбленность – это не любовь, и нередко она не свидетельство даже о начале любви. Известно немало примеров, когда люди не имели первоначальной влюблённости, но только симпатию друг к другу, но, вступив в брак, испытали позже настоящую любовь. И наоборот, страстная, бурная влюблённость заканчивалась скорым охлаждением чувств.
 
Первоначальное чувство влюблённости даётся как подарок судьбы, чтобы помочь двум весьма разным людям плавно войти в русло семейной жизни. Чтобы они, объединенные влюблённостью, смогли пережить трудности первого года брака, который психологами считается самым сложным, притереться и адаптироваться друг к другу. Вместе со сглаживанием взаимных шероховатостей должно происходить изменение чувств супругов, влюблённость переходить в любовь, которая должна расти и крепнуть. Следует помнить, что влюблённость не будет продолжаться вечно, но если супруги работают над своими отношениями, стремятся к миру и единству, то ей на смену приходит любовь. Супружеская любовь также чувство не статичное. В хорошем браке она претерпевает изменения и растет вместе с самими супругами. Идут годы, меняются условия жизни, но если супруги имеют любовь и хранят её, то она помогает им пережить все житейские трудности и кризисы. И тогда перенесенные испытания не только не ломают брак, но, наоборот, укрепляют супружеские чувства.
 
Кто не мечтает создать свои счастливые семьи по любви (брачные контракты лишь юридическое оформление материальных и социальных отношений), при этом не задумывается над тем, что захватившие их чувства оказываются влюблённостью. «Какая разница как называть, - возразят они, – влюблённостью или любовью – чувства, владеющие любящими сердцами искренни, радостны, восторженны, желания чисты». Чем больше сила этих чувств, тем больше надежда, что их хватит на все непредвиденные препятствия семейного пути. Можно ли против этого привычного утверждения что-то возразить!?
 
Что же может помешать семейному счастью любящих сердец, которые готовы преодолевать все внешние препятствия? Любовь всесильна? Любовь – да, влюблённость – эгоистична, поэтому слаба. Речь не идёт о так называемой «безответной любви», точнее, безответной влюблённости. Нередко на влюблённость одного нет ответных чувств у другого. Что здесь поделаешь? Страдать, надеяться, добиваться - нет однозначной реакции на эти действия, как и однозначных результатов. Тысячи видимых и невидимых, явных и тайных, осознаваемых и неосознаваемых, материальных и духовных, дружеских и враждебных причин приводят к самым неожиданным ситуациям и последствиям. Как точно это состояние выразил замечательный поэт Эдуард Асадов: «Все мы люди, все мы человеки. В общем, не простая штука жизнь». И хотя эти слова заключают финал неудавшегося семейного счастья, они не теряют своего значения, силы и в начале семейной жизни.

 

«ПОДВОДНЫЕ КАМНИ» СОСТОЯНИЯ
 ВЛЮБЛЁННОСТИ

 
А что же было в начале? Жизнь, во всей неповторимости, индивидуальности её социализации, которая определяется не количеством прожитых лет, а развитием психики, характера, воли; становлением личности, отношением к родителям, друзьям, случайным и неслучайным знакомым; формированием привычек, взглядов, желаний, запросов, потребностей. Неоднозначность условий, в которых развивался человек, формировали его личность, существенно влияли на их будущие результаты. Внешние: красота, образованность, талантливость, способности, ограниченность видны, а скрытые: привычки, желания, заботливость, ответственность, настойчивость, устремлённость, сдержанность, уважительность -  менее приметны, чтобы понять необходимо не только увидеть, но и всмотреться в них.
 
Современный темп жизни до минимума сокращает отрезок времени от знакомства до желания создать семью. К тому же яркий свет влюблённости ослепляет, а всплеск взаимных восторженных эмоций уверяет: «Вот оно счастье! Вот она любовь! Мы должны быть вместе, созданы друг для друга! Долой старорежимное - присмотреться, притереться! Любящие сердца не могут обманывать!» Кто решится возразить против таких доводов, да и вряд ли они будут услышаны, тем более приняты.
 
Обратим внимание хотя бы на малую часть скрытых причин, над которыми следует задуматься, чтобы не подвергать большим и малым опасностям такое желаемое семейное счастье. Их много, они переплетаются в разнообразные узоры и бесформенные клубки, разобраться в каждом возможном варианте, а главное дать на них какие-то полезные рекомендации вряд ли возможно. Но есть причины причин, которые лежат в основе семейных разладов.
 
Основная причина – это воспитание. Воспитание сопровождает всю жизнь ребёнка, подростка, юноши, девушки, независимо от того, где оно происходит: в семье, детском доме, школе, клубах, на улице и т.д. Не следует сводить воспитание к воспитательным формам и мероприятиям. Оно непрерывно, постоянно, так как его основу составляют личные примеры поведения, отношений, ответственности, понимания, уважения, заботы, уступчивости и очень много другого между родителями, детьми, воспитателями, учителями, случайными людьми.
 
От рождения ребёнок на бессознательном уровне впитывает в себя чувства родителей, а далее всё более осознанно - поведение и наиболее типичное отношение их между собой. Нужны ли примеры? Без особых напряжений каждый из нас сможет назвать их сотни, тысячи как добрых, так и негативных. Безразличные отношения в семье относятся к разряду негативных. Родители закладывают будущие семейные отношения детей. Задумывались ли они, что своими примерами в семье, работе, заботой о родственниках, дедушках и бабушках, друзьях, соседях, случайных людях, животных формируют стили семейных отношений своих детей. Задумывались, но успокаивали свою тревогу крылатым утверждением: «У них же свои головы на плечах. Вырастут – поймут». Кто же возразит, что это не так. Разве мало примеров, когда молодые не повторяют ошибок родителей, живут дружно в любви и согласии. В домах-интернатах дети вовсе воспитываются вне семей и, повзрослев, создают семьи в меру своих пониманий.
 
Будущее семей закладываются не только родителями, но и окружением, телевидением, кино, собственными мечтами, состоянием психики человека, случайными событиями, влияния которых может быть далеки от идеала.
 
У каждого молодого человека к моменту принятия им решения вступить в брак, создать семью, вольно или невольно, сознательно или бессознательно сформировались определённые нормы своей жизни.
 
Выделим содержание важнейшего для наших дальнейших рассуждений понятия «норма». Норма (от лат. norma — руководящее начало, правило, образец), - предписание, разрешение или запрещение действовать определенным образом. Все нормы независимо от их конкретного содержания имеют одну и ту же структуру, включающую в себя четыре элемента:
- содержание - действие, являющееся объектом нормативной регуляции;
- характер - обязывает, разрешает или запрещает это действие;
- условия приложения - обстоятельства, в которых должно или не должно   выполняться действие;
- субъект - лицо или группа лиц, которым адресована норма.
 
Не все эти структурные элементы находят явное выражение в языковой формулировке нормы. Но это не означает, что они не обязательны. Без любого из них нет нормы. К нормам также относятся обычаи (принято, чтобы младшие приветствовали старших первыми), моральные принципы (не будь завистлив) и др. Нормы обычаев — это правила поведения, вошедшие в привычку в результате их многократного повторения. Реализация обычных норм обеспечивается силой привычки. Если привычка слаба, то человек в определённых ситуациях сознательно или бессознательно в своём поведении может не руководствоваться отдельной нормой, отказавшись от неё частично или полностью. Обычаи морального содержания называют нравами.
 
Социальная норма, общепризнанное правило - образец поведения или действия. С их помощью обеспечивается упорядоченность, регулярность социального взаимодействия индивидов и групп (семья). Социальные нормы могут быть универсальными, относящимися в равной мере к каждому индивиду в данном обществе, и частными, относящимися к регулирующим действиям индивида, занимающего данную статусную позицию или выполняющего негативные (запреты) характеристики действия.
 
Необходимое условие действенности социальных норм - обоснованность с точки зрения соответствия их принятым в данном обществе ценностям и идеалам, по отношению к которым нормы выполняют подчинённую, инструментальную функцию. Следование социальным нормам обеспечивается двояко:
- превращением внешних требований во внутреннюю потребность, привычку, происходящую в процессе социализации индивида;
- за счёт включения в структуру общества и социального контроля, т. е. применения различных санкций к тем, чьё поведение отклоняется от принятых норм.
 
В процессе своей жизнедеятельности люди постоянно взаимодействуют друг с другом. Значительная часть отношений характеризуется противоречивыми интересами их участников. Результатом столкновения противоречий нередко становятся возникающие между членами общества конфликты.
 
Все эти условия конфликтов имеют своё проявление в семьях. Социализация ребёнка направлена на формирование норм (предписание, разрешение, запрещение) его отношения к окружающей жизни. В бытовом словаре понятие норма встречается довольно редко, часто в отражении какой-то соразмерности (нормально), или достижения предела (выше нормы – достали). В этом небрежении к содержанию понятия «норма» и заложены условия будущих семейных конфликтов.
 
Молодые люди вольно или невольно, будучи членами семьи родителей, «впитали» в себя стиль их отношений между собой, к близкому или дальнему окружению. Они не станут социальными копиями родителей, но в формировании личных норм роль родителей и окружения огромна, если не сказать, что основная. Следует отметить, что нормы родителей неоднозначны и неравнозначны. Руководствуясь своими нормами, родители могут создать доброжелательные отношения между собой, негативные или равнодушные. Нормы одного из них могут быть более активными по отношению к нормам другого, а потому более прочно усваиваются детьми. В своих семьях молодожёны сознательно или бессознательно руководствуясь сформированными нормами их прежней жизни будут повторять как отношения родителей, так и привычный им уклад поведения. Обозначим знаком N человеческие нормы, а знаками N1 и N2 нормы отдельных субъектов.
  
                                                               
 
Можно ли обнаружить эти таинственные нормы? Конечно. Человек, не отягощенный знаниями основ философии, социологии, психологии и педагогики, вполне разумно их выделяет и ими пользуется, подспорьем чему является его жизненный опыт. Исключением может стать ослепляющая и завораживающая влюблённость, которая может на некоторое время изменить поведение в нарушение влюблённым личных норм. Даже неряха не пойдёт на свидание в неопрятной одежде, а наденет всё лучшее; не пригласит предмет своего обожания в дом, где что-то не приведено в порядок. Финансовые проблемы не остановят молодого человека в приобретении любимой красивого букета цветов и хоть однажды от посещения кафе или недорогого ресторана. Влюблённость красива, щедра, безудержна, торжественна, окрыляюща, празднична.
 
Нередко случается, что «подводные камни» влюблённости начинают настойчиво выходить наружу после торжественного социального акта – бракосочетания. На первый взгляд подобное утверждение нелогично. Свадебный марш сопровождает торжество бракосочетания, извещает о создании новой, конечно же, счастливой семьи. Звучат поздравления, наставления, вручаются подарки, состояние радости, счастья охватывают всех участников этого таинства. Посмотрите на сияющие лица молодожёнов, для них праздник – это начало счастливой, долгой семейной жизни.
 

 

ПОНЯТИЕ ЛЮБВИ

 
Любовь - понятие необычайно емкое и многозначное. Любят свое дело, своих товарищей, друзей. Любят близких, семью, детей. Бывает любовь живая и действенная. Бывает отвлеченная, ни к чему не обвязывающая - к человечеству вообще, к природе... Но умы людей больше всего занимает чувство любви женщины и мужчины.       Любовь может стать - и надолго - смыслом жизни человека, оттеснить все другие дела. Отсюда непреходящий интерес к природе любовного чувства, стремление понять: что же такое любовь?
 
Любовь - самая таинственная область человеческих отношений. В её сущности частные науки разобраться не могут. И этому есть причины. Любовь уникальна в каждом личном проявлении. Представить же специальную науку о любви - по крайней мере пока - невозможно. Существует безграничная, живая область повседневного мышления. Почти каждый человек вносит своё и в чувство любви, и в суждения о ней, причем самое возвышенное, яркое, меткое, бережно сохраняемое в сокровищнице общественного опыта. 
 
Но любовь - это не счастливая случайность или мимолетный эпизод, а искусство, требующее от человека самосовершенствования, самоотверженности, готовности к поступку и самопожертвованию. Именно об этом говорит в своей книге “Искусство любви” известный философ Эрих Фромм. «Любовь - не сентиментальное чувство, испытать которое может всякий человек независимо от уровня достигнутой им зрелости. Все попытки любви обречены на неудачу, если человек не стремится более активно развивать свою личность в целом, чтобы достичь продуктивной ориентации; удовлетворение в любви не может быть достигнуто без способности любить своего ближнего, без истинной человечности, отваги, веры и дисциплины».
 
Фромм выделяет пять элементов, присущих каждому виду любви. Это давание, забота, ответственность, уважение и знание.
 
Способность любви давать предполагает достижение “высокого уровня продуктивной ориентации”, в которой человек преодолевает желание нарцисса эксплуатировать других и накоплять, и приобретает веру в свои собственные человеческие силы, отвагу полагаться на самого себя в достижении своих целей. «Чем более недостает человеку этих черт, тем более он боится отдавать себя, - и, значит, любить», - считает Фромм.
 
То, что любовь означает заботу, наиболее очевидно в любви матери к своему ребенку. Никакое её заверение в любви не убедит нас, если мы увидим отсутствие у неё заботы о ребенке, если она пренебрегает кормлением, не купает его, но, когда мы видим её заботу о ребенке, мы всецело верим в её любовь.  «Любовь - это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим».
 
Ответственность - есть ответ на выраженные или невыраженные потребности человека. Быть «ответственным» значит быть в состоянии и готовности «отвечать». Любящий человек чувствует ответственность за своих ближних, как он чувствует ответственность за самого себя. В любви между взрослыми людьми ответственность касается, главным образом, психических потребностей другого человека.
 
Уважение - это не страх и благоговение, это способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность. Таким образом, уважение предполагает отсутствие эксплуатации. «Я хочу, чтобы любимый мною человек рос и развивался ради него самого, своим собственным путем, а не для того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким, как мне хотелось бы, чтоб он был, в качестве средства для моих целей».
 
Уважать человека невозможно, не зная его: забота и ответственность были бы слепы, если бы их не направляло знание. Фромм рассматривал любовь как один из путей познания «тайны человека», а знание - как аспект любви, являющийся инструментом этого познания, позволяющий проникнуть в самую суть.
 
Нет большей любви, как кто положит жизнь свою за ближних своих. Лейбниц определял любовь как «чувство радости, происходящее из счастья ближнего». Надо понимать, что любовь - это не столько дела, сколько чувство. Не столь важно, как много мы сделали, как то, с каким настроением мы это делали. Можно многое полезного и доброго совершить, а потом своей раздражительностью, грубостью и другими недостатками огорчить тех, кому хотели сделать приятное
 
Подлинное совершенствование состоит не только в развитии своего разума и душевных свойств, но именно в совершенствовании себя в бескорыстной любви. 

 

ОТ ВЛЮБЛЁННОСТИ К ЛЮБВИ

 
Праздники, какими бы яркими, весёлыми они не были, заканчиваются. Большую часть жизни составляют будни, окраска которых существенно зависит от взаимоотношений между окружающими нас близких людей, особенно с самыми близкими.
 
Праздник бракосочетания чаще всего является пиком, вершиной влюблённости и началом непростого пути к семейной любви. Что же может помешать этому переходу, её последовательному развитию в семейных отношениях?
 
Основная ошибка влюблённых после свадебного торжества – это уверенность, что супруги стали единым целым. Да, они создали единую социальную ячейку общества – семью. Многое невозможное ранее стало доступным только им. Единение олицетворялось в близости. Некоторые различия взглядов и интересов для семьи не помеха, влюблённые супруги помогут друг другу их быстро преодолеть.
 
Попробуйте их переубедить в том, что они по-прежнему остались разными личностями и в новой семейной жизни сохранят свои индивидуальные особенности. Посмотрят на вас счастливыми мечтательными глазами и не поверят, влюблённость слепа.
 
Проходят дни, недели, месяцы семейных отношений наших молодожёнов. Какие они?! Светлые, тёплые, уютные, доверительные или покрылись трещинами упрёков, раздоров, непонимания, неприятий, разочарования. Что укрепляло или разрушало семью любящих сердец?
 
Основным социальным препятствием являются сформировавшиеся индивидуальные нормы жизни этих по сути разных людей, которые начинают проявлять себя через несколько дней семейной жизни или несколько позже. Создавая семью, молодые супруги сознательно, но чаще бессознательно используют привычные примеры отношений своих родителей. Если между родителями преобладал авторитаризм одного из них, то с большой вероятностью молодожёном будет сделана попытка перенести его в новую семью.
 
В молодой семье в меньшей или большей степени явно или скрытно начинает конфликт норм. Сила конфликта зависит от их отличия по составу и силе склонности влюблённых придерживаться привычек родителей, которые вошли в нормы.

 
      N1   >   N2  

Состав норм вряд ли поддаётся анализу. Он определяется уровнями сформированности личности, индивидуален. Систематизация норм не даст однозначного результата, а для отдельных личностей создавать огромное количество вариантов систем совершенно бесполезно. Для человечества более понятен термин «привычки», которые довольно точно, в достаточном объёме и составе определяют личности каждого из супругов.
 
Маловероятно, что нормы молодожёнов могут полностью совпадать. Близкими к совпадению могут быть: уровень интеллектуального развития; социальные и профессиональные интересы; увлечения и многое другое, условиями развития которых являлось социальное и культурное состояние общества. Эти нормы, охватывающие социальные отношения групп людей, довольно наглядны, сгруппированы, имеют высокий уровень обобщения.
 
Но основные личностные нормы закладываются и формируются в семье. Они более индивидуальны, разнообразны и существенны для отдельной семьи. Ребёнок в своём развитии полно или частично впитывает отношения самого близкого ему окружения, превращая их в устойчивые привычки. Именно конфликт индивидуальных эгоистичных норм (привычек), скрытых или неявных в период влюблённости, испытывает на прочность каждую молодую семью. Сила этих испытаний, их продолжительность и результат зависят от качественного различия и силы индивидуальных привычек до семейной жизни молодожёнов.
 
Можно подробно доказывать читателю, что каждый человек сознательно или бессознательно пользуется индивидуальными значимыми для него нормами жизни. Набор этих норм индивидуален, как отпечатки пальцев. Даже дети одной семьи имеют наборы индивидуальных привычек, имеющие существенные различия.
 
Что же делать? Надеяться на старинные народные поговорки: «стерпится - слюбится», «перемелется – мука будет». Чего беспокоиться, любят же друг друга, притрутся. А может, попытаться изменить «плохие» привычки другой семейной половины? Эти привычки стали как-то проявляться, мешают семейному счастью, создают предпосылки для ссор. Влюблённость, как правило, не обращала на них большого внимания, мелкие они какие-то по сравнению с огромным чувством надежды на счастливое или хотя бы сносное будущее. Кто-то же должен проявить инициативу в помощи исправления недостатков другого, для его же пользы, главное, не запустить эту «работу над ошибками».
 
И это решение становится началом разрушения семьи. Постепенно, под влиянием личных привычек, возникают препятствия, которые вызывают ответную реакцию «на себя посмотри», усиливаясь пропорционально нарастающему давлению. Объяснения, что всё делается для его (её) же пользы, не убеждают, но напрягают и раздражают обе стороны пока в малозаметных ссорах, зарождающих семейные конфликты.
 
Обратим внимание на забытую традицию прошлых веков – помолвку, которая могла длиться несколько месяцев, а то и годы, и не обязательно приводила к созданию семьи. Наши предки ответственно относились к этому этапу будущего семейного счастья. Семьи потенциальных молодожёнов, особенно сами молодые, в уровне своих требований к семье, присматривались друг к другу. И не обязательно это относилось к уровню материального достатка. Это время для познания характера человека, его привычек, наклонностей, интересов, готовности к семейным отношениям. Конечно, далеко не всё было гладко и без издержек. И в те времена влюблённость мог подменить расчёт любого содержания. Но главная цель помолвки, как правило, достигалась. В прошлом веке помолка практически исчезла, но перед регистрацией обязательно давался месяц для окончательного принятия этого важного решения. Не спешите, присмотритесь друг к другу, «семья не шуба – легко не сбросишь».
 
Усиление активности любой стороны на исправление норм другой половины, если эта половина не слабовольна, легко подчиняемая влиянию другого, вызовет реакцию не менее активного противодействия. Зависимость жены от мужа, как материальная, так и социальная в современном образованном обществе уменьшается. Если в старину нормы мужчины в семье доминировали над нормами почти беззащитных женщин, то сейчас наблюдается процесс выравнивания значения этих норм. Это очень интересная тема для наших рассуждений, но мы с сожалением оставим её без анализа, обозначив только её направление – эмансипация.
 
Отмечаем, что различие в составе и качестве личных норм молодожёнов сохраняется, но их значимость в семейной жизни выровнялась. «Притирать» нормы придётся, но как?
Есть только один способ этой притирки – каждый имеет право изменять только свои нормы. Утверждение, что «с милым рай в шалаше», в современности теряет своё значение. Современный «шалаш» - это не только отдельная благоустроенная квартира, материальный достаток, но и свобода, создающая условия для личного развития. Жизнь до бракосочетания идёт по одним социальным нормам. После него существенному изменению подвергаются не только нормы социальные, но и личные. Изменение личных норм может привести к положительному результату лишь при одном условии, что оно проводится добровольно. Не все прежние привычки молодожёнов могут способствовать семейному счастью. Общего содержания понятия «семейное счастье» не существует, каждая семья его видит и создаёт по-своему. Главное, чтобы оно не отличалось в понимании супругов. В общем виде оно им понятно, продумано, согласовано между собой, но индивидуальность и устойчивость создают принятые или отвергнутые мелкие детали. До свадьбы эту мелочь влюблённость, как правило, не воспринимает всерьёз, она не мешает радоваться ожидаемым встречам. Но наступает время, когда встречи заменяются постоянным общежительством. От неприятных мелочей, если они добровольно не ликвидированы их источником, уже не уйти. Попытки не замечать, не приносят положительного результата, так как мелочь, оцениваемая ранее как некоторое затруднение, обладает способностью разрастаться, и ликвидировать её становится всё сложнее.
 
Ещё до вступления в брак влюблённым самостоятельно (советы родителей и друзей нередко бывают не состоятельными) независимо друг от друга, необходимо провести оценку и переоценку своих привычек. Это не простая, но необходимая работа. Не исключено, что какие-то привычки могут оказаться не преодолимыми, не стыкуемыми для совместной жизни с любимым человеком, будут существенно препятствовать ожидаемому семейному счастью. Не разумно ли отказаться от создания семьи с этим человеком? В создании семьи недопустима спешка, непонимание, недооценка или переоценка партнёра. Семья создаётся на всю жизнь и далеко не все сочетания данных личностных компонентов (норм) позволят влюблённости перерасти в любовь. Со временем влюблённость ослабнет или уйдёт совсем. И только любовь становится гарантом счастья в семье. Поэтому для создания семьи в каких-то случаях можно пожертвовать влюблённостью, но непростительно рисковать будущей любовью.
 
Но ведь может же быть любовь с первого взгляда? Может и это прекрасно! Благодатная тема, но с не меньшим огорчением вынужден её пропустить.
 

 

КРИЗИСЫ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ.
(АНАЛОГИИ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ)

 
Что становится причиной распада семей, созданных по искренней, чистой влюблённости? Почему влюблённость не переросла в любовь, способную преодолевать все ожидаемые и неожиданные, большие и малые, видимые и неосознаваемые препятствия? Из них наиболее коварными являются препятствия, над которыми человек редко или никогда не задумывается. Рассмотрим несколько из них, для упрощения понимания используя метод аналогии – сравнение сложного с более понятным простым. 
 
1. Люди отличаются друг от друга своей способностью любить, объёмом (потенциалом) любви.
 
Несложно представить открытый сосуд любой формы и ёмкости? Сравним его «сосудом любви». Сосуд должен быть чистым, заполненным душевностью и духовностью, основой любви. Как эта не материальная субстанция заполняет «сосуд любви» и как превращается в состояние любви не известно, да и не так важно для нашей аналогии. Примем, чем более человек способен любить, тем больший объём «сосуда любви» ей соответствует. Форма сосуда в данный момент значения не имеет.    
 
2. Материал сосуда.
 
Сосуды изготавливаются из различных материалов. Они могут прочными и хрупкими, прозрачными и тёмными. Так и любовь можно легко разбить или она сможет противостоять разным по силе ударам судьбы. Любовь может быть светлой, обозреваемой для всех, а может быть тайной, закрытой от посторонних взглядов. 

3. Эмоции как осадки.
 
Сосуд – открытая ёмкость, иначе он бесполезен. В сосуд что-то заливается или засыпается. Чем заполняется «сосуд любви» – эмоциями, которые могут быть, как положительными (радость, внимание, понимание, забота и пр.), так и негативными (унижение, подозрения, оскорбления, упрёки, сплетни, измены). Представим негативные эмоции в виде жидких осадков (помоев), которых много вокруг, часть из которых может попадать в открытый «сосуд любви», заполняя его бытовой грязью. Положительные эмоции -  тепло, способное часть помоев высушить, но вряд ли способное всю грязь удалить, накапливается неприятный осадок.
 
4. Чем больше негатива попадёт и останется в сосуде, тем меньше места любви в нём сохранится.
 
Негатив капля за каплей, упрёк за упрёком, незаметно заполняет «сосуд любви», хотя в него можно и плескануть. Нужно ли приводить примеры, как это делается? «Милые бранятся, только тешатся», - наивно утверждает народный оптимизм. – «Стерпится – слюбится». Изменения  в семейных отношениях зависят от размеров «сосудов любви», станут заметными, когда хотя бы один из них основательно заполнится. Первое время эти изменения объясняются «притиркой характеров». Возможно, что так и есть, но нельзя исключать и конфликт личных норм не только молодожёнов, но и нового семейного окружения.

Развитие отношений можно поделить на несколько этапов, первый из которых - влюблённость. Он всегда сопровождается идеализацией партнера и длится сравнительно недолго. Ожидаемым результатом влюблённости является принимаемое партнерами совместное решение жить вместе. Брак может быть зарегистрирован или нет - в данном контексте это не важно. Для нас принципиально то, что отныне мужчина и женщина начинают видеть друг друга не только в те минуты, когда этого захотят. Если раньше они назначали свидания и встречались лишь тогда, когда оба были морально и физически готовы к встрече, то теперь будут вынуждены проводить время вместе, когда не настроены на флирт и общение, когда раздражены, подавлены, расстроены, когда болеют и устают. Помимо этого, каждый из партнеров узнает своего спутника с совершенно новых сторон: они могут столкнуться с более серьёзными проблемами из-за отличия семейных и хозяйственных укладов их прежних семей, разницы культуры и образования, целей, к которым стремятся в жизни. Именно этот тяжелый для всех без исключения период называют "притиркой". Глупо считать, что "притирку" можно избежать, зато сделать её менее болезненной вполне возможно. Для этого партнерам необходимо в самом начале отношений выяснить цели и приоритеты друг друга, личной волей пойти на взаимные уступки, проявить совместную активность в стремлении быть вместе. "Притирка" - это тот момент, когда люди принимают (иногда осознанно, иногда - нет) окончательное решение по вопросу: будут ли они вместе. Для того, чтобы это решение было положительным придётся преодолеть преграды из собственных ссор и конфликтов, увидев "истинные лица" друг друга, сохранить своё желание понимать и идти на компромиссы, им нужно будет начать работу над изменением себя ради близкого человека и, наконец, каждому из них потребуется по-другому взглянуть на партнёра: увидеть его недостатки как особенности, а его достоинства - как повод гордиться им. Это получается далеко не у всех пар. И чаще всего именно "притирка" служит главной причиной быстрого расторжения заключённых браков, особенно в молодом возрасте. В совместной жизни стадия "притирки" наступает довольно быстро - в пределах полугода-года. Если удастся успешно её пережить, то пару можно считать морально готовой для семейной жизни. Теперь она - единое целое, единый организм, который все ощущения делит на двоих. Или на троих. Или на четверых... Поэтому молодым парам «практики» нередко рекомендуют пожить какое-то время вместе прежде, чем регистрировать свои отношения, или использовать забытую форму помолвки. Мы же уповаем на знания, необходимые для формирования семейных отношений.

5. Как загрязняется «сосуд любви».
 
Не перечесть способов! Укажем некоторые из них. А дальше, читатель, думай сам.
Главный из них – смешивание понятий «влюблённость» и «любовь». Чем они отличаются, мы рассмотрели, а вот как это происходит – необозримость вариантов.
Во-первых, мы отметили, что «сосуды любви» могут отличаться по объёму, потенциалу любви. Чем меньше объём, тем быстрее сосуд заполняется грязью. Но также отметили, что сосуды отличаются формами (интересная тема, которую опускаем). Обратим внимание только на открытую часть – горловину, через которую осадки имеют возможность попадать в ёмкость. Горловина может быть узкой и широкой. Даже в малый сосуд при узком горлышке осадков попадает значительно меньше, а сосуд заполняется незначительно, чем в большой сосуд, но с широкой горловиной. Сравните колбочку с узким горлышком и широкий таз. Широкая горловина – это активная реакция на слухи, сплетни, наговоры, неприятие норм второй половины и преувеличение собственных.
 
Во-вторых, от количества осадков, исходящих как друг от друга, так из социальной среды. Чем больше осадков, тем быстрее заполняются сосуды. Если личные нормы не подвергнуты добровольному пересмотру и изменению с целью формирования любви, направлены только на сохранение состояния влюблённости, нередко сопровождаемое малыми и большими неудовольствиями, выражаемые попрёками, то осадки будут увеличиваться. Но хуже всего, когда кто-то (внутри семьи или извне) начинает требовать изменения партнёра или активно менять, как считают, для его же пользы.
 
В-третьих, «сосуд любви» заполнился. Если осадок не переливается через край, его ещё можно скрывать (терпеть), хотя пространства любви там уже почти не осталось. Сосуд не находится в состоянии постоянного покоя, динамика жизни его постоянно раскачивает, толкает, а грязь через открытое горлышко выплёскивается наружу. А это уже большие и малые зримые, обсуждаемые и осуждаемые скандалы. Часть выплеснутой грязи немного очистило сосуд, что может привести к некоторому примирению, но непрекращающиеся осадки снова заполняют его. Можно ли говорить о любви?
 
В-четвёртых, можно ли уменьшить горлышко сосуда? Ответ непростой, но имеющий свою долю объективности - можно. Основное условие – знания о семейной жизни. Личным волевым усилием над собой горлышко можно прикрыть и даже закупорить, уменьшая, а то вовсе прекращая попадание осадков в сосуд. Но это действие человек может выполнить только со своим «сосудом любви». Внешние усилия могут только подсказывать человеку о необходимости, но бессильны выполнять за него эти действия. Отмечали, что внешние попытки изменить социальные нормы личности приводят только к возрастающему внутреннему противодействию, даже при условии, что личность признаёт свою неправоту и порочность поведения в семье. Он может примириться, уступить силе давления, но вряд ли смирится, чем нарушены основные условия для зарождения или сохранения любви. 
 
В-пятых, условие любви – свобода. Безграничная свобода – это анархия, беспредел, разрушение. Любовь – это добровольное, осознанное ограничение собственной свободы ради свободы любимого человека. Не случайно бракосочетание в народе называют семейными узами – словом, семантически связанным с глаголом «обуздать». И это справедливо. В этот торжественный момент влюблённые, нередко не понимая того, надевают друг на друга невидимые узы, один конец которого прикреплён к телу любимого или любимой, а другой передаётся в руки второй половины. Подобная процедура проводится и с другим супругом или супругой - уз две. Свобода получила необходимое ограничение, но недостаточное. В подтверждение приведём несколько любопытных рассуждений:
 
  • На какой части тела закреплена уза? Её можно представить как поясок, а можно – петлёй на шее. Полагаем, что данного сравнения достаточно для воображения ситуации. Полагаем, что поясок предпочтителен.
  • Как прочно уза закреплена, затянута? Если свободно снимается, может возникнуть желание в какой-то момент, незаметно от неё освобождаться. Подленько – но возможно. Полагаем, что она должна быть закреплена так, чтобы её чувствовать, но при этом не мешать движениям.
  • Конец поводка в руках второй половины. Поводки могут быть разной длины. Если он бесконечно длинный, то уза теряет своё присутствие и значение, она ни от чего не удерживает. Поводок можно укоротить под поясок настолько, что свобода существенно, но не обоснованно уменьшается, что становится поводом для конфликтов. Конечно, его оптимальная длина для каждого из супругов определяется опытом совместной жизни, чтобы не быть чрезмерной во всех случаев семейных отношений.
  • Поводок должен быть достаточно крепким, чтобы не рвался от мелких и
случайных ссор. Связать концы можно, но где гарантия от новых порывов, к тому же остаются узлы.
 
Можно продолжить аналогии, позволяющие через доступные сравнения задуматься о более сложном понятии. Очередной раз сдерживаю своё разгорячённое воображение – это осмыслить, не перегрузить читателя информацией, но побудить его к размышлению, анализу своей семейной жизни, своей роли в формировании взаимной любви.
 
Счастья Вам!
 
 



 

БАБУШКИН ВНУЧОК-СЫНОК
(Вагонные рассказы)

         
Сколько интересных повествований можно услышать, путешествуя в вагонах поездов дальнего следования! Постараюсь подробно передать один из них, опуская содержание самого путешествия. Его рассказала миловидная, интеллигентная бабушка, возраста между пятидесяти пяти и шестидесяти пяти лет, которая ехала к внуку в гости. Хотя современным бабушкам нередко около сорока, а выглядят они лет на тридцать, но народившиеся внуки невольно награждают их почётным званием – бабушка. Само повествование заняло не многим более получаса, но запомнилось искренностью чувств и глубиной переживаний.

В уважении к социальному статусу будем называть её по имени-отчеству – Тамара Петровна. Ранее, при знакомстве, соседи узнали, что она педагог со стажем более двадцати лет, но по причине хронического воспаления лимфатических узлов голосовых связок стал пропадать голос. Врачи настаивали на уменьшении речевой нагрузки, но разве в школе такое возможно? Пыталась, продержалась ещё три года, но всё же школу пришлось оставить. Следующие места работы для характеристики Тамары Петровны большого значения не имели, поэтому их опустим. Отметим только, что имя Тамара, как правило, характеризует привлекательность внешности и силу её характера. Соседи по купе за сутки знакомства не по одному разу рассказали свои жизненные истории, но Тамара Петровна участвовала в них лишь своим задумчивым, но искренним вниманием. Все спутники были примерно одного возраста, поэтому в начале знакомства больше говорили о работе, потом о политике  и, наконец, перешли на обязательную тему - о любимых внуках. Тамара Петровна своим вниманием привычно участвовала в разговорах. Однажды соседка, которая просила называть её баба Валя, поинтересовалась: «Тамара Петровна, а у вас есть внуки?» Вопрос был вполне ожидаем. Ответ Тамары Петровны вылился в предлагаемое повествование.

- Есть, четверо, - с улыбкой ответила Тамара Петровна, - еду к старшему. Год его не видела – телефон да интернет, но разве они заменят живое общение.
         
- Сколько ему лет? – допытывала любопытная баба Валя.
         
- Большой уже, студент. Лето подрабатывал. Мы с наших пенсий помочь не можем, а жить в Москве дорого. Младшие-то дома, с ними проще. За старшего тревога большая – сидит днями и ночами за компьютером: учится и работает с ним. Скоро сессия начнётся, хоть подкормлю его.
         
- Да уж эти студенты, - философски вздохнула баба Валя и добавила, - а родители-то как? Мать к нему съездила?
         
- Да я и есть бабушка-мать, - после продолжительной паузы, видимо, приняв какое-то непростое решение, ответила Тамара Петровна. – Не удивляйтесь.
         
Мой сын женился рано. Студент. Повстречал в университете девушку, влюбился, решили пожениться. Наши доводы, что нужно завершить учёбу, услышаны не были. Сын отличается добрым, но упрямым характером. Его самостоятельность нередко отзывалась у нас обоснованной тревогой, вот и решили, что пусть рядом будет любимая девушка, тем более, что искренность их чувств сомнений не вызывала.   
         
Через год у них родился сын. Медсестра, сообщив нам по телефону радостную весть, умилительно добавила: «Хорошенький такой!» Пять человек двух семей жили в двухкомнатной квартире, теперь добавился шестой, но такой желанный. С первых же дней взяла над внуком шефство – вырастила двух детей, опыт. Молодые не возражали – на учёбу требовалось время. Я ещё работала в школе, муж – преподаватель института, родители – студенты. До пенсии нам далеко. Составили текущий, хотя и довольно напряжённый, график ухода за младенцем. Приходилось жертвовать временем на работе, но это не в тягость. Внучок просто купался в нашей любви и заботе, отвечая нам успехами своего развития. Каким родителям, тем более бабушкам и дедушкам они не знакомы! Так пролетело три года. Наши студенты, уверенные, что ребёнок не окажется без присмотра, всё больше задерживались в университете, да и развлечься успевали. Я вынуждена была покинуть школу, но пока не работала. Денег не хватало, но, ограничивая себя в расходах, не бедствовали. Тревожило, что любящие своего ребёнка родители не уделяют ему достаточного внимания. Ребёнок, подрастая в нашей большой семье, конечно, не понимал моих тревог. Да и что они по сравнению с радостью ощущения этого милого маленького чуда.
         
Но вот родители получили свои дипломы, появилась ещё одна ответственная забота – работа. Я тоже устроилась в одну из фирм, где не требовалось постоянного присутствия, а позже открыла свой небольшой бизнес. Стала назревать бытовая ситуация, когда молодёжь стала стремиться к самостоятельности своей семьи, тесновато стало в нашей квартирке. Мы с мужем понимали суть возникающей проблемы, но решительно не принимали и не представляли, что останемся без ежедневного общения с внуком. Но решаем не мы, осталось только скорбно согласиться.
         
Дети сняли в другом районе города, но ближе к работе, комнатку в коммунальной квартире. Внука сумели отдать в детский сад, который находился чуть ли не во дворе дома. Но эксперимент с садиком довольно быстро развалился по причине нежелания внука его посещать. Уже через неделю остро встал вопрос: «Что делать?» В течение месяца искали ответ на этот мучительный вопрос. Однажды, в воскресенье, муж рано утром приехал к молодёжи и застал их спящими, а внука, тихонько сидящего за столом, не выдержал и решительно потребовал, чтобы собрали вещи ребёнка, он его заберёт к нам домой. Удивительно, но возражений не последовало. Родители ребёнка собрали, вещи упаковали, поцеловали и отпустили.

Так внучок вернулся в нашу семью, а с ними привычные заботы. Прибавилось их и у нашей дочери. Она училась в шестом классе. После школы выполняла домашнее задание и шла с Сашей, так зовут внука, гулять. Мы же по очереди ходили на работу, нередко вместе с внуком. В экстренных случаях выручали сваты, забирая внука на несколько дней к себе. В самом крайнем случае на пару часов можно было оставить у соседей. Родители приезжали в гости, но никогда не забирали сына к себе. Но это всё бытовые заботы.

Саше исполнилось пять лет. Меня стало беспокоить то, что внук почти не общается со сверстниками, домашний ребёнок. Во дворе он играл с ребятнёй, но инициатором игр не был. Да и игры всё более связаны с копанием в песке. Скоро в школу, а он не знает, что такое детский коллектив. Дома, среди заботливых взрослых, подвижный, энергичный, а как будет чувствовать себя среди сверстников? Не потеряется ли среди них? Всё же общение в детском саду приносит пользу. Мы помнили и опасались результата первого опыта, повторять который не хотелось. Но и оставлять проблему без решения считали неразумным.

Однажды услышали, что в городе есть частная школа-детсад. Разузнали о ней, съездили, поговорили с директором, определились с финансовыми возможностями. Решили, что если родители берут на себя оплату посещения садика, то мы будем Сашу туда отвозить и забирать. Расстояние от нашего дома до школы довольно большое – шесть остановок автобусом, да до школы идти ещё метров пятьсот. Но тревога за будущее внука требовала неотложного решения. Удивительно то, что внук легко вошёл в детский коллектив, тем самым сняв нашу тревогу о посещаемости. На следующий год он перешёл в группу подготовки к школе. Своими способностями довольно прочно вышел в лидеры, хотя дети в группе были неплохо развиты. Мы старались не упустить развитие ребёнка, но времени и возможностей катастрофически не хватало. Дед читал и придумывал сказки, научил считать. Дочь учила с ним алфавит. За мной было общее руководство воспитанием и развитием.

Пять лет Саша проучился в школе. По всем предметам одни пятёрки. Активист и заводила в классе. В классе всего-то восемь учеников. За урок учитель успевал поработать с каждым из них. После занятий - набор мероприятий, прогулки, футбол во дворе. Школа хорошая. Её удалённость нас не смущала. Полный день пребывания учеников вполне устраивал. Дети после уроков под присмотром воспитателей готовят домашнее задание, отдыхают, а, главное, накормлены.

Но снова на нас накатило беспокойство. Начинается изучение более сложных учебных предметов: биология, физика, химия. В школах для преподавания этих предметов создаются оборудованные кабинеты, в которых собраны разнообразные приборы, экспонаты, химические реактивы и посуда. В нашей маленькой, уютной школе этого не было или существенно ограничено. Мне знакомы недостатки «преподавания на пальцах» без наглядности – формируется запоминание без достаточного понимания. В этом возрасте у детей активно формируется мышление, чему служат наглядность, опыты, эксперименты. За семь лет воспитания  и обучения в школе мы привыкли к ней, благодарны педагогическому коллективу, но пришло время её покинуть. Перевели Сашу, с его-то пятёрками, в одну из лучших гимназий города, которая располагалась намного ближе к дому.
         
Но случилась беда откуда не ждали – родители развелись. Я много размышляла над этой трагедией, укоряла себя, старалась смягчить для внука этот удар. Бытовая неустроенность, постоянная нехватка денег, независимость характеров, мелкие и крупные ссоры, конечно, не способствуют семейному благополучию. Главное цементирующее условие каждой семьи – дети, а мы своей заботой лишили её этой прочности. Всё наше внимание обращено на внука, а родители - взрослые люди, сами разберутся в своих отношениях. Через полгода сын на несколько лет уехал работать за границу, а Лера попыталась создать новую семью. Мы с мужем болезненно переживали эту трагедию, особенно беспокоясь за внука. Он был вроде бы прежний, но душевную надломленность выдавали грустные глаза. Понимали, что семью уже не вернуть, но ребёнок стал сиротой при живых родителях. Мы - его защита и опора, но взрослеющий ребёнок пытается найти ответ: почему он постоянно жил без матери и отца, хотя они были недалеко? Они приезжали к нему, привозили подарки, были всегда вместе, но почему он не с ними? Он же их любит, нуждается именно в их заботе. Конечно, не представляет своей жизни без бабушки и дедушки, их заботы и внимания, но этого же, пусть бессознательно, он ожидает от мамы и папы. Думали ли так родители? Наверное, но слепая уверенность, что сыну лучше у бабушки, преобладала. А их основная задача – помогать материально.
         
Удивительно, что в классе внука ещё две девочки постоянно жили у стариков, а родители недалеко от них в отдельных квартирах. Что это - прагматизм века? Современным бабушкам ещё работать да работать до пенсии, но ответственности за воспитание внуков у многих из них больше, чем у родителей? Я же сама, через свой эгоизм, лишила родителей их ребёнка, хотя они не очень-то и возражали.
         
Лера поселилась недалеко от нас. На семейном совете решили, что Саша должен жить у мамы. Если возникают какие-то проблемы, то мы рядом. Прошёл месяц, но радости в глазах внука не прибавилось. Он не жаловался, но при встречах грустил и не хотел нас отпускать. Это невыносимо! Лера на работе, а ребёнок предоставлен сам себе. Как он там? Мы извелись в догадках. И вот дед пошёл на квартиру к внуку, собрал учебники и тетради и привёл внука домой. Лере, конечно, позвонили, а через день она привезла остальные вещи Саши.
         
Внук окончил школу. На выпускном вечере родителей не было. Затем поступление в университет, и привычная помощь деньгами, которые, конечно, нужны. Внук давно стал для нас младшим сыночком, а мы для него родителями. Наша дочь для него, что заботливая мама, хотя он считает её сестрой. Как дальше сложится его жизнь? Много ли вреда мы нанесли?
         
Тамара Петровна грустно замолчала. Все слушателям было понятно, что у неё есть ещё что сказать, но она решила не вдаваться в подробности. И так рассказом она выплеснула боль своей души, но стало ли ей от этого легче. Любовь и радость за внука несомненны, но распалась семья, не испытав любви и близости сына.
         
- Перемелется всё, - отозвалась баба Валя, - главное, чтобы парнишка в жизни не потерялся. Разберётся.
         
У меня тоже сложилось впечатление, что разберётся. Он получил заботу и любовь от близких ему людей, даже от бестолковых родителей. Главное, чтобы осмысление своей детской и юношеской жизни, не привело к осуждению. Бог всем нам судья! А мы должны научиться делать выводы, понимать и принимать их. А бабушка всю жизнь будет заботиться о своём внучонке-сыночке, радоваться его успехам, огорчаться неудачам и надеяться, что своей чистой любовью смогла сформировать условия для его счастья.
 

 
 
 
 

  ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

 

Тамара Яковлевна выехала на дежурство на «пост номер один». Так в шутку она называет просьбу дочери побыть с внуками. Графики работы молодых родителей неустойчивы, поэтому нередко случаются совпадения рабочих смен. На выручку приходят бабушки и дедушки, для которых встречи с внуками доставляют большое удовольствие, ради которых решительно откладываются все личные дела, кроме тех, которые отменить просто невозможно. Из четырёх кандидатов определяется наиболее свободный, который и заступает на ответственный пост.

В распоряжение дежурного поступают два внука: старшая Машенька и младший Евгений. Машеньке исполнилось восемь лет, школьница. Женечке четыре года, которые он простоял в очереди в детский сад, так туда ещё и не попав. Дочь утром провожает Машеньку в школу и уезжает на работу. За полчаса до её отъезда бабушка или дедушка должны быть на месте. Обязанности традиционны для современного старшего поколения: накормить, занять детскими делами, приготовить обед, встретить внучку в школе и привести домой, сводить на прогулку, проконтролировать выполнение домашних заданий, свозить на занятия дополнительного развития, отвлечь юные дарования от компьютерных игр, поучить уму-разуму.

В тот тёплый по сибирским понятиям зимний день бабушка повела внуков на прогулку к озеру, которое находится недалеко от дома. Дети прихватили свои персональные ледянки, на которых удобно съезжать с небольшого обрыва на лёд озера. Нет необходимости сооружать искусственные горки. Какое удовольствие по раскатанной ледянками трассе спуска, при естественных больших и малых трамплинах обрыва, в одиночку, а лучше в компании приятелей стремительно пролететь не один десяток метров. Если же по пути нечаянно сбить кого-то с ног, то радости будет немало и у проказника, и у пострадавшего. Что с них возьмёшь – дети.

Накатавшись на раскатанной трассе, разгорячённые внуки перебрались на более спокойные места обрыва, где не столько съезжаешь, сколько скатываешься кувырком, что тоже забавно. Вдруг Машенька снизу кричит, что что-то нашла в снегу. Поднялась наверх и передала Тамаре Яковлевне новенький сенсорный телефон. Не сказать, что он из последних моделей, но и недешёвый. Вероятно, кто-то из детей раньше здесь катался и не заметил, что телефон выпал, и его присыпало снегом. Дети с интересом смотрели на бабушку, полагая, что, им здорово повезло.

Тамара Яковлевна из разряда продвинутых женщин, которые свободно владеют компьютером и интернетом, но даже у неё не было телефона без кнопок. Конечно, она видела такие телефоны, даже замечала, как ими пользуются, но в руках держала впервые. Коварное желание порадоваться находке чёрной мыслью промелькнуло в сознании. Не исключено, что если бы на неё не смотрели любопытствующие глазёнки внуков, то эта мысль имела некоторый шанс оформиться в желание оставить телефон себе. Рядом никого нет, вернуть некому, не стоять же на месте в ожидании появления юного растяпы. Кому не известно, что взрослый человек легко найдёт оправдание своей беспомощности вернуть найденную вещь.

Но Тамара Яковлевна была не только бабушкой, но педагог по профессии. Много лет воспитывала в детях чувства ответственности, честности, умения находить решения в сложных ситуациях. Старалась жить и работать по принципу, что учитель не может быть воспитателем только на работе, а вне школы, особенно когда рядом нет свидетелей, поступать без соответствия требованиям чести. Пусть никто не будет знать об этих небольших отклонениях в поведении, но она-то знает и будет постоянно испытывать чувство досады и недовольства собой. Если произносимые правильные слова не соответствуют внутреннему состоянию учителя, то он занимается ремесленничеством урокодателя, что тоже неплохо, но недостаточно для педагога. Дети - прирождённые психологи, они чувствуют фальшь слов, расходящуюся с явными или скрытыми поступками и делами, но главное, что запоминают и усваивают её как жизненное правило. Для педагога, дорожащего своим званием, это расхождение недопустимо и непростительно. Конечно, сложности жизни, незаметно для человека вносят некоторые негативные корректировки в понятие чести и ответственности, но в том-то и призвание педагога, ответственность перед своими учениками, эти отклонения минимизировать.

Дети, передав находку бабушке, снова занялись более привлекательным для них занятием, катанием с горки.

Нужно было убедиться в том, что телефон в рабочем состоянии. Конечно, маловероятно, что его как использованную игрушку кто-то выбросил. Как же включить? На помощь пришли дети. Машенька что-то нажала, провела пальчиком по экрану и тот засветился. Работает. Правило тыканья пальцем в экран было продемонстрировано, но усвоено ещё слабо. Телефон неожиданно отключился. Методом тыка, после нескольких неудачных попыток, экран снова засветился. Нужно было открыть «меню», чтобы войти в список звонков. Через несколько минут поиска вариантов выхода, открыла список, который в основном состоял из имён мальчишек. Отсюда стало понятно, что потеря принадлежит парнишке. Прижала палец к одному из имён, появился значок вызова, пошёл сигнал. Ответил мальчишка, по голосу лет десяти-двенадцати. Спросила, знает ли он, кому принадлежит номер телефона.

- Мишке, - последовал ответ, но как его найти мальчик не знал.

Это короткий разговор был большим успехом в освоении звонков по неизвестному для неё телефону. Решила поискать более конкретный адресат. Нашла номер с обозначением «мама». Это уже лучше. Дозвонилась. Спросила, известен ли ей этот номер. Объяснила, что нашла телефон, пытается его вернуть. Женщина подтвердила, что телефон сына, но сейчас она на работе и отлучиться не может. Потом вспомнила, что дома бабушка, которая живёт недалеко. Она ей позвонит и попросит подойти к назначенному месту. Через несколько минут телефон зазвонил. Уже другой женский голос спросил, где забрать телефон, пообещав скоро подойти.

Это «скоро» затянулось минут на двадцать. Дети уже устали кататься, замёрзли, стали проситься домой. Но за телефоном всё не приходили. Тамара Яковлевна всматривалась в лица проходящих женщин, но ни одна из них не обращала на неё никакого внимания. Наконец появилась женщина, по озабоченному лицу которой было заметно, что она кого-то ищет. Тамара Яковлевна, сделав несколько шагов ей навстречу, спросила: «Вы кого-то ищете?» Женщина ответила, что её отправили за телефоном внука. На всякий случай Тамара Яковлевна спросила, что из себя представляет этот телефон. Краткое описание совпадало с оригиналом, и телефон был передан.

Взяв телефон, женщина, не поблагодарив и не попрощавшись, развернулась и пошла обратно. Конечно, это удивило Тамару Яковлевну, даже немного расстроило. Она сделала доброе дело, проявив при этом неплохую сообразительность, но главное порядочность. А в ответ от взрослого человека даже спасибо не услышала. Может быть, женщина опасалась, что от неё потребуют какое-то вознаграждение за находку, а отблагодарить она не сможет? Чушь, конечно! Тот, кто нуждается в материальной благодарности, просто телефон не вернул бы. Может быть, она сильно расстроена? Возможно. Хотя вежливое «спасибо» ничего не стоит, но высоко ценится.

Дети замёрзли, нужно возвращаться домой. Внуки так же беззаботно толкаясь и смеясь шли впереди, довольные тем, что сегодня вдоволь накатались. Но личность педагога Тамары Яковлевны требовала реакции детей на неожиданное событие с находкой телефона.

- Хорошее мы сегодня совершили дело? - спросила у них Тамара Яковлевна.

Они переглянулись, не сразу поняв смысл вопроса.

- Мы вернули найденный телефон, - напомнила бабуля.

Дети, понимая, что это действие нужно одобрить, довольно беззаботно согласились с любимой бабушкой.

Но досадное чувство незавершённости весь оставшийся день беспокоило Тамару Яковлевну. Поэтому, когда вернулась домой дочь, она позвала внуков и попросила рассказать маме, какое доброе дело они сегодня вместе совершили. Дети, которых отвлекли от игр, радостно рассказали, что в снегу нашли телефон и отдали его бабе. На том всё повествование и завершилось. Тамара Яковлевна своим педагогическим опытом надеялась на более подробный рассказ, который должен был завершиться утверждением, что они рады тому, что вернули найденный телефон. Но, похоже, сам добрый поступок внуки так и не увидели.

Возвращаясь домой, Тамара Яковлевна продолжала размышлять о ситуации с телефоном. Поведение той бабушки её больше не интересовало. Но реакция внуков вызывала некоторое беспокойство. Конечно, они ещё малы, чтобы оценивать то, что произошло у озера. Какими бы ни были решения и действия, они полностью доверяют своей бабушке. Неожиданно поняла, что за развлечениями на берегу озера, дети запомнили только факт находки и передачи телефона, а активный поиск его хозяина не был замечен. Что там упорно делала бабушка, им неведомо. У них в памяти отразилось только то, что они своими детскими отношениями усвоили раньше – нашёл, верни. Благодарность или гордость за совершённый поступок, так свойственные взрослым, им пока не ведомы. Но обучение добру или злу происходит непрерывно, исходя как от взрослых, так и от детей.

Пример для подражания поведением бабушкой-педагогом был преподнесён. И он ещё скажет, обязательно скажет своё доброе слово в их жизни.
 

 

 

ШКОЛЬНОЕ СОЧИНЕНИЕ

 
           
В субботу на шесть часов вечера назначено родительское собрание. Александра, ученика девятого класса, оно не беспокоило: в отличниках не значился, троечником не был, серый хорошист с успехами по отдельным предметам, так что особого внимания его персоне не предполагалось. В те годы суббота была рабочим днём, но отпускали домой на час раньше, что называлось коротким днём.

Вечером ушёл на тренировку, а когда вернулся, то удивился, что родители ушли на собрание вместе, чего ранее припомнить не мог.           Сел за выполнение домашних заданий, через час пришли родители. Как нормального подростка Сашу интересовали итоги собрания, но выражение лиц родителей было какое-то торжественно молчаливое. Расспрашивать не стал – молчат, не ругают, значит всё нормально. Снова уткнулся в учебники.
         
Через какое-то время мать позвала ужинать. Обратил внимание, что выражения их лиц почти не изменились, как будто словами они опасались растерять что-то торжественно приятное. Первой не выдержала мама: «На собрании Людмила Сергеевна читала твоё сочинение». Конечно, сразу догадался, о каком сочинении могла быть речь.
         
Позволю небольшое отступление. Александр любил читать. Конечно, взять в библиотеке интересную книгу было проблематично, но и то, что доставалось, прочитывалось запоем, нередко с фонариком под одеялом, так как родители, беспокоясь за отдых и зрение, выключали верхний свет. Тревога за зрение оправдалось – уже год носил очки. Школьные сочинения не любил. Писать о том, что думают критики о литературных героях, доставляло муку. Ну и что с того, что Добролюбов назвал Катерину «луч света в тёмном царстве», он этого не видел, потому повторять классика не хотелось. Конечно, писал что-то на уроках литературы, но не от души, а по необходимости. В девятом классе к классическим сочинениям стала добавляться свободная тема. Это было равносильно спасению. Название темы не беспокоило, прочитанных книг было достаточно, чтобы осмыслить её свободное содержание. Да и писал часто не по произведениям, а по своему пониманию и шестнадцатилетнему жизненному опыту.
         
За неделю до собрания Людмила Сергеевна дала домашнее задание: написать сочинение «Моя мама». По требованиям к сочинениям, оно должно предваряться эпиграфом. Долго искал подходящий и остановился на словах из стихотворения татарского поэта Муссы Джалиля: «Мы будем вечно прославлять, ту женщину, чьё имя МАТЬ». Оно было созвучно отношению Александра к маме. Ничего особенного не написал, но искренне рассказал о её жизни. Прошли десятки лет от того сочинения, невозможно воспроизвести текст, но его идеи памятны до сих пор.
         
Подъём в шесть утра, затопить печь, приготовить свежий завтрак. В семь часов подъезжал отец, который сходил в автохозяйство, завёл «голубку», как он ласково называл свой рефрижератор, завтракал и уезжал развозить продукты до 10, нередко и до 12 часов ночи. Полвосьмого поднимались Саша и сестра Галина, покушав, шли с друзьями в школу. Мама уходила на работу, оставив для них на обед суп и кастрюльку с киселём. Суп нужно разогревать на электроплитке, что редко входило в их планы, зато кисель можно пить холодным. Мать постоянно упрекала, что суп остался нетронутым, только на киселе и живут. Вечером суп всё же съедали, мама начинала занимать огородом – семейным кормильцем. Дети помогали. Саша отвечал за полив грядок. Летом и осенью допоздна что-то солили, консервировали, сушили, зимой всей семьёй лепили сотню другую пельменей.
         
Не только трудолюбие, черту многих матерей, отметил Александр. Время было трудное, на лавочке за оградой сидеть некогда, да и лавочек не было. Главное, что была материнская требовательная любовь, а от детей уважение и признательность к родителям. Мама никогда не наказывала их, но если оно следовало от отца, положено по статусу родителя, то через несколько минут уже уговаривала его отменить наказание и первая шла вызволять проказника из угла за печкой.
         
Об этом и писал в сочинении, не уповая на литературность слога, которым владел довольно слабо, но с чувством благодарности.
         
Вот Людмила Сергеевна, классный руководитель и преподаватель русского языка и литературы, вероятно, прочувствовав искренность рассуждений Александра, выделила его сочинение, зачитав на родительском собрании. Можно представить, с каким вниманием и гордостью слушали родители учителя, что наполняло их сердца. Он мог бы подобное сочинение написать и об отце, но тема была о матери. Сожалел, что она не называлась «Мои родители». Лет через пятьдесят о жизни отца всё же написал, но не на оценку, а от искреннего желания сохранить о нём память для потомков: детей, внуков и правнуков.  
         
Свободная тема сочинений стала визитной карточкой. Она выручала на школьном выпускном письменном экзамене по литературе, на вступительном экзамене в институт. Небольшой школьный эпизод оказался тем зёрнышком, которое спустя многие годы проросло в желании записывать воспоминания и осмысления прожитых лет, и переросли в темы рассказов о жизненных событиях, один из которых вы прочитали.
 

 
 

УСЛОВНЫЙ РЕФЛЕКС

(Вагонные беседы)
 
Александр Николаевич вот уже несколько лет не ездил поездами. Стоимость самолётных перелётов стала сопоставима с ценами железнодорожных билетов, но время переезда существенно сократилось. Двое суток в вагоне против трёх часов перелёта - довольно существенная разница. Правда за это время пассажиры только и успевали, что молча позавтракать, да немного подремать, и никакого общения.

Недавно выезжал в очередную командировку в город, который находился на расстоянии немного больше суток по железной дороге. Самолёт летает два раза в неделю, так что пришлось вспомнить испытанный вариант неспешной поездки в купейном вагоне. Было даже любопытно проверить на себе благо улучшения железнодорожного сервиса, о котором иногда сообщала пресса.

Поезд проходящий, привычный вагон. Проводники в аккуратных служебных формах, внимательно проверили протянутые билет и паспорт, в купе чисто, на полках расстелено постельное бельё – одно слово, сервис. Приятно.

Через несколько минут в купе вошёл пассажир, аккуратный внешний вид которого выдавал принадлежность к интеллигенции пенсионного возраста, хотя, вероятно, ещё не с таким уж большим стажем. Поздоровавшись, снял плащ и аккуратно повесил его на плечиках. Дорожная сумка заняла место под лавкой. Приготовление к поездке завершено. Хотя нет, ещё нужно переодеться в спортивный или во что-то подобный костюм, но это произойдёт или после отправления состава, или позже, так как до вечера ещё далеко. Первые полчаса проходят несколько скованно, в молчаливом изучении попутчиками друг друга. Но когда поезд выходит за пределы города, и прощальные переживания оставляют пассажиров, начинается этап знакомства. Не сидеть же, с кислым равнодушием на лице уставившись в окно, несколько часов или суток.

Вот и наши попутчики, традиционно с полчаса выдержав паузу, представились друг другу, выяснили конечные станции своих поездок, убедились, что им ехать вместе почти сутки, чему по непонятной вагонной привычке каждый обрадовался. Поговорили о разных необязательных для продления разговора пустяках. Конечно, поинтересовались о профессиях собеседников. Оказалось, что оба бывшие педагоги. Правда Александр Николаевич оставил свою профессию лет пятнадцать назад и активно занимается бизнесом, а вот Олег Павлович (так назвал себя сосед по купе) только год как вышел на пенсию.

Это профессиональное совпадение стало естественным поводом для продолжения бесед. Поговорили о проблемах школ, как средней, так и высшей. Поделились примерами сложностей преподавания, но особенно возмущались полным развалом воспитательной работы. Конечно, не обошли вниманием пресловутое ЕГЭ. Согласились, что современные дети более подготовлены к школе, чем их поколение, чему способствуют новейшие информационные условия. Но система преподавания изменилась мало, как и раньше, старательно разрушает детский интерес к учебным предметам. Дети книг не читают. У них активно развивают способности к запоминанию, поиску готовых ответов в интернете и различных печатных шпаргалках, но слабо формируют умения думать, рассуждать. В школах появилось нарицательное слово «ботаник», которым обзывают учеников за их бойкие заученные ответы, оцениваемые высоким баллом. Робкие, порой невнятные попытки самостоятельных суждений, отвергаются, ссылаясь на ограниченность времени урока.

С небольшими перерывами, попросив проводника принести чай с лимоном и печенье, неспешно разговаривали уже несколько часов. В поезде время теряет свою стремительность бега, почти останавливается, никто никуда не спешит, поезд следует по расписанию, на станции приходит вовремя. Пассажирам остаётся удивительное совпадение их социальных интересов - времяпровождение в общении с временными соседями. Александр Николаевич, искушённый по роду своей командировочной профессии в вагонных беседах, говорил немного, но внимательно слушал. Этот приём поддержания беседы использовался в разговорах с разными попутчиками. Вот и сейчас их рассуждения от общих педагогических тем стали склоняться к воспоминаниям о первых профессиональных успехах и недостатках. Затем перешли в ещё более ранний школьный этап – приятных и памятных эпизодах своей учёбы.

После ужина, Олег Павлович, с доброжелательной иронией стал рассказывать, как у него выработался условный рефлекс помощи своим друзьям, особенно в написании письменных работ.

Конец шестидесятых годов. Два закадычных друга – Олег и Александр – ученики десятого класса. Учиться оставалось несколько месяцев, а затем расставание, которое, конечно, не помешает дружбе, но может разбросать их по просторам огромной страны.

Встретились ещё в пятом классе, но вскоре Олег перешёл учиться в другую школу, в которой через три года друзья оказались за одной партой. Оба очкарики, поэтому по строгим школьным правилам должны сидеть ближе к доске. Это правило для близорукости не имело смысла, так как в очках все записи на доске видны и с последней парты, а без них – и со второй плохо различимы.

Александр Николаевич понимающе улыбался, так как сам ещё подростком носил очки и сидел за первой партой во втором ряду, закрывая своей широкой спиной записи на доске для половины учеников, сидящих ссади. Но за этой спиной кому-то можно было попытаться спрятаться от взгляда учителя, когда тот искал «жертву» для ответа по теме урока.

Олег Павлович уточнил, что они жили в противоположных направлениях от школы на довольно большом расстоянии друг от друга, поэтому встречались только в школе или на внешкольных мероприятиях. Но и этого было достаточно, чтобы соседство по парте перешло в приятельские отношения, которые переросли в многолетнюю мужскую дружбу. Чувством юмора оба обладали в полной мере. Оно никогда не переходило какой-то невидимой грани, за которой следовали раздражение или обиды. Шутки в адрес друг друга им доставляли удовольствие, даже если содержали в себе, так называемые, приколы.

Всё рассказывалось в мягких тонах приятных воспоминаний о давно ушедшей молодости, но при этом с внутренней уверенностью, что всё происходило не позже чем вчера, настолько они свежи в памяти человека, поэтому не утомляли попутчика, будили в нём подобные ответные чувства.

Как опытный педагог Олег Павлович вынужден был дать некоторую характеристику личностей друзей.

- Я более замкнут, - продолжал он. Позже, при изучении психологии, выяснил, что мой тип личности – интраверт. Интро – во внутрь, изучать себя.

Александр Николаевич понимающе кивнул головой.

- Постоянно контролировал себя, мысли, чувства, качество выполнения заданий, не переносил быть в отстающих, хотя и не стремился в лидеры. Осмыслением своей личности выделил основные способности и их границы, поэтому не старался превозмочь себя там, где не гарантировался успех. Школьные предметы делил на любимые и рутинные, но необходимые в обучении. Тогда же из психологии узнал, что по типу мышления - логик. Стало понятно, почему с интересом занимался на уроках, где требовалось думать и рассуждать, и, мягко говоря, отсиживался, если требовалось только запоминать и пересказывать. Обратил внимание, что запоминал только то, что понимал. Механическое запоминание было не для него. В средней школе отношение к учёбе неожиданно стало меняться, появился интерес к предметам, к которым раньше был довольно равнодушен. Обладал хорошей памятью, поэтому легко запоминал содержание уроков, игнорируя их изучение по учебникам. К любимым предметам относились физика, математика, история, обществоведение, физкультура и труд.

Александр же был типичным экстравертом. Изучением своих способностей он не утруждался, довольно свободно себя чувствовал в любом окружении и  компании. На его лице постоянно сияла приятная, немного ироничная улыбка, которая вовремя поддерживалась непринуждённым смешком. Обижаться на него не было никакой возможности. Хорошо пел, имел музыкальный слух, играл на гитаре и всё свободное и несвободное время дома подбирал мелодии на раздолбанном баяне.  Конечно же, пользовался успехом у девочек класса. Учёбой себя не обременял, хотя парень очень неглупый. Если я не брал у руки учебники только по отдельным предметам, то Саша – по всем. На уроках выручала память, сообразительность, подсказки класса и изворотливость.

- С сообразительностью и подсказками понятно, - прервал рассказчика Александр Николаевич, - но в чём могла проявиться изворотливость?
На лице Олега Павловича и в голосе довольно чётко отразилось чувство, которое легко можно было отнести к восторгу, не утратившее свою силу даже спустя многие годы.

- В этом он был талант, - уважительно продолжил, сдерживая смех, Олег Павлович. Приведу пример урока химии, когда Александра вызвали отвечать по какой-то теме. Конечно, к уроку он не был готов, но спокойно пошёл к доске. Его подготовка сводилась к старанию записать необходимые уравнения химических реакций, которые шёпотом дружно диктовали с первых парт. Учитель, вероятно, наблюдала за происходящим, но, понимая ситуацию, делала вид, что занята работой с классом. Саша за это время успел записать четыре уравнения. Подошло время ответа. Он бойко назвал тему, добавил пару фраз, припомнив какое-то изречение учителя от прошлого урока, и уверенно прочитал все четыре уравнения химических реакций. Но для ответа этого было явно недостаточно, поэтому Саша для полноты картины прочитал их же в обратном порядке. Кто бы до этого додумался? Когда для закрепления ответа начал называть эти уравнения вразброс, то химичка остановила его. Без лишних рассуждений поставила ему троечку, чем Саня был вполне доволен.

Уже позже, когда мы учились в институтах, Александр произнёс крылатую фразу, которую или где-то услышал, или сформулировал из своего немалого опыта хитроватых споров с однокурсниками: «Прав тот, у кого хорошо подвешен язык».

- Это утверждение я принял и сам нередко использовал даже тогда, когда точно знал о своей неправоте, – улыбаясь продолжал Олег Павлович. – Я спорил, когда был один против всей группы, разбивая их доводы своими аргументами.

- Трепач, - однажды не выдержал накала полемики Иван Марютин.

- Трепач, - согласился я, - знаю, что трепач, но вы переубедите меня, вы бессильны, потому что… и произнёс мудрое изречение моего друга.

- И вы до сих используете эту «мудрость» - уточнил Александр Павлович?

- Частично, да. Но теперь не в пустой болтовне, а в принципиальных дискуссиях с оппонентами. Необходимо уметь выражать и отстаивать свою мысль особенно в науке. С подсказки моего друга, я этому учился, полагаю успешно, долгие годы.

По выражению лица Олега Павловича было видно, что он может пересказать ещё немало примеров сообразительности друга, но это могло создать у слушателя превратное впечатление, что недопустимо. Выдержав небольшую паузу, рассказчик продолжил своё повествование.

- Слабым место учёбы Александра были контрольные работы, особенно по математике. Здесь изворотливость была беспомощна, требовалось «тупо знать». Вот тогда и выручала дружба. Понятно, что списать было невозможно – разные варианты, но можно подсказать. Учитель математики, Алла Николаевна, после изучения новой темы, обязательно проводила контрольные или самостоятельные работы. Такое, неприятное для большинства класса событие, случалось почти на каждой неделе. Перед уроком она писала на доске два варианта заданий, на партах уже лежали тетради для контрольных работ (не пошпаргалишь), и со звонком мы рассаживались по своим местам.

Для меня эти работы не представляли большой сложности. Теорию математики я почти не учил, учебник открывал редко, но легко усваивал правила решений уравнений и доказательства теорем, хотя испытывал некоторые сложности в понимании задач. Если в задании не было задачи, то, поторопившись, мог выполнить работу за пол урока.

- Но как можно освоить практику без теории, - полюбопытствовал Александр Николаевич. - У меня так не получается.

- Очень просто. Теорию я понимал из объяснений учителя, которого внимательно слушал, пытаясь уловить логику темы, и практики решения математических заданий. Больше учился по задачнику, чем по учебнику. Так же поступал и на уроках физики и химии. Достижение результата всегда доставляло мне огромное удовлетворение.

Но позвольте продолжить моё повествование. Прочитав задание, принимался за решение. Саня же, переписав в тетрадь уравнение, начинал мучительно изображать на лице высшую степень задумчивости, без сопровождения этого процесса какими-то записями. Так проходимо минут пять. Затем начинал заглядывать в мои записи, надеясь понять логику решения уравнения. Но если не знаешь, то смотреть бесполезно. Следовала мягкая просьба: «Подскажи». Если эта просьба заставала меня в разгар выполнения задания, то следовал ответ: «Сам думай». Думай не думай – писать надо. Через некоторое время следовало повторение просьбы о помощи. Смотрел его уравнение, записывал основную часть решения: «Дальше сам». Начало положено, в тетради что-то появилось, но этого недостаточно, а что писать дальше неизвестно. Снова толчок в бок и молчаливое подталкивание тетради. Что тут говорить, выручай. Быстро дописывал решение и продолжал выполнять задания своего варианта. Так продолжалось до конца урока. Проверка контрольной порой давала неожиданные результаты: Александр получал пятёрку, а я на бал ниже. Не успевал качественно решать два варианта контрольной, тем более проверить. Где-то в спешке допускал ошибку в переводе знаков.

Однажды не вытерпел и возмутился, конечно, не во время контрольной: «Я не успеваю решить свои задания. Учить надо». Саша, скромно потупив взор, пообещал исправиться. Но с очередной контрольной всё повторялось. Не подводить же друга. Тем более, что Алла Николаевна, хорошо зная способности обоих друзей, разрешала мне после уроков переписать слабую работу, добавив в неё дополнительные задания, проверяла и ставила пятёрку.

Сашка всё же испортил мне отметку в аттестате. И хотя почти все выпускные экзамены сдал на пять, но годовая по математике четвёрка. Пятёрка после тройки, по школьным правилам, эквивалентно двум четвёркам. Да и за теорию сам мог трояк подхватить.

Александр Николаевич понимающе кивнул головой, утверждая, что ему это знакомо.

- Я вас не утомил своими воспоминаниями? - поинтересовался Олег Павлович.

- Что вы, продолжайте. Очень интересно, - убеждал Александр Николаевич, прихлёбывая остывший чай.

- Особенно трудно Александру давалась тригонометрия с построением графиков.

Я предложил остаться после уроков, чтобы разобраться в этой премудрости. Он согласился и, что любопытно, с интересом слушал объяснения. Было заметно, что старается понять, как строятся эти безнадёжные графики. Уверен, что эти полтора часа мышления были для него полным откровением в познании неведомого. Нужно ли говорить, что контрольную по тригонометрии он выполнил почти без моих подсказок, ну разве только помощь понадобилась в решении тригонометрических уравнений, формулы которых он просто знать не мог. И снова проявление его предприимчивости, он несколько раз, к огромному удивлению Аллы Николаевны, поднимал руку для ответа у доски по построению графиков и, конечно, заслуженно получал хорошие отметки.

- Разумно, - согласился Александр Николаевич.

- Талант, - был поддержан последовавший вывод.

- Что же было далее?

- Прозвучал последний звонок, сданы выпускные экзамены, впереди экзамены в институты. Получены аттестаты зрелости, вручены удостоверения вторых взрослых спортивных разрядов: мне по лёгкой атлетике, Александру по борьбе самбо, а так же удостоверения авто слесарей третьего разряда, так как по пятницам мы, согласно программе профессионального обучения, работали в автохозяйстве, которое было нашим шефом. Саша записался на месячные подготовительные курсы ветеринарного института, даже не пошёл с классом в недельный прощальный поход. Такому усердию в подготовке к экзаменам мы были поражены.

Начались экзамены. Александр сдал их на хорошо и отлично (по химии). Я тоже демонстрировал перед комиссиями уверенные знания. На одном из экзаменов произошёл случай, который позже стали относить к курьёзному, а я называл его «условным рефлексом».

Последний экзамен по литературе - сочинение. В большой аудитории почти сто абитуриентов. На доске написаны темы сочинений. Привычно выбрал свободную. Я не любил писать по произведениям школьной программы, они тормозили свободу мысли. Прошло уже минут десять, как вдруг сосед поинтересовался у меня:

- Ты читал «Поднятая целина» Шолохова?

- Что за вопрос, конечно, читал.

- А о чём там?

От такого вопроса я несколько растерялся. Как в пару минут пересказать роман?

- Тебе это зачем? - удивлённо спросил соседа.

- Да вот, взял эту тему.

- А ты сам читал? – уточнил я.

- Нет.

- Тогда возьми другую тему.

- Нет, там ещё хуже.

Было видно, что парень из села, книг читал мало, но на уроках всё же что-то запоминал. Не дать ни взять друг Александр. Олег продиктовал парню вступление в тему сочинения, потом последовало продолжение. Так писал сочинения двух разных тем. Хорошо, что времени на сочинение не пожалели, успел, проверил.

Уже позже осознал, какую глупость совершал. Конкурс для абитуриентов из села почти равнялся нулю. Для поступления в институт им достаточно сдать экзамены на троечки. Для городских, к которым относился я, он был несколько человек на место. Парень мог вполне отобрать место в институте. Поступили оба. Учились в одной группе, стали закадычными друзьями. Был свидетелем на его свадьбе.

Саша первым поступил в институт. Списки о зачислении у них были вывешены на день раньше, чем у нас. Затем оба учились в аспирантурах, защитили кандидатские диссертации, заведовали кафедрами, обзавелись семьями, воспитывали детей и внуков.

Александр же во время своих занятий со студентами любил поразить их своими познаниями в тригонометрии, особенно в построении графиков. Вот такие истории с формированием «условного рефлекса» произошли в моей жизни. Он меня так и преследует, не могу от него отделаться, да, вероятно, и не хочу.
Время позднее, пора было располагаться на ночлег. Пожелали друг другу: «Спокойной ночи».
Александр Николаевич под ровный перестук колёс ещё долго не мог уснуть. Его мысли были продолжением дневных разговоров, особенно этим незатейливым, добродушно рассказанным повествованиям. Они навеяли на него воспоминания своей юности, которая отстояла от сегодня почти на полвека, но казалась такой недавней. У него, вероятно, тоже выработался свой условный рефлекс на изложение в коротких рассказах услышанных дорожных историй. Их набралось немало. В каждой частица человеческой судьбы: радости и боли, надежды и огорчения. Зачем они ему, только ли ради любопытства? Или сравнивая незатейливые, а иной раз довольно глубокие воспоминания, невольно соотносил их со своей жизнью. Он ведь тоже интраверт, пытающийся понять самого себя, открыть то, что не замечал ранее. Вагонные беседы нередко позволяли взглянуть на жизнь по-новому. Вот и сегодня его взволновала не только тема беседы, сколько доброжелательность, душевность воспоминаний. Внимательный слушатель позволил собеседнику  вновь пережить, почувствовать тепло давнего, но такого близкого прошлого. В текучке забот мы не находим времени, а чаще повода, чтобы хоть в мыслях вернуться в юность. Чаще не с кем поделиться этим благодатным душевным переживанием. Но есть уверенность, что состояние «сегодня» зависит от добрых воспоминаний «вчера» и готовит счастливое «завтра».
         
         

 

 Урок для педагога.

 
Галина Александровна, молодой, опытный педагог, преподаватель русского языка и литературы преподавала в старших класса. Вот уже несколько лет, проводив выпускников, получала классное руководство в одном из девятых классов. Счастливчики радостно кричали: «Ура! В Москву поедем!» И в этом была своя правда.
         
В работе она руководствовалась привычным для неё условием: привить интерес к русской литературе можно только через понимание истории развития народа, о которой можно много рассказывать, но лучше показать школьными путешествиями по историческим местам страны. Как отделить поэзию Пушкина от жизни в Петербурге, Москве и Михайловском. Творчество Л.Н. Толстого от его усадьбы в Ясной поляне. Как развить у ребят уважение к самобытности слова без понимания красоты русской природы!?
         
Этот «вирус» путешествия она заполучила ещё ученицей. Неутомимым, творческим педагогом была её классный руководитель, учитель русского языка и литературы Людмила Сергеевна. От неё передалась тяга к летним и зимним путешествиям по просторам и городам необъятной Родины. Её пример побудил Галину поступить на филологический факультет педагогического института, быть заводилой студенческих капустников, активно участвовать в трудных и увлекательных летних и зимних походах.
         
За месяц до поездки активом класса отправлялись письма в профсоюзные организации по месту работы родителей с просьбой оказать финансовую помощь для поездки ребёнка. Отказы были очень редки. Согласовывались запланированные экскурсии и мероприятия в музеях и туристических организациях, заказывались билеты в театры.
         
Галина Александровна, строгий педагог. В школе её побаивались, а класс, классным руководителем которого она становилась, уважал и терпеливо принимал эту разумную строгость. Ещё бы, никто из учителей не проводил с учениками больше времени, не организовывал столько непростых творческих мероприятий, чем она. Учиться у неё было не просто, но интересно. Перед очередным путешествием напоминала, что на время поездки в группе отменяется демократия и вводится её диктатура. Распоряжения не обсуждаются, но строго выполняются. Кто не принимает это условие, остаётся дома. Ученики понимали, что на это время ответственность за них у классного руководителя значительно возрастает, поэтому охотно соглашались с выдвигаемым требованием. И ещё одно условие неукоснительно выполнялось перед и во время поездки, если учитель сомневался в искренности ученика или он нарушал любое данное обещание, то его в поездку не брали.  

Воспитательному значению путешествий Галина Александровна придавала огромное значение, в положительном результате которого неоднократно убеждалась. Так прошлый раз за несколько дней до отъезда Галина Александровна вернула деньги поездки Снегирёву Виктору. Стала замечать, что от Виктора попахивает сигаретным дымом. Девчонки подтверждали догадку.  Галина Александровна, ссылаясь на своё требование, предупредила Виктора, что курящих слабаков в поездку не берёт. Виктор, с честным взглядом, убеждал, что она ошибается, а девчонки на него наговаривают. Договорились, что если до отъезда попадётся с сигаретой, то никуда не едет. В то утро, подходя к школе, она увидела впереди Виктора, который небрежным  щелчком отстрелил в сторону окурок. Первый урок был в его классе. Поприветствовав класс, Галина Александровна подошла к Виктору, положила на его стол конверт с деньгами путёвки и сказала: «Приехал». Виктор пытался оправдываться, но замолчал, услышав резкое возражение: «Моим глазам свидетели не нужны». Даже его родители не возражали против такого решения, хотя, конечно, переживали за этот случай. Но уговор есть уговор. За свои слова нужно привыкать отвечать.

Было и противоположное. Двух девочек из параллельного класса долго не решалась взять, как-то не очень ладились с ними отношения. Решилась. О лучших помощницах она мечтать не могла. Их общительность и талант организовывать группу был поразителен. Эти отношения между ними сохранились на долгие годы.

Такие поездки полезны не только для учеников, но и развивают педагогические умения учителя, формируют его опыт.

Так один пример убедительно дал понять, что учитель не добьётся результата от ученика, растолковывая тому, что нужно сделать, если сам ученик искренне не пожелает этого добиться.

Формировалась группа для очередного путешествия. К Галине Александровне подошли мальчишки с просьбой взять Шефа. Шефом они называли Михеева Володю, который в тот момент маячил в конце классной комнаты. Володя был неплохим, даже внимательным мальчишкой, но отличался потрясающей необязательностью. Любой поручение он творчески проваливал. При этом трудно было понять: нарочно ли он это делал или по своей природной рассеянности. Опыт показывал, что таким лучше отказывать, лишних хлопот не наберёшься. Делегация возражения принимала, но всё же настойчиво просила за Володю: «Галина Александровна, возьмите. Он очень хочет с нами поехать. Мы будем за него отвечать». Михеев с тревогой прислушивался к разговору, не решаясь подойти ближе.

Отказать ходатаям было не просто, но опыт взывал к отказу от лишнего риска. Неожиданно пришла идея, которую Галина Александровна сочла неотразимой. Неделю назад в школе был объявлен сбор макулатуры, и Михеев очередной раз не принёс ни одной бумажки, хотя класс заслуженно занял первое место в этом соревновании.

Галина Александровна подозвала Михеева и спросила: «Хочешь ехать?»

- Конечно, - настороженно обрадовался Владимир.

- Ты помнишь мои требования, - уточнила учительница.

- Помню.

- Знаешь, что мои требования выполняются полностью и беспрекословно?

- Да-а, - протянул Шеф.

- Тогда почему ты не выполнил моего распоряжения принести пять килограмм макулатуры?

- Я забыл.
- Хорошо, я могу тебя взять с нами, но при условии, что ты через неделю принесёшь сто килограмм макулатуры.

- Галина Александровна, а где я её столько возьму?

- Это твоя забота.

- Может пятьдесят, попытался поторговаться Шеф.

- Сто и ни килограмма меньше, поставила точку в разговоре строгая учительница.

Галина Александровна была уверенна, что задала совершенно неразрешимую, даже с помощью друзей, задачу. Не отказала, но поставила условие, которое Шеф, при его безалаберности, никогда не выполнит.

За делами она забыла о состоявшемся разговоре. Но через неделю Михеев после уроков зашёл в литературный кабинет, где Галина Александровна проверяла очередную стопку сочинений, и попросил её выйти с ним во двор.

- Зачем? – удивилась Галина Александровна.

- Надо, - настаивал Михеев.

- Некогда, говори здесь, - отмахивалась учительница.

- Давайте выйдем.

- Ладно, пошли, - удивлённо согласилась Галина Александровна.

Вышли во двор. У дверей стояли большие санки, на которых аккуратно были увязаны разобранные картонные коробки.

- Вот, - гордо указав пальцем в сторону санок, заявил Шеф.

- Сколько? – последовал вопрос, скорее от неожиданности, чем от желания узнать вес такого сокровища.

- Сто, - небрежно заявил довольный Михеев.

- Где взял, - новый вопрос.

- Да так, - последовал уклончивый ответ.

Вернулись в класс. Галина Александровна делала вид, что принялась проверять оставшиеся работы, а Шеф слонялся рядом и было видно, как ему хочется похвастаться удачно выполненным заданием. Наконец, не выдержал, сел напротив учителя.

- Рассказывай, - отозвалась Галина Александровна.

- Я три дня уговаривал директора магазина отдать коробки.

Вот оно что. Желание поехать с классом заставило парня думать и предпринимать какие-то действия для достижения цели. Вероятно, он сообразил, что если за макулатурой он обратится к соседям, то вряд ли наберёт её достаточно выдвинутому условию. Сам ли додумался или кто-то подсказал, что в магазине периодически скапливается картонные упаковки. Директор его просьбе не внял, и Володя проявил несвойственное ему терпение и убедительность, чтобы три дня уговаривать директора магазина отдать ему эти коробки. Добился же своего.

Это был замечательный наглядный урок даже опытному воспитателю. Конечно, её авторитет влияет на исполнительность учащихся, а подсказки помогают добиться лучшего результата. Ученики ей доверяли, но и привыкали ждать подсказок и инструкций, вероятно, побаиваясь проявлять инициативу. Дети очень боятся совершать ошибки. Они лучше откажутся от задания, которое требует нестандартного решения, чем позволят себе подвергнуться риску быть осмеянными друзьями. Учитель тоже привыкает раздавать советы и наставления. Полученные результаты устраивают обе стороны, но развивают ли они творческую инициативу, которая пригодится выпускникам в будущем, или останутся добросовестными исполнителями.

Володя использовал свой шанс, условие его поездки было блестяще выполнено, в группу отъезжающих он был включён. Но и помучалась же с ним Галина Александровна. Возвращаясь из театра, как настоящий рыцарь, собрал у девочек пакеты с туфлями, которые они брали, чтобы перед спектаклем переобуться, и забыл их в вагоне электрички. Девчонки со слезами рассказали об этом Галине Александровне, которая вынесла решение Михееву никакие вещи не доверять. Однажды была вынуждена резко высказать двум парням, которым доверила носить фотоаппарат и кинокамеру, но увидела аппаратуру у довольного Михеева. Другой раз он потерялся по пути в столовую. Все обедают, а Михеева нет. Отправила на розыски. Минут через пятнадцать приводят, засмотрелся на витрины.

Прошло несколько лет. Галина Александровна автобусом возвращалась домой. Вдруг над головой услышала радостный голос: «Галина Александровна, здравствуйте!» Рядом стоял счастливый Михеев. Поздоровалась, спросила о его жизни, успехах. Было видно, что Владимир был очень рад встрече. Не обращая внимание на пассажиров автобуса, стал рассказывать, что работает на мебельной фабрике и вдруг, вероятно, от избытка признательности спросил: «Галина Александровна, а у вас есть шкаф? Я могу вам привести». Смешно во времена всеобщего дефицита отказываться от такого предложения, но Галина Александровна профессионально его не приняла. «Да я Вам всё что угодно достану», - настаивал Шеф.  Спасибо! Не надо.

Доехала до своей остановки, попрощалась с Володей и больше его никогда не видела. Но эпизод с макулатурой, точнее с достижением желаемой цели, остался в её благодарной памяти.

Спасибо тебе, Шеф!


 
 

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться, или войти в систему: